Жизнь в тюрьме

Комната согласия и раздора

камераСпасая общаковский телевизор, смотрящий угодил в низкую масть
Ни для кого не секрет, что в местах лишения свободы арестанты живут сословиями. То есть - делятся по мастям. Это разделение особенно заметно в ПВР (комнате политико-воспитательной работы). Сейчас она официально именуется комнатой воспитательной работы, но в ходу первое название.

Таланты и поклонники зоны

концерт в тюрьмеЗоновский «петух» на сцене засунул в задницу флаг СССР
На конферансье была светлая рубашка, сшитая из казенной простыни, и новехонькая спецовка, усыпанная блестками из стекловаты. Он картинно изогнулся, с улыбой оглядел первый ряд, где сплошняком сидело руководство Дальлага, и грассирующим тенорком объявил: «Дорогие друзья, сегодня у нас в гостях выдающийся исполнитель Осип Сокольский». В зале повисла гробовая тишина. Конферансье смертельно побледнел - он понял, что совершил непростительную ошибку...

Симфония неволи

заключенные

Хороший слух за решеткой спасет арестанта от многих неприятностей.
В неволе никогда не бывает тихо. С первых минут ареста уголовник начинает больше полагаться на слух, чем на зрение. Да и что можно увидеть, например, в тесной камере ИВС или СИЗО? Только четыре стены и надоевших соседей, если они вообще есть. Другое дело - звук, он может сказать очень многое.

C чистой дырочкой!

баня в тюрьме

В банный день в зоне петухи трудятся с тройной нагрузкой
На свободе помыться дело проще пареной репы - залез в ванну или сходил в баню. В местах лишения свободы наведение чистоты - сложный процесс, он даже носит особое название - помывка.

Эстетика неволи

перстни С годами осознаешь многое, в том числе и то, что ничего в жизни не происходит зря. За решеткой, например, мы учимся терпимости. Ее так не хватает в юности и молодости. Терпимость снисходит на заключенных потому, что они видят, как мало современный человек отличается от своего далекого предка. Когда мы живем в отдельных квартирах, невозможно узнать окружающих. На людях мы играем определенные роли. Стараемся быть лучше, чем есть. И только близкие и родные знают нам цену. Потому-то так часто родственники и друзья ссорятся и становятся врагами. Или примиряются со слабостью других, взамен на прощение собственной слабости.

Утренние посиделки

колючка В спальной секции барака течет размеренная жизнь. У окна, выходящего на плац, стоит на шухере «обиженный». Это чтобы сотрудники не застали с поличным нарушающих режим осужденных.
В проходах между шконками зеки занимаются привычными делами. Играют в карты. Готовят еду на запрещенных плитках, делают наколки, спят, читают. В большом помещении обитает шестьдесят человек, но шумят они не сильно. Арестанты соблюдают правила социалистического общежития и не мешают друг другу. Этому способствует разделение по мастям. Умные и сильные духом занимают доминирующее положение и не позволяют глупым и слабым морально творить непотребное.

Когда плавятся мозги

колючка Лето. Жара под тридцать. В зоне ЧП. Это сложно описать, но попробую, чтобы потом ничего не забыть. Вчера прибыл этап. Сейчас насильно наголо никого не стригут, но девять заключенных решили воспользоваться бесплатными услугами парикмахера и оболванились под Котовского. Все они провели в следственном изоляторе несколько месяцев или лет. Солнца почти не видели. На короткой прогулке светило в прогулочные дворики не заглядывает - мешают высокие стены двориков и СИЗО. В карантине колонии есть нормальный локальный участок. Арестанты дорвались до свежего воздуха и стали загорать. Как водится, русские ни в чем не знают меры.

Запретные ценности

тюремная роба В принципе, осужденному запрещено иметь в личном пользовании все. Ну, кроме робы повседневной и рабочей. Можно еще пользоваться парой комплектов нижнего белья темного цвета, кирзовыми сапогами или ботинками, темным спортивным костюмом х/б и кедами, десятью книгами или журналами, продуктами, не требующими тепловой обработки. Мыло, туалетную бумагу, станки для бритья и постельное белье обязано выдавать государство, хотя обычно не выдает.

Рабочий петух

петух Заняться совершенно нечем. От скуки читаю объявление на доске в коридоре. Стенгазета активистов и подхалимов неинтересна. Стихи без рифмы и смысла. Обличение в позорном поведении нарушителей режима, похвалы сотрудникам и их начинаниям. Каждая следующая газета похожа на предыдущую.
Но вот новое объявление. В училище объявляют набор в группу трактористов. От скуки и для тусовки я уже получил профессии кочегара, стропальщика, станочника. На следующий год буду поступать на заочный факультет в машиностроительный институт. Ну а сейчас хочу стать трактористом. Пишу заявление о приеме, иду к дневальному, беру у него пропуск для выхода из локалки. Их на весь отряд всего два. Удача, если пропуск есть - без него по зоне перемещаться опасно. Сотрудник остановит и за нарушение тебя посадят в ШИЗО.

Пытки в тюрьме

пытки в тюрьме Пытки - это неотъемлемый элемент неволи с самых давних времен. Расскажем о том, какие пытки сейчас наиболее «модны» в отечественных спецучреждениях.
Отнесем к отечественным тюрьмам и белорусские. Очень много интересного рассказал бывший заключенный Александр, про обычаи в местных застенках, но сейчас мы коснемся только пыток.
По словам Саши, первый раз его пытали на этапе. Пытали любопытно (не только его, весь этап). Давали сало, но не давали пить (кстати, в русских острогах раньше поступали еще хлеще - «по-сухому» кормили только селедкой). Трудно так сразу сказать, что чувствует человек на одном сале, это можно только проверить на опыте. Но Саша никому не советует. По его словам, это ужасно. Живот выкручивает, в горле ком, язык опухает - короче, полный атас.

RSS-материал