Верхнеуральская тюрьма

Верхнеуральская тюрьма

Верхнеуральская тюрьма, находящаяся в Челябинской области, занимает особое место в российской истории. Можно с полной уверенностью утверждать, что именно здесь закончила свой путь «каменево-зи-новьевская партийная оппозиция», разгромленная Сталиным. Впрочем, в этой тюрьме сидели и другие знаменитые арестанты.

Провинциальная пересылка

Первый камень в фундамент будущей тюрьмы был заложен в 1905 году. Строили ее в двух верстах от Верхнеуральска на месте слияния рек Урляндки и Сухой. Впрочем, еще в XIX веке в городе существовала деревянная пересыльная тюрьма, через которую ежегодно проходили тысячи каторжан. Среди них был, например, знаменитый декабрист Николай Бестужев.

Но времена изменились, деревянные бараки сгнили, вместо них на новом месте возвели каменную тюрьму - просторную, капитальную и очень надежную. Стены шириной в полметра, камеры с высоченными шестиметровыми потолками. Отопление тогда применялось печное, и высокие потолки позволяли арестантам не дышать угарным газом. В верхней части здания располагалась православная часовня с колоколом. В ней должны были проходить церковные службы.

Строительство закончили в 1914 году, и практически сразу началась Первая мировая война. Поэтому вместо каторжников в тюремный замок стали направлять военнопленных - немцев, австрийцев, венгров.

Во время Гражданской войны тюрьму использовали и белые, и красные. Старожилы рассказывали, что уральские чекисты одним из первых посадили в централ самого подрядчика и строителя тюрьмы, богатого местного купца Сафронова. Там же его вскоре и расстреляли.

В начале нэпа потребность в тюрьме отпала, в ее опустевших камерах разместили склады райпотребсоюза. В 1925 году в одном из казематов соорудили большой ледник для хранения продуктов во время летней жары, кстати, исправно действующий и по сей день.

Однако пустовала тюрьма недолго. В 1934 году в ее стенах разместился специальный политический изолятор НКВД.

Политизолятор НКВД

Статус политизолятора предусматривал заключение в него только опасных государственных преступников. И за этим дело не заржавело. После разгрома внутрипартийной оппозиции в Верхнеуральский централ направились многие бывшие руководители советского государства, чьи громкие имена и фамилии вошли в историю.

В первую очередь, это были бывшие члены Политбюро ЦК ВКП(б) Григорий Зиновьев и Лев Каменев, бывший председатель Государственного банка СССР и заместитель председателя ВСНХ СССР Георгий Пятаков, секретарь Коминтерна Карл Радек и многие другие старые большевики.

Интересно, что Зиновьева и Каменева по их просьбе первоначально поселили в одной камере. Однако через какое-то время их жаркие политические дебаты переросли в постоянные драки. Поэтому оппозиционеров развели по разным камерам и даже на ежедневную прогулку выводили в разное время.

В соседней камере сидели бывший главный редактор газеты «Комсомольской правды» Александр Слепков и его друг литератор Дмитрий Марецкий, родной брат советской кинозвезды 1930-х годов Веры Марецкой.

Александр Слепков, находясь в политизоляторе, влюбился в другую заключенную - бывшего личного библиотекаря И. Сталина, и между ними вспыхнул жаркий роман.

В то время режим содержания в изоляторе еще был щадящим. Двери камер днем не запирались. Грубость и необоснованные претензии охраны в адрес заключенных решительно пресекались руководством изолятора. Охранники, принося в камеру пищу, предварительно стучались и вежливо осведомлялись, не побеспокоили ли они арестантов. Железный пол в галереях специально застилался ковром, чтобы кованые сапоги конвоиров не тревожили покой осужденных и их сон.

Арестантам разрешали иметь свою одежду, посуду, книги. Мужчины ходили в костюмах, при галстуках. Женский этаж благоухал ароматом духов. По свидетельству очевидцев, глядя на заключенных, можно было подумать, что они гуляют не по прогулочному дворику тюрьмы, а по городскому парку - мужчины и женщины под руку.

Сам прогулочный дворик благоустроили. Там разрешалось сажать деревья, овощи и фрукты на грядках, цветы. За всем этим хозяйством ухаживали сами заключенные - копали, сеяли, пололи, поливали.

Помимо старых большевиков, в изоляторе содержалась большая группа православных священников во главе с митрополитом Крутицким (он же Петр Полянский). Во избежание конфликтов с идейными коммунистами их поселили отдельно от основной массы политзеков.

По церковным праздникам митрополит облачался в дорогие одежды, соответствующие его высокому духовному сану, ходил в сопровождении конвоиров по камерам и благословлял осужденных священников.

Однако вскоре такой идиллии пришел конец. «Большой террор» набирал силу, и его волны докатились до Верхнеуральска. Зиновьева, Каменева, Пятакова и некоторых других заключенных вывезли в Москву и расстреляли в Лефортовской тюрьме.

С другими расправились на месте. Карл Радек погиб в драке с другими заключенными. Во многих публикациях утверждается, что его убили уголовники. Но это не совсем так. Уголовников в политических изоляторах никогда не содержали. Радека посадили в камеру к бывшим сотрудникам НКВД, осужденным за должностные преступления. Они-то и расправились с бывшим секретарем Коминтерна самым жестоким образом.

В 1939 году Верхнеуральский централ закрыли, так как большинство его узников были либо расстреляны, либо отправились в лагеря ГУЛАГа.

Время военное

Централ вновь открыли в конце Великой Отечественной войны и стали использовать в основном для содержания военнопленных, совершивших на территории СССР тяжкие военные преступления. Поэтому Верхнеуральская тюрьма постепенно стала напоминать интернациональный лагерь. Здесь отбывали срок немцы, румыны, поляки, венгры, итальянцы, японцы. Некоторые из них были осуждены за военные преступления, другие - за шпионаж.

По некоторым данным, здесь сидел шведский дипломат Рауль Вапленберг, задержанный сотрудниками Смерша в Будапеште в 1944 году.

Целый этаж был отведен генералам вермахта. Обилие заключенных иностранцев потребовало включения в штатное расписание изолятора специального отделения переводчиков.

Часть срока в Верхнеуральской тюрьме провели прославленные советские артистки Лидия Русланова и Зоя Федорова, самые известные узницы ГУЛАГа. В этой же тюрьме после войны сидели полицаи, пытавшие и убивавшие молодогвардейцев в Краснодоне.

Но, пожалуй, самой таинственной узницей за все время существования Верхнеуральской тюрьмы стала гражданка Австрии Мария Коппенштайнер. Долгое время ее имя и происхождение держались в строжайшем секрете. И лишь недавно удалось установить, что под «железной маской» тщательно скрывали двоюродную сестру Адольфа Гитлера.

Мария жила в деревне, держала домашний скот и не имела никаких привилегий родственницы фюрера. Да и видела она своего кузена лишь в детстве, когда ей было всего восемь лет. Тем не менее, ее вывезли в СССР и приговорили к 25-летнему заключению. В Верхнеуральской тюрьме ее держали в одиночной камере, а на прогулки выводили только ночью. Общаться с другими заключенными ей не разрешали. Мария Коппенштайнер не выдержала таких испытаний и умерла после трех лет заключения.

Верхнеуральская тюрьма

Обычная крытка

После смерти Сталина Верхнеуральский централ еще два года оставался политическим изолятором, а затем стал обычной крытой тюрьмой для уголовников. Политических сюда больше не направляли.

Сегодня в Верхнеуральской тюрьме содержатся около 600 осужденных, в штате учреждения работают 300 сотрудников ФСИН и 50 вольнонаемных лиц. Охрана серьезная, за всю историю из этой тюрьмы никому не удавалось сбежать.

По словам начальника этого пенитенциарного учреждения Александра Сорокина, среди нынешних обитателей тюрьмы уже нет особо знаменитых арестантов.

В основном, здесь отбывают срок обычные убийцы, бандиты, грабители, насильники. Средний возраст - до 30 лет. Но национальная палитра по-прежнему чрезвычайно пестрая: русские, украинцы, азербайджанцы, армяне, грузины. Встречаются среди осужденных и лица с иностранным гражданством.

По действующему законодательству сегодня обитатели крытки получают более калорийное питание, чем осужденные, находящиеся в исправительных колониях.

В ежедневном рационе - 40 граммов масла (для сравнения - в армии солдатам дают 20 граммов), 90 граммов мяса, 650 граммов хлеба. Плюс макароны, крупы, овощи и фрукты. Мясо выращивают на собственном свинокомплексе, хлеб зеки также пекут сами.

...Сегодня каменная цитадель Верхнеуральской тюрьмы из красного кирпича стала своеобразной визитной карточкой города, его самым знаменитым памятником архитектуры и истории.

По материалам газеты
"За решеткой" (№7 2013 г.)