Вертухай с "начинкой"

наркотики Высокая цена на наркотики не дает покоя работникам ФСИН - не секрет, что в российских зонах крутятся огромные деньги, большая часть из которых тратится на покупку продуктов и наркотиков. А раз так, то скудный оклад уфсиновца всегда можно подлатать выгодной сделкой, в которой заинтересованы и многие должностные лица...
Предложение матерого арестанта Захара Бургова звучало заманчиво: Алексею надо было пронести в зону мобильный телефон и пару пачек дрожжей. Зекам хотелось отметить праздник самогоном. За все про все Захар обещал заплатить полторы тысячи рублей. Учитывая, что оклад младшего сотрудника отдела безопасности Сокольской исправительной колонии строгого режима составляет (с учетом дежурных смен) около десяти тысяч рублей, соблазн был высок. Разумеется, Линев знал, чем это грозит, и о незаконности такой сделки. Но хорошо начальству рассуждать, когда у него и оклад, и должность плюс доплата за выслугу лет. А что делать молодому сотруднику? Бургов - зек опытный, не болтливый, да и телефон ему нужен куда больше, чем Линеву те же полторы тысячи рублей! А, ладно, была не была! Алексей пообещал, что на следующее дежурство принесет заказанные предметы. Обрадованный арестант объяснил, что его люди найдут его сами.

И в самом деле - на следующий день к идущему в магазин инспектору подкатили двое. Они передали ему два телефона, пару брусочков дрожжей и полторы тысячи рублей.

Спустя двое суток Линев сунул телефон в карман, пачки дрожжей прилепил к животу скотчем и в таком виде отправился на дежурство. Передача прошла без сучка без задоринки. Младший инспектор ликовал - заработал деньги, обманул начальство да еще завел себе верного кореша среди зеков. Линев знал о том, что не так давно один из арестантов уговорил фельдшера Пояркова принести ему анаши. Медик согласился, а коварный заказчик сдал фельдшера администрации. Но Бургов производил впечатление порядочного зека. Поэтому в следующий раз, когда Бургов попросил инспектора о еще одной услуге, Алексей отнесся к просьбе снисходительно.

Дело выглядело не сложным, но опасным - Бургов предложил Линеву притаранить в зону 40 граммов героина. Алексей перепугался. Но, подумав, решил рискнуть: сумма, которая была предложена за доставку, убеждала лучше всяких слов.

В начале июля Линев пришел по адресу, названному Бурговым. Там инспектору передали увесистый сверток и крупную сумму денег, равную его двухмесячному окладу. Правда, нести в зону 37 граммов героина инспектор побоялся. Он решил перетаскать его по частям. 9 июля он направился к месту службы, прихватив с собой героин. И попался: при личном досмотре у Линева обнаружили и изъяли наркотические вещества.

Суд признал Алексея Линева виновным в получении взятки и приготовлении к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере. Сокольский районный суд Вологодской области приговорил младшего инспектора к лишению свободы сроком на 11 лет.

Отрядный на связи

Олег Рябов с деловым видом толкнул дверь комнаты свидания и вошел внутрь. Сердце бешено колотилось, хотя в комнате, да и в коридоре никого из посторонних не было. Но у Рябова, начальника отряда одной из новосибирских колоний, было нехорошо на душе. Ведь то, что ему предстояло совершить, подпадало под уголовную статью. Замерев у стола, Рябов еще раз оглянулся и протянул руку. В дальнем конце лежала забытая кем-то пачка сигарет. На первый взгляд, сигаретная пачка и в самом деле выглядела случайно оставленной. Но Рябов знал, что это не так. Несколько минут назад в этой комнате проходило свидание осужденного Кутейкина со своими родственниками. В присутствии охраны сделать задуманное было невозможно. Поэтому Кутейкин заранее договорился с начальником отряда, что после ухода родственников на столе останется пачка сигарет. А внутри пачки - сверток с героином! Ни много ни мало - целых 14 граммов! За то, что начальник отряда, наплевав на служебный долг, передаст наркотики, Кутейкин пообещал крупную сумму. Рябов продался с потрохами. Он не знал, что его неформальные отношения с заключенными давно заинтересовали отдел собственной безопасности, и они пристально наблюдают за ним.

Протянув руку, Рябов трясущимися пальцами ухватил картонную коробочку и сунул ее в карман. Теперь надо было вынести пачку из административного здания и передать поджидающему у входа Кутейкину.

Рябов быстро шел по коридору, не подозревая, что его действия зафиксированы камерой скрытого наблюдения. Как только он вышел на крыльцо и заговорил с подошедшим Кутейкиным, откуда ни возьмись появилась группа захвата. Начальника отряда, согласившегося «побаловать» заключенных наркотиками, взяли с поличным.

Южский районный суд Ивановской области признал Олега Рябова виновным и приговорил к трем годам шести месяцам лишения свободы с отбыванием наказания в ИК общего режима.

Случаи, когда начальствующий состав исправительных колоний участвует в наркотрафике, конечным звеном которого являются заключенные, не так уж редки. Не так давно при попытке передать героин одному из арестантов был задержан начальник отряда новосибирской колонии Игорь Жмайлов. Войдя в сговор с одним из заключенных, он решил обхитрить всех: он спрятал сверток с героином в корпус мобильного телефона и в таком виде передал его «клиенту»! Надо полагать, начальник отряда упустил из виду то, что мобильные телефоны в местах лишения свободы строго-настрого запрещены. Один из вышестоящих руководителей, узнав о «проколе» своего подчиненного, прокомментировал это так: «Лучше бы засунул героин в пистолет, было бы из чего застрелиться при задержании!».

Как говорится, его бы слова да Богу в уши! Но Жмайлов, разумеется, стреляться не захотел. Тем более что Новосибирский областной суд приговорил его к восьми годам заключения. Честно сказать, не густо - обычно наркодилерам дают больше.

Надо полагать, что видимая «простота» подобных действий сбивает с толку даже тех, кто по долгу службы обязан воспитывать сотрудников колонии, поднимать их и без того не слишком высокий морально-политический дух.

Да и что говорить о начальниках отрядов, когда в июне 2010 года в сетях наркомафии запутался даже заместитель начальника отдела по воспитательной работе той же новосибирской колонии. По версии следствия, в июне 2010 года майор Григорчук приобрел партию наркотиков для продажи заключенным. Увы, но главный «замполит» был задержан на территории колонии и заключен под арест. Ивану Григорчуку предъявлено обвинение по статьям 30 и 228 УК РФ (приготовление к незаконному сбыту наркотического средства, совершенного в особо крупном размере, при этом преступление не было доведено до конца по независящим от него обстоятельствам). В настоящее время дело направлено в суд.

Как кунак кунаку

Впрочем, недоброжелатели УФСИН утверждают, что любое проникновение наркотиков в зону невозможно без тайного или явного покровительства руководящей верхушки колонии. Так ли это - сказать трудно. Но некоторые факты говорят о том, что в торговлю наркотиками вовлечено немало крупных должностных лиц системы УФСИН. Примером этому может служить дело о задержании заместителя начальника одной из северо-осетинских колоний.

Прокуратура давно имела сведения о том, что на территории исправительной колонии №1 республиканского управления ФСИН осужденные при посредничестве работников колонии занимаются незаконным оборотом наркотиков. Сотрудники республиканского управления наркоконтроля занялись делом вплотную. И установили: наркотрафик организовали двое осужденных и заместитель начальника колонии, подполковник внутренней службы.

В ходе проведения оперативно-розыскных мероприятий при сбыте героина в размере 215,49 грамма были задержаны заместитель начальника Догатов, осужденные Ламиев и Рацоев, а также гражданин Халанов.

В отношении заместителя начальника колонии возбудили уголовное дело по нескольким пунктам статьи 228 УК (незаконное приобретение, хранение, сбыт наркотических средств и психотропных веществ).

Кроме того, по сообщениям пресс-службы, в рамках проведенной проверки обследовали домовладение начальника отдела безопасности этой же колонии, в результате чего обнаружили и изъяли автомат АК-74.

Это ли не признаки хорошо организованного разветвленного наркотрафика?

Впрочем, утешает, что с этим все-таки борются. А значит, есть надежда на исцеление.

Кирилл Серебряков
(Все имена и фамилии изменены.)
По материалам газеты
"За решеткой" (№11 2010 г.)