Вертухай под колпаком УСБ

задержание В структуре ФСИН России, по примеру милицейского ведомства, появилось Управление собственной безопасности (УСБ). Это еще одно решение в рамках общей реформы уголовно-исполнительной системы. Так что теперь, тюремщик, как пел Виктор Цой: «Следи за собой, будь осторожен». Но заработает ли, как надо, новая служба? Или, как обычно, станет ненужным бюрократическим институтом, который на мздоимцев внимания не обращает, а честных сотрудников мучает проверками? Рассмотрим оба варианта.

В прошлом году сажали в два раза чаще

Сначала УСБ заработало в центральном аппарате ФСИН, а вскоре директор службы Александр Реймер подписал приказ о создании соответствующих подразделений на местах. «Пока происходит комплектование штата, организация работы, так что говорить о результатах деятельности УСБ еще рано», - осторожничает Реймер. Но он сразу пояснил основную задачу: прежде всего УСБ должно бороться с коррупцией в рядах тюремного ведомства. Но тут же оговорился: «Я бы не сказал, что наша система очень коррумпированная, чрезвычайно коррумпированная, но есть попытки вступления сотрудников во внеслужебные связи со спецконтингентом». И тут же привел в пример недавний случай в подмосковном СИЗО № 7. Жена арестованного вора и законе Игоря Глазнева (криминальная кличка - Вова Питерский) с помощью начальника следственного изолятора пыталась пронести супругу наркотики, мобильный телефон и деньги. Против нее возбуждено уголовное дело за хранение наркотиков, начальник СИЗО отстранен от работы и подозревается в превышении должностных полномочий. Вообще довольно банальная история для наших тюремных реалий. Но, видимо, предполагается, что ничего подобного в скором времени не будет.

Интересна статистика. По данным Генпрокуратуры, всего в 2009 году против сотрудников ФСИН было возбуждено 172 уголовных дела (почти в два раза больше, чем в 2008 году). Это, конечно, звучит. Реймер на итоговой коллегии своего ведомства уточнил, что из этих дел 74 связаны с преступлениями коррупционной направленности. «Надеюсь, что УСБ во ФСИН будет не только борьбой с коррупцией заниматься, но и борьбой с нарушениями прав человека, насилием и прочими противоправными действиями сотрудников колоний и СИЗО»,- прокомментировал сообщение о создании новых подразделений правозащитник Валерий Борщев, имея в виду прежде всего дикую историю в Петербурге, где высокопоставленные чиновники местного ГУФСИН занимались пытками заключенных.

Директор ФСИН отметил, что новоиспеченные подразделения будут участвовать в отборе будущих сотрудников: «Прежде чем человек включается в кадровый резерв ФСИН, его проверяют в кадровом аппарате, а теперь и во вновь созданном УСБ». Что ж, вполне здравая идея.

Кто сразится с системой?

Но это все пока голая теория. Как известно по практике милицейского УСБ и центрального Департамента собственной безопасности МВД РФ, зачастую «контрразведчики» действуют исходя из определенного кланового интереса, их используют для оказания давления на определенного сотрудника, неугодного начальству. Короче говоря, в работе уэсбэшников зачастую присутствует заказ;ной субъективизм. С другой стороны, УСБ порой замечательно выполняет свою работу, выявляя крупных «оборотней в погонах», помогая прокуратуре. Но это все милиция. Тюремная жизнь несколько другая - и проще, и сложнее. Выявить тут «оборотня» особого труда не составляет: что заключенные, что сотрудники - на виду, секреты в неволе не хранятся. Потому если будет поставлена перед тюремным УСБ четкая и внятная задача по разоблачению «оборотней», тут такое начнется! Под суд тюремщики пойдут пачками. Потому что сейчас создана абсолютная четкая коррумпированная система, нацеленная на выкачку из заключенных и их родственников денег. Но не только. Именно эта система контролирует колоссальный рынок наркотиков в неволе. Это огромные деньги. Именно эта система дает возможность богатым группировкам «греть» своих братков, а ворам - воров.

Чтобы сломать такую гидру, тюремное УСБ должно получить колоссальные полномочия. И тут, честно говоря, настораживает оговорка Реймера: «Я бы не сказал, что наша система очень коррумпированная». На самом деле люди, знающие тюремную кухню изнутри, только усмехнутся на эти слова. Система коррумпированная, и весьма. А главное, повторимся, что это именно Система. В связи с этим, да и вообще очень любопытно узнать: а что за кадры будут трудиться в тюремном УСБ? Конечно, в идеале это должны быть люди со стороны. Только вот с какой стороны – непонятно. Откуда взять столько подготовленных людей, которые смогут быстро врубиться в тюремную специфику? Очень непростую специфику, которая складывалась десятилетиями. А если «воспитать бабу-ягу в своем коллективе»? Но тогда уэсбэшников придется составлять в основном из тюремных оперативников. А они и так обо всем в курсе...

Евгений Колесников

Иосиф ГАБУНИЯ, адвокат, правозащитник:

В центральном аппарате ФСИН уже создано Управление собственной безопасности, теперь его подразделения формируются в региональных управлениях. Главная их задача - борьба с коррупционерами в рядах тюремщиков. Конечно же, создание УСБ, с одной стороны - положительное нововведение по всем понятным причинам. Но по тем же самым понятным причинам, с другой стороны - кажется очень маловероятным, что изменится хоть что-либо. Все прекрасно знают, что взятки давали и брали всегда. Что изменит УСВ? Чтобы оно реально, а не на бумаге, работало, необходимо, чтобы там были собраны абсолютно безупречные, кристально честные сотрудники. Но такие сейчас в дефиците.

На мой взгляд, необходимо ввести особую процедуру, по которой работники казенных домов должны сообщать своему начальству о попытках их подкупа. Все подобные признания будут браться на учет в УСВ, и тогда механизм заработает.

На самом деле и сейчас работник ФСИН имеет все возможности заявить куда следует, что ему предлагается взятка за пронос в спецучреждение наркотиков или мобильного телефона. Также ничто не мешает (в теории) и самим заключенным и осужденным заявить, что тот или иной сотрудник тюремного ведомства вымогает у них взятку. Но в России не происходит (за редкими исключениями) ни того, ни другого. Осужденные прекрасно понимают, что с жалобами обращаться совершенно бесполезно, как показывает практика. Можно лишь ухудшить свое положение, вот и все.

Сергей Егоров, бывший сотрудник ФСИН:

Многие ругают, и часто за дело, милицейское УСБ. Что в центре, что на местах. Конечно, уэсбэшники мешают жить в том числе и честным ментам. Могут, простите за слово, так докопаться, что только и остается, что пачками писать различные объяснительные. В УСБ тоже палочная система, как и у обычных оперов, и от них также начальство требует определенного квартального результата. Однако в данном случае палочная система идет и на пользу обществу. Копают милицейские «контрразведчики» глубоко, и если им дают волю, то ловят «оборотней» - только в путь.

Я живу в Петербурге. У нас тут местное УСБ за последнее время разоблачило полтора десятка «оборотней в погонах», причем были среди них и весьма высокопоставленные офицеры. Что ни говори, а карательная система работает. Опять-таки - если ей дают работать. Посмотрим, как будет с тюремным УСБ. Понимаете, в другой форме подобие УСБ в ФСИН уже существовало. Результаты тоже были. Тут ведь как: скажут поймать «оборотня» - так поймают. Это-то не сложно. Главное, чтобы это был не «заказ» и неличные счеты. А такое тоже случалось и, уверен, случается. Но все равно на такое решение смотрю с оптимизмом. Это некий сигнал сверху: хватит безобразничать - получите по шапке!

Сергей Козлов, два года провел под следствием в СИЗО:

Нам жаловаться на условия содержания в прокуратуру настоятельно не советовали. Зато сотрудники советовали раскошелиться и жить не парясь. И такая постанова, поверьте, всех устраивает. И сотрудников, и зеков. Не знаю, что там за УСБ такое страшное будет, но, очень даже думаю, что должность это будет выгодная. Ну, вы понимаете...

По материалам газеты
"За решеткой" (№10 2010 г.)