Жизнь в тюрьме

Новая метла

начальник По бараку разнеслось пренеприятное известие - к нам назначен другой начальник отряда. Старый не был ангелом во плоти, но к его закидонам мы уже привыкли. Посмотрим на новую метлу. Ждать долго не пришлось. На дневной поверке нам представили отрядника. Когда много сидишь, становишься психологом, физиономистом и отчасти диагностом. Итак, что мы увидели. Мужчине под сорок, выше среднего роста, одет в «гражданку», немодные джинсы и лоховской пиджак.

Дневальный - "конь" для блатных

тюрьмаЖестко структурированное лагерное сообщество бдительно охраняет свои границы - «активист» никогда не сможет перейти в касту блатных, а «петух» - выпить чаю с вернувшимися с работы «мужиками». Правда, и в этих правилах есть свои небольшие отступления, и касаются они, в первую очередь, лагерных дневальных...
Тихий, безропотный, безымянный
Существо это по всем своим признакам находится едва ли не ниже «опущенного», однако его услугами пользуются многие, в том числе блатные и уголовная верхушка. Образно говоря, дневальный - это связующая нить между разными мирами, но бытие ее, как у обыкновенной суровой нити, почти такое же: малозаметное и очень непростое.
Правда, не следует путать должность «дневалы обыденного» с должностью старшего дневального. Обычный дневальный - это раб на хозяйстве: он убирает, моет, ремонтирует, следит за чистотой, бегает в столовую за пайкой для блатных. Старший - птица иного полета и является кем-то вроде бригадира на стройке и осуществляет административные функции, перепорученные ему лагерным руководством.

Волжский бунт, бессмысленный и беспощадный

бунт в тюрьме     Об этой истории в Среднем Повол­жье вспоминают уже не один месяц. Поздним осенним вечером 2008 года всю страну облетело известие о массовых волнениях и пожаре в колонии строгого режима  № 6, расположенной на территории поселка Управленческий. Зарево было видно во всей округе. Возгора­ние произошло сразу в нескольких местах: полыхнули четыре смотро­вые вышки, а также здание старой постройки, где для отбывающих срок были оборудованы мастерские. Все указывало на спланированный поджог...
«Красная зона»
     Практически сразу появилась официаль­ная версия, что это умышленная акция со стороны заключенных. Да иначе и быть не могло: одновременное воспламенение нескольких объектов колонии - это абсолютно нереаль­ное совпадение. Тут же стала муссироваться и версия отвлекающего маневра для побега. Что характерно, никаких требований зеками так и не было предъявлено.

Вертухай и побирушки

передачка Самое тяжелое в неволе - это возвращаться после длительного свидания в барак. Только что ты расстался с родными. Мама плачет, как ни проси ее держаться. Все время оглядывается, пока не скроется в дверях, сопровождаемая дежурным.
Каждому - по способностям…
Ты выходишь в зону. Дежурку не миновать. Там приходится выкладывать все из сумок и в них роются инспектора. Надо отдать им должное: вертухаи тоже на понятиях - никогда не касаются руками самих продуктов. Берутся только за упаковки. Хотя все от смены зависит - одни сотрудники несут службу так, что лишь бы к ним начальство не придиралось, другие просто фанаты своего дела. Для них сделать зеку гадость - высшее счастье. Они вообще по жизни подонки.

Приключения иностранцев в России

иностранцы в тюрьмеВ мордовских лагерях все африканцы становятся Васями и Ванями.
Есть в Мордовии, в комплексе так называемого Дубравлага, специальный участок, где содержатся иностранцы, совершившие преступления в России. Импортных зеков с каждым годом все прибывает - границы у нас открыты.
Белая зима - плохо!
Было время, здесь лидировала Африка - за транспортировку и сбыт наркотиков на территории России. Большей частью - выходцы из Нигерии. За Черным континентом по численности зеков идет Азия - Северная и Южная Корея, Вьетнам, Монголия. И, конечно же, представители Поднебесной - Китая.

Свидание с родными

свиданка Свидание с родными - что может быть круче? Его так ждешь, а после столько разочарований. Зуд от нетерпения начинается с утра. В зоне все чувства обостряются. Забот и дум почти нет и в голову лезут всякие глупости. Например, несколько раз говорил с родными по запрещенному сотовому телефону. Они твердо обещали приехать. Вроде нужно спокойно ждать. Но не получается - вдруг что произойдет, может, машина сломается или еще что.
«Кум» дает добро

Цветные сны в зоне

тюрьма Сон за решеткой - отнюдь не физиологический процесс с «минимальным уровнем мозговой деятельности и пониженной реакцией на окружающий мир», а нечто гораздо большее. Иногда это способ мистической связи с незабываемым прошлым, нередко -замечательная возможность избавиться от ненавистного настоящего, а в некоторых случаях - и шанс подкрепить свой высокий «тюремный» статус. И чем спокойнее и безмятежнее протекает этот таинственный процесс, тем выше и неоспоримей статус заключенного...

Попытки захвата

кормушка Захват заложников - опасное преступление. Как для тех, кого захватили, так и для захватчиков. Тюремный спецназ шутить не любит и имеет право стрелять на поражение. Только не всегда спецы могут нормально работать. Иногда в одной точке сразу собирается большое количество глупых людей. Или лидирует авантюрист, а остальные ему подчиняются.
Поймали за руку
Примерно так произошло в «хате» одного следственного изолятора. Сидели там шесть человек, ждали суда. Некоторые даже надеялись на условный приговор или небольшой срок. Все были здоровы, по крайней мере физически. Вдруг они решились...
Сотрудница разносила по камерам письма или заявления. Когда она открыла «кормушку» (небольшое окошечко в двери) угловой «хаты», ее схватили за руку два здоровых амбала и потянули на себя. Потом быстро и крепко привязали эту руку самодельной веревкой к металлической стойке нары и поставили под сердце женщины заточку.

Настырный вертухай

вертухай Может показаться странным, но у некоторых сотрудников пенитенциарной системы есть служебные обязанности. Только одни вертухаи, как все нормальные люди, делают на работе ровно столько, чтобы не лишиться этой работы. Другие просто фанатеют от возложенной на них миссии и проявляют нездоровое рвение, доходящее до остервенения.
В поисках косяков

Архара - лучше бы я жил на зоне

вышкаВ северных колониях-поселениях зеки-бесконвойники мечтают побыстрее попасть за колючку.
В поисках лучшего мы порой теряем нормальное существование. Вот так и я - сидел себе в зоне общего режима, до конца срока оставалось не так много времени. Родные жили в сорока километрах и часто приезжали на свидание. Как старожил, я знал в колонии все движения, ладил с сотрудниками и авторитетами. В общем, как говорят в неволе про спокойную жизнь, поймал тишину.
Путешествия с приключениями
Наверное, от этого и стало скучно. Плюс соблазн появился. С Севера приехали вербовщики- сотрудники колоний-поселений. Они выступили в нашем клубе и рассказали потрясающие вещи. Если те, кто отсидел положенную по закону часть срока, напишут заявление о переводе на поселение, то они попадут совсем в другие условия обитания. Жить будут почти как на воле - носить вольную одежду, получать на работе наличные деньги, посещать магазины, почту, кинотеатры. К кому приедут семьи, можно снять дом или квартиру и жить не в общежитии. Учитывая северные заработки, можно скопить на освобождение приличную сумму.

RSS-материал