Одиночка для Керинского

Керенский Бывший председатель Временного правительства Александр Федорович Керенский прожил весьма долгую, интересную и насыщенную жизнь. Он родился 22 апреля 1881 года, в один день со своим непримиримым политическим противником - Владимиром Ильичом Лениным (только позже на одиннадцать лет), в одном с ним городе - Симбирске. Он отметил в эмиграции пятидесятилетие Октябрьской революции и скончался в июне 1970 года, когда во всем мире широко отмечали столетие со дня рождения вождя большевизма. Такая вот ирония истории. Впрочем, можно сказать, что Керенскому еще повезло и он не погиб в водовороте Гражданской войны. Хотя такой вариант и был вполне возможен.
Юрист и революционер
Первоначально отец Александра Керенского служил директором мужской гимназии города Симбирска. В 1889 году Федора Керенского назначили главным инспектором народных училищ Туркестанского края, и вся семья переехала в Ташкент, где прошли детские и юношеские годы будущего политика. Александр окончил с золотой медалью первую ташкентскую мужскую гимназию и поступил на историко-филологический факультет Петербургского университета, однако впоследствии перешел на юридический факультет. После окончания университета он женился и стал работать помощником адвоката.

Так начиналась обычная карьера обычного клерка в любой юридической конторе. Но Керенский не хотел быть простым клерком. Он мечтал о блестящей политической карьере. В условиях первой русской революции 1905 года ее можно было сделать, только приняв участие в революционном движении. Поэтому Керенский примкнул к запрещенной партии эсеров, предоставив свою квартиру «для нужд партии». Молодой адвокат быстро вжился в новую роль революционера-подпольщика. Однако поздним вечером 23 декабря 1905 года, когда супруги Керенские наряжали рождественскую елку для своего восьмимесячного сына, в квартире раздался звонок. Одновременно кто-то постучал в дверь черного хода. Хозяин открыл двери, и в квартиру ввалилось сразу несколько жандармов.

«Меня выдал Азеф»

Пришедшие были вежливы, старались вести себя тихо, чтобы не разбудить спящего в кроватке ребенка. Обыск длился несколько часов. В справке, составленной охранным отделением, говорилось, что при обыске в квартире помощника присяжного поверенного Александра Керенского были найдены «...кожаный портфель с гектографированными заявлениями от имени организации "Вооруженное восстание", картонная коробка с бумагой для гектографа, восемь экземпляров программы эсеровской партии, тетрадь со стихотворениями преступного содержания и револьвер с патронами».

Этого оказалось вполне достаточно. Ротмистр предъявил Керенскому ордер на арест и сообщил, какие вещи он может взять с собой. У подъезда уже маячила темная карета с зарешеченными окнами, Позже Керенский вспоминал: «Приближался рассвет. Никто не сказал, куда мы едем, однако когда мы переехали через Неву и за Литейным мостом повернули направо, я увидел перед собой контур печально знаменитых "Крестов"».

Санкт-Петербургская одиночная тюрьма, более известная как «Кресты», была построена в 1892 году. В то время она еще не имела такого запущенного вида и во многих отношениях была комфортабельнее других российских тюрем. Стандартная одиночка в «Крестах» выглядела так. «Камера имела пять с половиной шагов в длину и три с половиною в ширину при высоте около сажени, - писал в своих мемуарах А. Керенский. - Штукатуренные стены были окрашены темно-коричневою масляною краскою, так же, как и дверь. В середине двери было проделано квадратное отверстие, четверти в полторы - форточка, откидывавшаяся в сторону коридора и запиравшаяся на замок. В эту форточку подавали из коридора пищу и вели, когда нужно, переговоры. Поверх форточки в двери виднелось воронкообразное, вершка полтора в диаметре, углубление, края которого были окрашены черною краскою. А в центре воронки виднелось небольшое отверстие для глаза, чтобы наблюдать снаружи из коридора за тем, что делается в камере. Это небольшое отверстие со вставленным в нем стеклышком закрывалось снаружи небольшой заслоночкой, так что смотреть в него можно было только из коридора, для заключенного же оно было всегда закрыто».

Жизнь в тюрьме текла по раз и навсегда утвержденному распорядку. В полседьмого утра подъем, умывание, общая молитва, чай с хлебом, в час дня обед, затем двадцатиминутная прогулка по тюремному двору. В четыре часа дня снова чай, в семь ужин, вечерняя молитва и в десять вечера отбой.

В один из первых дней заключения Керенскому в общем умывальнике кто-то сунул в карман листок, на котором была нарисована таблица - алфавит, разбитый на шесть пронумерованных рядов. Это была тюремная азбука. Способ общения был прост - сначала выстукивался номер ряда, потом номер буквы. При определенном навыке это позволяло общаться почти в темпе разговорной речи. Через пару недель Керенский стал ощущать себя в неволе более комфортно. Позже он так писал об этом: «Как это ни покажется странным, но я почти наслаждался своим одиночным заключением, которое предоставляло время для размышлений, для анализа прожитой жизни, для чтения книг сколько душе угодно».

Находясь в «Крестах», Керенский объявил голодовку, так как в течение двухнедельного срока ему не предъявили обвинения. Выдержал семь дней, но за это время ослаб настолько, что не мог самостоятельно подняться с кровати. На восьмой день в камере появились надзиратели, которые помогли арестанту встать и отвели до кабинета начальника тюрьмы. Здесь уже находился прокурор, официально предъявивший Керенскому обвинение в причастности к подготовке вооруженного восстания и принадлежности к организации, ставящей целью свержение существующего строя. Не дослушав обвинение до конца, арестант потерял сознание от слабости и его на руках отнесли в камеру.

Однако, несмотря на тяжесть предъявленных обвинений, 5 апреля 1906 года Керенский был отпущен на свободу, так как в России была объявлена амнистия. И еще одна любопытная деталь. Через двенадцать лет, когда откроются полицейские архивы, выяснится, что Керенский был арестован на основании донесений о том, что его квартиру эсеровские террористы использовали для подготовки покушения на самого Николая II! А эти сведения жандармам предоставил не кто иной, как Евно Азеф, самый знаменитый провокатор охранного отделения! Впоследствии А.Керенский не раз бравировал тем фактом, что его выдал охранке лично Азеф.

Во главе временного правительства

Пребывание в тюрьме не стало препятствием для дальнейшей профессиональной и политической деятельности Керенского. Более того, это обстоятельство ей способствовало, поскольку у него теперь имелась репутация «мученика» и «узника самодержавия». Избранный Керенским путь адвоката и общественного деятеля удачно позволял ему совмещать «работу на революцию» с продвижением вверх по карьерной лестнице. После Февральской революции, в марте 1917 года, Керенского назначают министром юстиции, затем военным и морским министром. Летом 1917 года Керенский становится премьер-министром, достигнув пика своей политической карьеры. Однако став ведущим политиком, сосредоточив в своих руках максимум властных полномочий, Керенский особой славы не стяжал. В сложной ситуации он впадал в истерику, терялся, не мог принять правильное решение, подменяя реальное дело словоблудием и демагогией. В результате в октябре 1917 года власть в стране захватили решительно настроенные большевики во главе с его однокашником по гимназии Владимиром Лениным.

Гатчинский пленник

Керенский бежал из Петрограда на машине американского посольства, собрал преданные ему казачьи части и попытался вернуть потерянную власть. Однако его войска были разгромлены на подступах к Петрограду и отступили к Гатчине. Затем большевистским агитаторам удалось распропагандировать казаков, сражавшихся на стороне Керенского, и убедить их выдать бывшего главу Временного правительства. Для Керенского это означало верную смерть, так как его люто ненавидели балтийские матросы и солдаты петроградского гарнизона, которые растерзали бы его на месте.

С большим трудом недавнему лидеру страны удалось ускользнуть из-под ареста и покинуть гатчинский дворец. По одним данным, он воспользовался старинным подземным ходом, по другим - переоделся то ли в матросский костюм, то ли в дамское платье и в таком виде проследовал мимо охраны. Какое-то время бывший премьер-министр скрывался на подпольных эсеровских квартирах. За тем Александр Керенский с подложными документами на имя шведского врача навсегда покинул Россию. Жил во Франции, в США, Австралии, а умер в Лондоне. Говорят, что под конец своей жизни Александр Федорович сказал одному своему собеседнику: «Знаете, кого бы я расстрелял, если бы мог вернуться назад, в 1917 год? Себя, Керенского...» Что означала эта загадочная фраза, никто не может понять до сих пор.

По материалам газеты
"За решеткой" (№10 2010 г.)