Волжский бунт, бессмысленный и беспощадный

бунт в тюрьме     Об этой истории в Среднем Повол­жье вспоминают уже не один месяц. Поздним осенним вечером 2008 года всю страну облетело известие о массовых волнениях и пожаре в колонии строгого режима  № 6, расположенной на территории поселка Управленческий. Зарево было видно во всей округе. Возгора­ние произошло сразу в нескольких местах: полыхнули четыре смотро­вые вышки, а также здание старой постройки, где для отбывающих срок были оборудованы мастерские. Все указывало на спланированный поджог...
«Красная зона»
     Практически сразу появилась официаль­ная версия, что это умышленная акция со стороны заключенных. Да иначе и быть не могло: одновременное воспламенение нескольких объектов колонии - это абсолютно нереаль­ное совпадение. Тут же стала муссироваться и версия отвлекающего маневра для побега. Что характерно, никаких требований зеками так и не было предъявлено.

     А началось все с драки заключенных, предшествовавшей поджогам. Пострадали 29 человек - у них ожоги, а также побои и увечья, причиненные «коллегами» по отсид­ке. Все эти волнения произошли в «красной» зоне, полностью управляемой администраци­ей. Конфликт начался с драки между просты­ми зеками и «активистами» - осужденными, сотрудничающими с администрацией, о кото­рых принято говорить, что они встали на путь исправления. Драка с участием примерно 50 человек (а всего на этой зоне мотают срок около двух тысяч осужденных, из которых третья часть приговорена к пятнадцати и более годам) в считанные минуты приобрела серьезный размах. «Мужики», несмотря на действия персонала колонии по их усмире­нию, продолжали избивать «активистов», а также подожгли упомянутые постройки. Примерно через час после начала бунта к колонии подтянулись силы уиновского спецназа и пожарные расчеты, после чего беспорядки прекратились, а пожар был потушен.
     Следующим утром на пепелище обнару­жили обгоревший труп одного из осужден­ных. Через некоторое время в больнице от ожогов скончался еще один сиделец, состо­яние которого с самого начала оценивалось медиками как безнадежное. Сразу после случившегося были выявлены наиболее активные участники событий и возбуждено уголовное дело по статьям «организация массовых беспорядков» и «дезорганизация деятельности учреждений, обеспечивающих изоляцию от общества». Следственной бри­гаде предстояло немало потрудиться, чтобы во всех деталях воссоздать подлинную картину происшедшего на этом «строгаче».
«День донора» в храме фемиды
     Следствие велось полтора года и наконец его передали в суд. Но и тут не обошлось без чрезвычайного происшествия, весть о котором распространилась далеко за пре­делами Поволжского региона. Прямо в зале суда 12 из 14 подсудимых по делу о бунте на зоне вскрыли себе вены во время заседания. Впрочем, раны не оказались смертельно опасными. Состояние всех пострадавших медики оценили как удовлетворительное, высказав мнение, что горе-самоубийцы смогут в самое ближайшее время принять участие в процессе. Итог этого разбирательства, как бы долго оно ни продлилось, вполне предсказуем: зачинщикам беспорядков светят дополнительные сроки...
А вот раньше…
     Справедливость требует признать, что происшествия, подобные тому, что случи­лось в колонии поселка Управленческий, время от времени имеют место во всех без исключения спецучреждениях России. Ес­ли говорить о Поволжском регионе, то ЧП разного характера в колониях и изоляторах случались тут и ранее. Что касается бунтов, то они происходили в силу разных причин. Скажем, еще в советское время в одной из зон строгого режима, где традиционно отбывали и отбывают наказание наиболее авторитетные представители криминального мира, осужденные взбунтовались из-за того, что показ привезенного в клуб колонии остро­сюжетного индийского фильма оборвался на самом захватывающем моменте... Хорошо еще, что в том случае обошлось без челове­ческих жертв. Впрочем, помнят самарские зоны и другие примеры.
     Так, в мае далекого 1970 года группой злостных нарушителей режима содержания в двух тольяттинских колониях - № 16 и № 7, располагавшихся через забор друг от друга, были организованы массовые беспорядки. Бунтовщики поджигали помещения, избивали как представителей администрации колоний, так и осужденных из числа «активистов». В результате погибли сержант-контролер штраф­ного изолятора и один зек. После подавления бунта трое его зачинщиков были приговорены к смертной казни, а 29 участников получили длительные сроки заключения.
Агрессивные малолетки
     Серьезные волнения в конце 80-х прошли в жигулевской колонии для несовершеннолетних, что находится в красивейшем месте, неподалеку от известных на всю страну Жигулевских гор.
     А дело было так. В воскресный день группа осужденных малолеток заперлась в одной из камер штрафного изолятора, взяв в заложники офицера - начальника отряда. Малолетки по­обещали перерезать ему горло куском стекла, если им не предоставят транспорт для выезда из учреждения - сначала автозак, а потом лег­ковушку. С захватчиками начались переговоры, но уже с первых минут стало ясно, что к положительному результату они не приведут. Тут же стал разрабатываться план операции.
     Требовалось расставить бойцов спецназа так, чтобы они смогли нейтрализовать преступников сразу же после того, как они покинут камеру. Первоначально группа захвата рас­положилась в соседней камере, откуда перед этим были выведены заключенные. Но тут же стало ясно, что малолетки перед выходом мо­гут проверить эту камеру, и тогда - крах всей операции. Пришлось корректировать действия на ходу и расположить спецназовцев рядом с выходом из здания.
     И вот - финал. Захватчикам сообщается, что их условия приняты. Двое осужденных выходят во двор, делают круг на предоставленном им автомобиле (рядом с которым как бы случайно оказывается пожарная машина), убеждаются, что он исправен, а баки полны бензина. Затем один зек возвращается в камеру, чтобы со­общить - все условия выполняются. И только после этого оставшиеся в камере подельники вместе с заложником направляются к выходу. В этот самый момент и была подана команда группе захвата. Но еще до того, как бойцы спецназа оказались рядом с преступниками, со стороны упомянутой пожарной машины прямо в непутевых малолеток ударили мощные струи воды из брандспойтов. Совершенно ошалевшие от такой неожиданности преступники в ответ так и не смогли ничего предпринять, и спецназу удалось вызволить офицера из плена буквально за доли секунды. Все случилось так быстро, что лейтенант не успел даже опомниться. А тем временем горе-бунтари, оставшиеся без заложника, сломя голову помчались обратно в камеру. Тут-то командирам и пришлось осту­жать пыл бойцов, дабы они под горячую руку не покалечили малолеток и те смогли в полном здравии предстать перед судом.
     ...А вот более свежий пример. В той же самой колонии для несовершеннолетних около сотни осужденных устроили дебош. Разбушевавшиеся подростки подожгли несколько зда­ний на территории зоны. Унять парней удалось лишь бойцам спецподразделений. Зачинщики сдались после того, как спецназовцы приме­нили светозвуковые гранаты. Все случилось гораздо быстрее и менее драматично, чем в предыдущей истории.
Флаг над зоной
     Но вернемся к колонии №6, с которой мы начали свой рассказ. Нельзя не отметить ту регулярность, с которой чрезвычайные происшествия преследуют данное спецучреждение. За год до описываемых событий на этой же зоне случилась другая нештатная ситуация. Ее причиной стала смерть осужденного, в отношении которого представитель администрации применил спец­средство - резиновую дубинку. После этого две сотни осужденных в знак неповиновения отказались от приема пищи. Впрочем, до серьезного противостояния, к счастью, дело не дошло. В тот же день ситуация оказалась под контролем, а последующей проверкой была доказана правомерность применения спецсредства и отсутствие прямой связи между этим случаем и смертью зека.
     Опять же в той самой «шестерке» в мае позапрошлого года около тысячи человек, требовавших улучшения условий содержа­ния, объявили о голодовке. И опять все улег­лось довольно быстро - к вечеру эта акция прекратилась. И уж совсем трагикомичной выглядит относительно давняя история, когда один рецидивист залез на трубу котельной, расправил там красный флаг и потребовал прибытия прокурора. В противном случае он обещал броситься вниз головой с высоты нескольких десятков метров. Но такой полет без дельтаплана не состоялся. Прокурор приехал, успокоил смутьяна, и тот, предвари­тельно изложив свои претензии к лагерным условиям, был водворен в камеру ШИЗО.
Евгений Семенов
По материалам газеты
"За решеткой" (№12 2010 г.)
Освобождение заложников