Вечерние посиделки

тюрьмаСегодня недалеко от зоны состоялся праздник. В чистом поле у реки собралось много народа, и отмечали они день Ивана Купалы. Как рассказали аборигены, на такие мероприятия ментов приходит больше, чем отмечающих. К нам на территорию колонии доносились музыка и радостные вопли.
Так рождаются газетные сенсации
Самое интересное для заключенных началось тогда, когда над колонией начал летать двухместный мотодельтаплан. Сотрудникам сразу померещился побег. Дежурный доложил о ЧП начальнику. Пока принимали решение, винтокрылый «икар» наматывал круг за кругом над территорией зоны. Некоторые зеки с большими сроками радостно кричали и просили взять их покататься куда подальше. Наконец хозяин принял решение, и дельтапланериста обстреляли с вышек из ракетниц. Били не на поражение, но рядом. Отдыхающие на поле приняли стрельбу за салют и дружно визжали «ура». Летун убрался от греха подальше, зато нам хватит разговоров на неделю. Сейчас уже поздний вечер, но арестанты продолжают спрашивать друг друга и рассказывать о дневном кипише тем, кто спал или был в отряде. С поля доносятся совсем уже скотско-пьяные вопли празднующих.

Сегодня же случилась почти банальная история. С карантина поднялся новенький «петух», пожилой и страшный наружно. Желающих его сексуально попользовать не нашлось даже среди оголодавших активных маньяков. Видимо, это оскорбило пассивного гомосексуалиста, и он решил заявить о себе. На свою персону он обратил внимание, предложив блатным пари. Типа за пачку фильтровых сигарет «обиженный» легко сядет задом на большую бутылку из-под кетчупа. Блатоте, как и всем, скучно. Они согласились поучаствовать в неприличном приколе. За отрядом собралась куча народа посмотреть представление.

«Опущенный» под завистливые взгляды коллег по «курятнику» вынес из отряда табуретку, поставил на нее кетчуп, снял штаны и, смазав «очко» маргарином, сел на крупную бутылку. Потом даже встал и походил. Получив пачку сигарет, «фокусник» надолго уединился в туалете. Да настолько долго, что не смог пойти на поверку, состоявшуюся через пару часов.

Дежурный и нарядчик недосчитались одного осужденного и пересчитали нас по карточкам. Сразу выяснилось, кого не хватает. Геи сказали, где их собрат. За ним отрядили «главпетуха». Огромный борец, «опущенный» подельниками-бандитами за то, что сдал их на суде, держал своих подопечных в страхе. Вскоре он буквально приволок новенького «петуха». Идти самому у того получалось плохо. На вопросы нарушитель режима отвечал откровенно, пояснив, что не может выдавить из себя бутылку из-под кетчупа. Над ним никто не посмеялся, только дежурный помощник начальника колонии многого не понял - он недавно пришел служить к нам из войск, где такие зехера редко практикуются. Но майор слышал, что зеки иногда мастырятся. Потому ДПНК искренне поинтересовался у педика, зачем он глотал такой крупный предмет и как он прошел такой длинный путь по пищеводу?

Тут посмеялись все. Нового гомосека потащили в санчасть, где ему пытались делать клизмы. Но донышко бутылки наглухо закупорило анус. Слабительное в лошадиных дозах тоже не помогло, а сделало его состояние еще хуже. У «петуха», как у беременной, раздулся живот, и начались нешуточные рези. Главврач принял решение отправить больного по «зеленой» в ближайшую вольную больницу. Инспектора дежурной смены очень не хотели сопровождать его с автоматами. Конечно, такой позор! Но начальник приказал, и они подчинились.

Приехали прапора еще более расстроенные, хотя в больнице у страдающего бутылку достали, применив специальные щипцы для извлечения младенцев у рожениц. Только в приемном покое много народа вольного оказалось, в том числе и покалеченных в давке с праздника. Пока заполняли карточку на доставленного из зоны, все слушали с

интересом.

Среди зевак оказался корреспондент местной газеты. Ему «петух» сказал, что так в нашей колонии начальство абсолютно над каждым зеком издевается. Просто он еще новенький и не привык к жопным забавам, вот и развилась у него непроходимость с осложнением.

Журналист принял эту «фишку» за чистую монету и побежал писать сенсационную статью. Вылеченного шутника пришлось изолировать для безопасности в отдельную камеру. Мы хотели с ним даже расправиться, прикинув, что материал в газете могут прочитать наши любимые женщины. Что они о нас подумают! Будто мы с бутылками в заднице разгуливаем, причем каждый день! Наши любимые, конечно, поймут, что сотрудникам негде столько стеклотары для «торпедирования» осужденных брать.

Вот начальник наш оказался конченым гадом! Он перестраховался заранее и запретил в передачах и посылках пересылать кетчуп в стекле и пластмассе, крупные огурцы, морковь и даже баклажаны с кабачками. В дополнение к будущей статье в газете такой запрет может многое сексуально озабоченным пошлякам подсказать. Запрет на продукты мы простить ему не могли. Собственно, поэтому того «петуха» и изолировали.

Эти глаза напротив...

Вчера в клуб приезжал очередной исполнитель. Слава Всевышнему, он пел не шансон про зону и в три ряда колючку, а воспроизводил шлягеры прошлых лет, хотя мог делать это чуть получше и побыстрее. Но, видно, нудным тормозом оказался, потому тянул, как пластинка на медленном проигрывании. До его приезда мы как-то не задумывались над текстами популярных до сих пор песен. Только когда их не быстро и без голоса нудят, на слова обращаешь внимание. Тот же хит Ободзинского оказался смешным: «Эти глаза напротив чайного цвета. Эти глаза напротив - что это, где это?!!» Типа олигофрен в тяжелой стадии на прогулку вышел.

Певец на сцене как раз был похож на запущенного имбецила и сильно обижался, когда осужденные зрители ржали при исполнении лирических и даже патриотических песен. Еще и среда обитания, и объекты для шуток на нас наложили неизгладимый отпечаток. Так что, когда дебилоидный исполнитель слезно задребезжал: «И дорогая не узнает, каков танкиста был конец...», зал подумал про глупости и просто лег, как при истерике. К счастью, этого хватило, чтобы гастролер свернул выступление и оскорбленно удалился.

Нас на такие мероприятия загоняют принудительно, так что когда выступающий откровенно плох, то это может приравниваться к пытке и жестокому обращению.

Еще вчера состоялась встреча по волейболу. Товарищеской ее назвать было нельзя, гражданской - не совсем правильно. Сборная сотрудников колонии играла со сборной осужденных. Судьей назначили совершенно глухого врача-стоматолога. С ним было бесполезно спорить.

Зеки возмутились, и вторым судьей стал сиделец, председатель совета коллектива колонии. Он откровенно поджуливал ментам, так что во второй половине матча глухой доктор надел «козлу» на голову свою фуражку. Тот не стал снимать головной убор и сидел в нем до конца матча.

Хотя сотрудники и пошли на подлянку с судьями, да еще двух игроков себе из городской команды волейболистов взяли, они все равно проиграли. Еще бы - ведь наша зековская сборная от нечего делать сутками тренируется. К тому же туда лохов не берут. Победившие получили грамоты и поощрения. Это пригодится, когда подойдут льготы для условно-досрочного освобождения. Это раньше УДО считалось впадлу. Сейчас тоже так считается, только даже воры в законе стремятся выйти пораньше и нарушают понятия.

Что-то мне не спится - все пишу и пишу, хотя кругом ночь. Может, соседи мешают? Слева в проходе режутся в карты и через каждые пятнадцать минут, услышав вопль атасника, гасят свет и с грохотом разбегаются по спальным местам. Ведь за карты сразу в штрафной изолятор сажают. Вот и шугаются играющие, памятуя, что ШИЗО закрывает дорогу на УДО. Но азарт сильнее желания выйти на свободу.

Некоторые играют постоянно, да еще и «под интерес». Кто-то проигрывается, становится фуфлыжником. Чужой печальный пример никого ничему не учит. Как все-таки плохо работают менты! Им же стуканули, что у нас в отряде играют «под интерес». Скорее бы накрыли этих картежников, тогда и спать будет можно.

Наконец инспектора додумались - надели перед входом в локалку черные ватники. Усталый атасник в темноте принял их за зеков и не поднял кипиш. Игроков повязали и увели в камеру. Сразу стало тихо. Так что продолжу в следующий раз.

Игорь Залепухин
По материалам газеты
"За решеткой" (№9 2011 г.)