Салтыков-Щедрин - узник "Арсеналки"

Салтыков-Щедрин     Ссылка спасла Салтыкова-Щедрина от каторги
Многие русские писатели, жившие в XIX веке, в своем творчестве нещад­но критиковали монархию, самоде­ржавие и крепостной строй. Осо­бенно мощно и колоритно это делал Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин, произведениями которого зачитывалась вся Россия. Поэтому понятно, что за свою писательскую деятельность он подвергался различным правительственным репрес­сиям и даже ухитрился попасть на тюремные нары.
Чиновник либерал
     Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин родился 15 января 1826 года в старинной дворянской семье, в имении родителей, селе Спас-Угол Калязинского уезда Твер­ской губернии (ныне Талдомского района Московской области). Десяти лет от роду он был отдан в Московский дворянский институт (нечто вроде гимназии с пансионом), а два года спустя был переведен как один из луч­ших учеников в знаменитый Царскосельский лицей. В тот самый, который в свое время закончил А. С. Пушкин.

     Летом 1844 года Салтыков-Щедрин был выпущен из лицея и зачисленна службу в канцелярию военного министра. Литература уже тогда занимала его гораздо больше, чем служба. Михаил много читал, увлекаясь в особенности творчеством писательницы Жорж Санд и французскими социалистами.
     А вскоре он и сам взялся за перо. Уже первое его опубликованное произведение - повесть «Запутанное дело», - написанное под сильным влиянием гоголевской «Шинели», привлекло внимание читателей своими смелы­ми мыслями. «Россия, - размышляет, например, герой повести, - государство обширное, обильное и богатое; да человек-то глуп, мрет себе с голоду в обильном государстве».
     Крамольной повестью заинтересовались и власти. Ведь «Запутанное дело» появилось в свет, когда во Франции разразилась респуб­ликанская революция 1848 года, чрезвычайно напугавшая российское самодержавие.
     По прямому указанию императора Николая I молодого литератора арестовали и заключили под стражу. Содержался арестант в Арсеналь­ной гауптвахте (или, как ее по-простонарод­ному называли, «Арсеналке»), находившейся на Литейном проспекте. Салтыков-Щедрин довольно подробно описал это «узилище» в своих дневниках.
     Гауптвахта принадлежала «Новому Арсе­налу» - заводу, производившему различную артиллерийскую продукцию. На нем трудились около тысячи мастеровых, которые имели ста­тус военнослужащих. Для их дисциплинарного наказания, собственно говоря, и применялась Арсенальная гауптвахта. В Петербурге она считалась одной из самых строгих - полупод­вальные сырые помещения, глухие каменные стены без единого окошка, суровые надзи­ратели. Уже после суточного нахождения в таком каменном мешке у арестантов начинало звенеть в ушах и повышалось давление. Та­ким образом гауптвахта предназначалась для содержания нижних чинов, и «благородные» арестанты попадали сюда только в случае серьезных прегрешений.
     Любопытно, что в марте 1840 года на Арсе­нальной гауптвахте содержался другой извес­тный писатель - Михаил Юрьевич Лермонтов, арестованный за дуэль с сыном французского посла де Барантом. Салтыков-Щедрин на­ходился под арестом две недели, пока шло следствие. Затем его прямо с гауптвахты в сопровождении жандарма отправили в ссылку в город Вятку (ныне Киров). Таким оказалось наказание за вольнодумство.
Впрочем, многие историки и литерату­роведы убеждены, что арест и ссылка 1848 года уберегли писателя от более серьезных бед. Например, от следствия и заключения в Петропавловскую крепость в следующем 1849 году, когда власти разгромили кружок петрашевцев. Ведь Салтыков-Щедрин был одним из активных участников этого круж­ка и вполне мог загреметь в тюрьму или на каторгу. Так угодил в «мертвый дом» один из петрашевцев - будущий русский великий писатель Федор Достоевский. Но для Салтыкова-Щедрина все обошлось сравнительно благополучно.
Летописец «города Глупова»
     В Вятке Салтыков-Щедрин служил чи­новником при губернском правлении, затем занимал должность правителя губернаторс­кой канцелярии, а с августа 1850 года - советника губернского правления.
     Провинциальную русскую жизнь с самых темных ее сторон Салтыков-Щедрин узнал как нельзя лучше благодаря многочислен­ным командировкам и следствиям, которые на него возлагались. Богатый запас сделан­ных наблюдений нашел свое отражение в «Губернских очерках».
     В ноябре 1855 года ему разрешено было, наконец, покинуть Вятку. Так завершилась ссылка, которая длилась долгих семь лет. В феврале 1856 года Михаил Евграфович был причислен к Министерству внутренних дел, а в июне того же года назначен чиновником особых поручений при министре. В марте 1858 года Салтыков-Щедрина получил пост рязанского вице-губернатора. В апреле 1860 года его перевели на ту же должность в Тверь.
     Таким образом, служебная карьера Салтыкова-Щедрина складывалась блес­тяще. Однако все попытки служить честно, бороться с казнокрадами и взяточниками успехов не приносили. И Салтыков-Щедрин решил подать в отставку, чтобы бороться со злоупотреблениями и вороватыми чи­новниками «разящим мечом сатиры». Он становится профессиональным писателем, работает в передовых журналах того вре­мени: в «Современнике» и «Отечественных записках».
     Пишет очень много, создав целую галерею сатирических портретов и образов, главным из которых стал образ «города Глупова» - обобщающий портрет самодержавной Рос­сии, смешной и отвратительной одновременно. Салтыков-Щедрин умер 28 апреля 1889 года и похоронен, согласно его желанию, на Волковском кладбище Санкт-Петербурга, рядом с могилой И. С. Тургенева.
По материалам газеты
"За решеткой" (№4 2010 г.)