Ярославский централ - "Коровники"

Ярославский централ "коровники"Недавно следственный изолятор №1 Ярославля, более известный в народе под названием «Коровники», отметил свое двухсотлетие. Причем в местных архивах удалось обнаружить интересные документы, позволяющие проследить фактически все этапы создания и функционирования СИЗО в Ярославле. А история этой тюрьмы оказалась очень богатой.

Еще в 1782 году ярославский генерал-губернатор Алексей Мельгунов обратился в местную казенную палату с предложением построить в Ярославле тюремный замок для содержания колодников. Но только осенью 1803 года в Коровницкой слободе Ярославля появились каменные строения характерной архитектуры.

Местная тюрьма также служила пересыльным пунктом для арестантов, этапируемых из Центральной России в Сибирь. Каждому ссыльному каторжнику на тюремном дворе для предотвращения побегов надевали кандалы, обривали правую часть головы и специальными клеймами выжигали на лице «ВОР». Причем буква "О" наносилась на лбу, а «В» и «Р» - на щеках.

В 1825 году, во время очередной тюремной реформы, в «Коровниках» разместились арестантские роты, находившиеся в подчинении военного ведомства. В них заключались бродяги, крестьяне, приговоренные к ссылке за незначительные преступления, а также арестанты привилегированных сословий, осужденные за уголовные преступления. Арестанты широко использовались на общественных работах. Они мостили улицы, рыли канавы, сооружали мосты. Очень многие общественные и жилые здания в Ярославле построены руками осужденных. В марте 1870 года Ярославская арестантская рота была переименована в исправительное арестантское отделение, рассчитанное на 340 человек.

С 1896 года штат Ярославского исправительного отделения состоял из начальника, двух помощников, четырех старших надзирателей, тридцати младших надзирателей. Арестанты работали в тюремных мастерских - ткацкой, портновской, столярной, а также на внешних работах. Они убирали городские улицы, вывозили нечистоты.

При отделении имелось два лазарета, тюремная церковь, две библиотеки. Существовал попечительный комитет, целью которого являлось «наблюдение за исправным содержанием арестантов и их нравственное исправление».

После революции 1905 года в России резко увеличилось число осужденных на каторгу - причем как политических, так и уголовных.камера "Коровнки" Одновременно после поражения в Русско-японской войне царское правительство вынуждено было уступить Японии половину Сахалина, где находилось семь крупных каторжных тюрем Таким образом, возникла острая проблема - куда отправлять опасных преступников, осужденных по тяжелым статьям? Для выхода из создавшейся ситуации Главное тюремное управление империи решило организовать каторжные тюрьмы непосредственно в Европейской России.

22 февраля 1910 года ГТУ уведомило губернатора Ярославля о необходимости «... обратить в текущем году для содержания каторжных арестантов Ярославское исправительное арестантское отделение».

В связи с этим возникла необходимость расширения территории тюрьмы, строительства дополнительных корпусов. У местных землевладельцев было куплено 1947 сажен прилегающих земель. Помимо новых корпусов возвели каменную котельную, пристройку к больнице, были надстроены вторые этажи к цейхгаузам.

7 сентября 1910 года в ярославскую тюрьму прибыли первые этапы каторжных из Казанской, Нижегородской, Тверской губерний. В 1911 году в тюрьме содержалось 858 заключенных (из них 344 каторжных), а в 1912 году - уже 1008 заключенных (из них 681 каторжный).

Режим содержания в каторжном централе установили жесткий. Подъем - в пять часов утра, проверка, раздача кипятка, туалет, затем наряд на работы. Любое нарушение режима, например, разговор на прогулке, неподчинение охране, отказ от работы, впекло за собой суровое наказание. Наказывали двумя способами - либо помещением в карцер, либо розгами. Часто надзиратели избивали заключенных без всякой причины. О суровом режиме, установленном в «Коровниках», слагались легенды. Именно тогда появилась известная блатная песня, в которой имелись такие слова:

В ярославскую тюрьму
залетели гуленьки.
Залететь-то залетели,
а оттуда - х…и.

Основное время у каторжных занимали работы, которые подразделялись на внутренние и наружные. В 1912 году в тюрьме оборудовали холщевоткацкую фабрику. Кроме того, работы велись в кузнечной, слесарной, столярной, сапожной, токарной, картонажной, малярной и обойной мастерских. Основными внешними работами являлись сельскохозяйственные. Арестанты трудились на арендуемых огородах в Приютских, Телегинских. Кругликовских дачах. Большая часть денежного дохода, полученного от работ, шла на нужды тюрьмы.

В качестве подследственных в «Коровниках» до революции побывали известные большевики: А. Бубнов, Е. Ярославский и будущий  шеф ОГПУ В. Менжинский. Правда, подследственных арестантов работать не заставляли.

Митрополиты, министры и жена Колчака

После Октябрьской революции большевики устроили в «Коровниках» концлагерь, в котором содержались участники крестьянских восстаний против Советской власти, а также прочая «контра». Затем тюрьма принадлежала различным ведомствам, меняя наименование и выполняемые ею функции. В «Коровниках» располагались губернский исправдом, пересыльный пункт, местная трудовая колония. Наконец, тюрьму окончательно передали в ведение НКВД, создав на ее основе специальный политизолятор для особо опасных государственных преступников.

камера в тюрьме ЯрославляНачальник изолятора имел звание старшего лейтенанта государственной безопасности (что соответствовало званию армейского майора) и двух заместителей: по политической и по особой части. В изоляторе могло содержаться 1100 заключенных. Штат надзирателей составлял 116 человек, причем 17 из них были женщины.

В «Коровниках» содержались митрополит Агафангел (Преображенский), архиепископ Андрей (Ухтомский), основавший катакомбную церковь в СССР, епископ Каргопольский Василий (Дохторов) и многие другие иерархи Православной церкви. Встречались среди узников и крупные политические фигуры - бывший военный министр Временного правительства Александр Верховский, соратник Колчака, белый генерал Анатолий Пепеляев.

Кстати, в ярославской тюрьме побывала и гражданская жена адмирала Колчака Анна Тимирева. Как известно, Колчак и Анна Тимирева были захвачены красными в январе 1920 года в Иркутске. Колчака вскоре расстреляли, а Анне Тимиревой пришлось сполна испытать на себе все тяготы подневольной тюремной жизни. Двадцать четыре года она мыкалась по сибирским лагерям. Наконец ее отпустили и разрешили проживать в Рыбинске. Анна Васильевна в юности занималась живописью, поэтому ей удалось устроиться художником-оформителем в местный драмтеатр. Жила она в жуткой нищете, но это была свобода. Однако в конце 1949 года Анну Васильевну вновь арестовали якобы за антисоветскую пропаганду. Затем последовали десять месяцев ярославской тюрьмы, новый срок и новый этап в Енисейск. В 1954 году ее амнистировали, и до конца своей жизни Анна Тимирева прожила в Рыбинске.

Срок за мобилу

В ярославском централе сидела и Евгения Гинзбург, мать известного писателя Василия Аксенова, осужденная во время сталинских репрессий. Позднее Евгения Гинзбург написала интересные воспоминания, в которых ярко описывается и ярославская тюрьма. Вот несколько цитат: «Нас вводят в большой тюремный двор. Это «Коровники», знаменитая ярославская тюрьма. Но мы не простые преступники. Мы особо важные, государственные. И нас провожают в одиночный корпус, отгороженный высокой стеной и массой дозорных вышек даже от остальной, обычной тюрьмы. Мы перешагиваем порог, за которым нам суждено около двух лет быть заживо погребенными... До сих пор помню ту тоску всего тела, то отчаяние мышц, которое охватывало меня, когда я мерила шагами отведенное мне теперь для жизни пространство. Пять шагов в длину и три поперек! Железная дверь с откидной форточкой и глазком. Железная, привинченная к стене койка, а у противоположной стены - железный столик и откидная табуретка, на которой очень мучительно сидеть, но которую зато хорошо видно надзирателю в глазок. Ничего, кроме камня и железа!»

В 1955 году спецтюрьму МГБ ликвидировали, а в 1964 году на базе «Коровников» открыли обычный областной следственный изолятор. Впрочем, некоторая суровость нравов в ярославском СИЗО все же сохранилась. Во всяком случае, подследственные оттуда часто пишут жалобы в Генпрокуратуру на суровых ярославских вертухаев.

Сегодня «Коровники» вмещают в себя полторы тысячи подследственных. При этом, по данным областного ФСИН, контингент тюрьмы постоянно молодеет. Средний возраст подследственных - от 23 до 30 лет. Большинство молодых людей ждут суда за кражи сотовых телефонов. Кстати, сейчас в следственном изоляторе внедряют техническую новинку. Судебные процессы будут проходить прямо на территории «Коровников». Для этого в одном из его корпусов оборудован зал для проведения судебных заседаний. А судья и подсудимые будут общаться дистанционно, при помощи видеосвязи. В общем, новая техника пришла в старый тюремный централ.

Андрей Николаев
По материалам газеты
"За решеткой" (№11 2009 г.
)