Жизнь в тюрьме

Суд без присяжных

Никто не будет спорить о том, что одно из самых гнусных преступлений - сексуальное насилие. И самое мерзкое, когда жертвой этого насилия становится ребенок. Поэтому вполне понятно, что к педофилам даже среди уголовников отношение вполне однозначное. В местах лишения свободы их, как правило, сразу же «опускали» или убивали. Иногда два наказания следовали друг за другом.
Впрочем, новые гуманные веяния коснулись и тех, кто обитает «по ту сторону шлюза». Естественно, что на уважение в зоне педофилы вряд ли могут рассчитывать, но пребывание в заключении для них стало более - менее безопасным. Впрочем, как можно судить по сообщениям информагентств, подобный гуманизм проявляется не везде.

"Еще раз попадешь в лагерь - убью!"

Доктор внимательно прослушал 55-летнего Игоря Егорова, постучал пальцем в его впалую грудь, после чего занялся изучением медицинской карты. Количество заболеваний, которыми страдал этот доходяга осужденный, впечатляло, недаром тюремные врачи дали ему инвалидность. Егоров, прислонившись спиной к стене, молча смотрел на доктора, думая о своем. Впрочем, о чем бы он ни думал, рано или поздно его мысли сводились к одному - обреченный зек понимал, что предстоящий 13-летний тюремный срок он не выдержит. Но, с другой стороны, радовало, что дома остался сын - а значит после его смерти род не пресечется…
С думой о доме
Так уж получилось, что житель Мордовии Игорь Егоров бывал за решеткой чаще, чем дома При этом статьи, по которым он тянул сроки, были не слишком серьезными - в основном хулиганство и телесные повреждения. Провинциальный паренек, немного выпив, обычно заводился с пол-оборота, и это чаще всего заканчивалось дракой и очередным сроком. Правда, после серии отсидок нервы Егорова стали никудышными, и очередная драка закончилась выстрелами из обреза, в результате чего Егоров убил троих собутыльников. В процессе следствия выяснилось, что погибшие отчасти сами виноваты в случившемся - они избили Егорова, а потом, невзирая на угрозы отомстить, даже не пытались убежать. И бывший зек, не привыкший бросать слова на ветер, реализовал словесную угрозу.

Исповедь "засиженного интеллигента"

камера в тюрьме,сизо,зонеКак доктора наук становятся «коренными обитателями тюрем»
Живешь себе на воле, занимаешься, можно сказать, глобальными делами. Потом - бац, в тюрьму попадаешь, и поражаешься, как сразу сужается твое мировоззрение. Вот так и я приехал из-за границы. Жениться собирал;ся. Тут меня и прихватили за старые грешки. Оформили арест и кинули в камеру следственного изолятора.
«Ништяк, бродяги!»
Народ в «хате» подобрался в принципе нормальный. Уголовной романтикой мы не увлекались, но среда обитания накладывала свой отпечаток. В соседней камере оказался мой знакомый. Когда вели на прогулку, я его увидел. Кричать ему через коридор и окно нельзя - сразу же сотрудник прибежит и карцер оформит. А поговорить так хочется.

Первоходы

Тюрьма Попадая в неволю, нужно сразу усвоить одно - среди арестантов нет начальников. Как вы сами себя поставите, так и будете жить. Еще один постулат - в замкнутых сообществах (группа детского сада, класс школы, товарищи во дворе, трудовой коллектив, сокамерники или соседи по бараку) нет равенства. Где собираются больше двух, сразу же происходит разделение по мастям или кастам.
Порядок - прежде всего!
До того как попасть в тюрьму, я был совершенно не криминальным человеком. Так получилось, что даже знакомых с судимостями не имел. Занимался себе спортом, работал на довольно престижной по тем временам должности. И вот однажды, грубо получив с подонка долг, попал в следственный изолятор.

Безумный день

В тюрьме С утра меня поджидало приятное известие. Хотя сначала я пребывал в непонятке. На улице на стене барака висит громкоговоритель. Музыку по нему, к счастью, не передают - только объявляют поверки, построения и называют фамилии тех осужденных, кого вызывают в штаб. Кстати, бедные Ивановы и Петровы бегают на вахту всей толпой. У меня фамилия не распространенная, так что если ее называют, точно дергают меня. Только не ясно зачем.

Главнюки зоны

В тюрьме Хорошими делами прославиться нельзя. Или очень трудно это сделать. На скандалах и хулиганских выходках намного быстрее можно приобрести известность. Потому что все нестандартное лучше запоминается. Плюс те, кто у руля, всегда на виду. Даже если и пытаются скрыть свои поступки.
Ствол на шнапс
В неволе хватает чудиков, как среди спецконтингента, так и среди сотрудников. Иногда в отдельно взятом исправительном учреждении собирается огромное количество странных типов. С вертухаями все ясно - их начальник подбирает по своему образу и подобию. Осужденные же в массе своей имеют психические отклонения, потому и творят непотребности. Но как и в любом коллективе, в зоне есть типы, ярко выделяющиеся своими закидонами. Речь пойдет про главарей.

Вертухаи СИЗО

ВертухайВ камере СИЗО можно провести несколько лет. Долгие месяцы длится следствие. Потом закрытие уголовного дела. Дальше ты числишься за судом, заседания которого могут откладывать бесконечно. То адвокат заболеет, то подельники, свидетели и потерпевшие не явятся. Причин много, и каждая из них влечет перенос слушаний дней на тридцать-шестьдесят. Вот и я, из двенадцати лет, проведенных в неволе, три года чалился в следственном изоляторе. Плюс через такие учреждения неоднократно проходил этапом. Повидал всякие остроги, но роднит их одно - уж очень странные люди там работают.

Борьба с "крысами"

крыса Как лагерный трибунал судил пойманную "крысу"
Жизнь в зоне однообразная. Любое событие или встряска выбивают из колеи. Мне хотелось скорее оказаться в отряде и завалиться спать. Гомон осужденных не помешает. За много лет к шуму привыкаешь.
На плацу встречаю зама начальника по воспитательной работе. Майор как всегда полон идей по перевоспитанию нас не просто в людей, но в творческие личности. Вот и на этот раз он заезжает ко мне с предложением. В нашей стране проходит всезоновский конкурс. Кто победит в номинации песня или стихи, если подошли льготы, уйдет на УДО.

Дела семейные - личняки, семейники

тюрьма-камера Люди обожают объединяться в группировки, партии, кружки, клубы. В конце концов, семья - это тоже небольшой коллектив с общими интересами. Места лишения свободы накладывают ряд ограничений, но и там народ кучкуется и создает в том числе и семьи. В это понятие не всегда вкладывается сексуальный подтекст. Просто так именуют людей, ведущих совместное хозяйство. Их еще иногда хлебниками называют, так как они вместе кушают (хлеб ломают). Но консолидируются в такие группы не только, чтобы принимать пищу или из-за духовного родства. Есть еще масса причин - от материального расчета до борьбы за власть.

Когда для зека работа на "кума" не впадлу...

тюрьма Мой вторичный вызов в штаб в течение одного дня - это явный перебор. Доедаю невкусную кашу, отношу шлемку в отряд и снова спрашиваю у дневального пропуск. Выхожу с ним из локалки и заруливаю к нарядчику. Он приглашает меня в дежурку. Поднимаюсь на второй этаж.
Дежурная часть находится в конце коридора. В начале его расположены кабинеты зама по безопасности и оперативной работе, начальника оперчасти, старшего опера и простых оперов. Как раз открывается дверь главного «кума» и он зовет меня к себе. Вряд ли он меня с кем-то спутал. Нарушений я вроде не допускал, заказное письмо получил до обеда.

RSS-материал