Животный беспредел

страусы в тюрьмеБывают люди, ну просто ходячее невезение! Таким был сиделец одной из колоний, затерянной в южных степях нашей Родины, Ален Худобедов. Аленом его мамаша нарекла - она французским актером Аленом Делоном бредила. Фамилия от папаши досталась - недолго он, правда, папашей был, сбежал куда-то от мамаши.
Ален с малолетки начал. И все беспонтово. То клею нюхнул и бабку-соседку напугал: Ограбление! Гони кошелек! Бабка с перепугу кошелек кинула на землю, а Ален подобрал и первую судимость себе заимел. Так он и пошел по зонам годы коротать. Последний раз за кражу старого магнитофона сел. Музыки захотелось с пьяных глаз.

Определило начальство Худобедова на подхоз - коров смотреть, пасти их. Вскоре он и на этом мирном поприще отличился - в больничку попал. Захотел молочка парного попить и стал сиську у коровы сосать. А та его лягнула от души. После больнички он опять в коровник попросился. А вскоре пропала из стада та корова. Администрация колонии допросы чинит: кто? Уверены были, что на мясо зеки буренку продали. Так с неделю прошло. И вот прибегает к начальнику колонии возмущенный местный житель, кричит: Ваша корова мне весь огород выжрала и затоптала! Начальство опять допросы чинит: кто? Худобедов и раскололся: отомстил он корове - выпер ее из стада. Упекли его в ШИЗО А с мужичком, чей огород был уничтожен на корню, кое-как уладили.

И тут приказ свыше прищеп - обустроить на подхозе птицеферму. Страусов выращивать. На перо, мясо и яйца. Страусы - дело прибыльное. И попал зек с французским именем на страусовую ферму. Начальство рассудило, что там он к месту будет.

Стали страусы нестись, плодиться и размножаться. Часть яиц на продажу шло - по 800 рублей за штуку. Приезжал страусовод с воли, учил, как перья без ущерба для оперения птицы добывать. Тоже ценный товар на рынке. Барыням веера делать и прочие всякости для красоты.

Трудится зек Худобедов на страусовой ферме, кучи помета убирает за птичками, письма пишет про любовь - завелась у него заочница Люба. Душевная женщина. И все бы хорошо, но на одной из вечерних проверок появился Худобедов с синяками на лицо. Молчит, не говорит, кто его побил. Так и повелось с того дня - стал он постоянно битый ходить. Начальство всполошилось - что за мордобой на ферме творится? Так и до мокрого дела недалече. А потерпевший молчит, как партизан на допросе. Вскрылось все в аккурат, когда проверяющий из главка приехал в колонию - на страусов посмотреть. Тут и оказалось, что это страусы самцы лупят нашего Худобедова, гоняют его, как Сидорову козу, ногами бьют. За что, спрашивается? И пришлось осужденному Худобедову колоться.

Оказывается, хотел он своей заочнице подарок сделать - она скоро должна была на свидание к нему приехать. И начал перья дергать из страусовых хвостов. Ничего не надергал, только заклятых врагов нажил - самцы при виде его превращались в боксеров-профессионалов. Молотили они сидельца так, как вертухаи зеков не лупят дубиналом. Покаялся Худобедов и в том, что одно яйцо страусиное заныкал - ничего в нем вкусного нет - за что люди такие деньги за него платят! Словом, в аккурат на ШИЗО начудил. Зато следы побоев в карцере у него сошли.

После ШИЗО определили Худобедова административное здание убирать - там на глазах у начальства будет, это ЧП ходячее. И до конца срока кличка за Аленом прилипла - Страусопер Сам же Худобедов считал себя жертвой репрессий со стороны рогатых и пернатых обитателей колонии. Сплошной животный беспредел, гражданин начальник?

Максим Воронов
По материалам газеты
"За решеткой" (№2 2010 г.)