Виселица для атамана Семенова

атаман Семенов     Атаман Семенов - один из лидеров белого движения во время Гражданской войны на Дальнем Востоке. Личность эта была незаурядная. Он был одновременно поэтом и безжалостным карателем, боевым русским офицером и прислужником нацистов и японских милитаристов. В конце концов все содеянное атаманом привело его на скамью
подсудимых военного трибунала, а потом - на виселицу.

Ненавижу большевиков!
     Атаман Забайкальского, Амурского и Уссурийского казачьих войск Григории Михайлович Семенов родился 12 сентября 1890 года в поселке Куранжа станицы Дурулгиевской Забайкальской области, в казачьей семье. Еще в юности он прекрасно изучил монгольский и бурятский языки и владел ими в совершенстве.
     В 1911 году Семенов с отличием окончил Оренбургское казачье училище и с тех пор постоянно находился на военной службе.В Первую мировую войну есаул Семенов командовал сотней Нерчинского полка, был награжден золотым Георгиевским оружием, орденами и медалями. Любопытно, что орден Святого Георгия 4-й степени он получил за личную храбрость, отбив у австрийцев захваченное знамя своего полка.
     В марте 1917 года, находясь на Румынском фронте. Семенов пишет докладную записку военному министру Керенскому, предлагая сформировать в Забайкалье отдельный конный монголо-бурятский полк. А затем разместить ого на стыках пехотных
частей, с правом применения жестких карательных мер против многочисленных дезертиров. Другими словами, есаул еще во времена Первой мировой воины предлагал использовать в русской армии заградотряды.

     Полк был создан, однако его отозвали в Петроград для охраны Временного правительства. Оказавшись в столице, полковник Семенов стал свидетелем июньских событий. Он решает обезглавить «систему разложения и предательства», организованную, по его мнению, «прибывшими из-за рубежа социалистами».
     Семенов предложил силами двух военных училищ и казачьих частей захватить Таврический дворец, арестовать Ленина, Троцкого, Чхеидзе, Церетели, Либера, Дана, других членов Петросовета и немедленно их расстрелять. Всю власть Семенов планировал передать Верховному главнокомандующему генералу Брусилову, поставив того перед свершившимся фактом. Однако военный переворот не устраивал министра-председателя Керенского. Поэтому Семенова решили убрать подальше из столицы.
     Он был принят Керенским, получил мандат комиссара Временного правительства по Иркутской и Читинской губерниям и отбыл в Иркутск, для формирования добровольческих казачьих отрядов. Едва приступив к работе, Семенов получил известие об Октябрьской революции в Петрограде и взятии власти большевиками. В декабре 1917 года с небольшой частью преданных ему войск он уходит в Маньчжурию.
Война на дальнем востоке
     Там Семенов формирует Особый Маньчжурский отряд, с которым в январе 1918 года он стал вести боевые действия в Забайкалье. В январе 1919 года адмирал Колчак назначил Семенова командующим Читинским военным округом. Одновременно его избрали атаманом Забайкальского. Амурского и Уссурийского казачьих войск. В ноябре Семенову присваивается звание генерал-лейтенанта. Примечательно, что тогда ему было всего 29 лет!
     При этом с адмиралом Колчаком у атамана Семенова имелись серьезные разногласия. Они возникали главным образом из-за того, что Семенов предлагал опираться на помощь японцев, а Колчак больше ориентировался на англичан и французов, которые и предали его в критический момент.
      4 января 1920 года, в связи с критической обстановкой на фронтах, адмирал Колчак передал Семенову всю полноту власти на территории Забайкалья и Дальнего Востока. После расстрела адмирала атаман Семенов направил телеграмму генералу Врангелю, в которой, в частности, писал: «…Считаю долгом своим не только признать Вас как Правителя Юга России, но и подчиниться Вам, оставаясь во главе Российской Восточной Окраины. От имени своего, подчиненных мне войск и всего населения приветствую Вас в великом подвиге служения Отчизне. Да поможет Вам Бог!»
     Таким образом, Семенов вовсе не был отмороженным казачьим «самостийником», каким его изобразили в фильме «Исаев». Не был он и грубым солдафоном. Семенов владел несколькими иностранными языками - монгольским, китайским, японским, а также немецким и французским, писал стихи. Любопытно, что именно Семенов впервые перевел на монгольский, китайский и японский языки многие произведения Пушкина и Лермонтова, в частности «Евгения Онегина».
На сопках Маньчжурии
     В сентябре 1921 года Красная армия выбила семеновцев из Читы, и они навсегда оставили Забайкалье. В Маньчжурии казаки, верные своему атаману, расселились по станционным поселкам КВЖД, некоторые уехали в Америку и Европу. Большая же часть их осела в Харбине и Шанхае.
     Генерал Семенов занял пост начальника Бюро российских эмигрантов. Часть его казаков стала полицейскими на КВЖД. В 1929 году, во время советско-китайского конфликта, отряды семеновцев принимали самое активное участие в боевых столкновениях на стороне китайцев, но были разгромлены красной конницей.
     Во время Второй мировой воины Семенов продолжал оставаться лидером многочисленной русской эмиграции, проживавшей на Дальнем Востоке. В этом качестве он вошел в тесные сношения с генералом Власовым, с которым особенно активно контактировал в конце войны. Более того, атаман написал два письма лично Гитлеру, предлагая себя в качестве союзника в борьбе с СССР. Наконец, японцами из числа семеновцев были сформированы два больших конных отряда - Асано близ Харбина и Пешковский в Хайларе, входящие непосредственно в состав Квантунской армии. Такую позицию атамана сложно назвать патриотической. Но Семенов считал, что Гитлер и японцы способны сделать для России больше хорошего, нежели Сталин и большевики.
     Весной 1945 года окончательно стал виден близкий закат Японской империи.   9 августа 1945 года части Советской армии с трех сторон вошли в Маньчжурию. Японцы были разгромлены в течение недели. 15 августа 1945 года органы военной контрразведки СМЕРШ арестовали Семенова.
     Существует несколько версий ареста атамана Согласно одной из них, Семенов сам явился на перрон вокзала китайского города Дайрен (Дальний) в полной генеральской форме, при всех орденах, и сдался первым же советским солдатам, которых увидел.
     Однако дочь атамана Татьяна в своих мемуарах утверждает, что ее отца арестовали в их приморском поместье Такахаси, под Дайреном. Любопытно, что японцы настойчиво предлагали Семенову специальный катер для эвакуации на юг Кореи. Однако атаман решил разделить участь рядовых казаков остававшихся в Маньчжурии. К тому же, в южной Корее хозяйничали американцы, которые наверняка бы выдали атамана
советским властям, учитывая его прежнюю японофильскую ориентацию и контакты с нацистами.
Казнь в Лефортово
     Вскоре с Дальнего Востока Семенова самолетом переправили в Москву. На Лубянке его соседями оказались бывшие соратники по борьбе с большевиками: А. Бакшеев, Л. Власьевский, К. Родзаевский, Б. Шепунов, И. Михайлов, Л. Охотин и Н. Ухтомский, разместившиеся в соседних камерах.атаман Семенов в тюрьме
     По свидетельствам очевидцев, находясь во внутренней тюрьме МГБ, Семенов вел себя мужественно и спокойно. Правда, у него обнаружилась повышенная религиозность. Атаман стал много и часто молиться, постоянно вслух читал Библию. Что в общем-то было понятно о таких чрезвычайных обстоятельствах.
      21 августа 1946 года Военная коллегия Верховного суда СССР предъявила атаману Семенову обвинение, содержащее десять пунктов. Процесс вел печально знаменитый В. Ульрих. Семенов, первым дававший показания, догадывался, что его ждет, и признал все предъявленные ему обвинения.
     Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Г.М. Семенова, как «злейшего врага советского народа», к смертной казни через повешение, остальных подсудимых к расстрелу. Лишь князь Н. Ухтомский получил двадцать пять лет лагерей.
     Семенов просил и ему, как русскому офицеру, заменить смертную казнь через повешение расстрелом. Но эта просьба была отклонена. Для исполнения приговора Семенова перевели в «Лефортовскую» - тюрьму. 30 августа 1946 года, в 11 часов вечера атамана вывели на эшафот. Он потребовал присутствия священника, но и в этом ему было отказано.
Андрей Васильев
По материалам газеты
"За решеткой" (№1 2010 г.)