В краю «красных» зон

тюрьмаЗоны в Красноярском крае цвели еще в сталинские времена, когда освоение рудных месторождений, великие стройки, а также такой трудоемкий производственный процесс, как лесоповал, целиком и полностью ложились на плечи лагерного люда. В Великую Отечественную страна особо нуждалась во взрывчатке, производимой из хвойной древесины, которой в крае глазом не окинуть. А потому сейчас, с высоты птичьего полета, тайга представляет собой, как и тысячу лет назад, зеленую зону. Изредка нарушают лесную гармонию брошенные зоны с коробками бараков и остатками колючей проволоки по периметру. Нынче взрывчатки так много не надо. А вот оставшиеся в реестре ФСИН колонии требуется уплотнить, из-за грядущей Олимпиады.

Дело в том, что в преддверии зимней Олимпиады в Сочи Краснодарский край усиленно зачищают, как в свое время столицу перед московской Олимпиадой 1980 года. Об этом СМИ не говорят, так как эту информацию им не предоставляют. Но под шумок работа идет.

К 2014 году на улицах Сочи мы не увидим не то что какого-нибудь бомжа, но наверное, и подвыпившего человека встретить будет трудно. В этой связи невозможно будет лицезреть и такую картину: освободившийся из заключения человек выходит на свободу с чистой совестью, он идет в ресторан, где «гудит» на всю катушку, а уж тем более принимается за старое. Воровать, грабить или убивать. Чтобы исключить подобные картинки, краснодарские зоны сейчас «разгружают» - персонал пристраивают на другую работу, а спецконтингеит распределяют по другим российским зонам. Зоны охают, бараки уплотняются, все терпят.

Об этом корреспонденту «ЗР» рассказал сотрудник оперчасти одной из красноярских колоний, который по понятной причине пожелал остаться инкогнито. Поведал собеседник также о том, что пережить нежелательное уплотнение с «олимпийским спокойствием» удалось по следующей причине. Во всех колониях края воровской «черный» ход практически уничтожен. Процветает «красный» ход. Во всех колониях администрация навела порядок, о чем сложили даже поговорку: «В Красноярский край заедешь, сразу сделаешься педиш».

Другими словами, даже «коронованные» воры, попадающие в зоны Красноярского края, считаются «раскоронованными», поскольку в системе красноярского ФСИН воров «ломают», т.е. условиями содержания заставляют их нарушать воровской кодекс, и они автоматически теряют «корону». Попадет такой ворюга, например, в колонию в Тюменской области, там его пробивают по зигзагам биографии, и - «тю-тю, дядя, какой ты вор в законе, раз у красноярцев сидел».

«Лопух в погонах приехал...»

А вот тем сидельцам, кто настроен на исправление, в Красноярском крае отбывать назначенное судом наказание хорошо. Тут не то что у администрации, в колонии все на виду. Тут даже на раздаче пищи присутствует «триумвират», в том числе дежурный от руководства. А те зеки, кто хорошо питается домашними продуктами из посылок, все равно испытывают неудобство из-за того, что хочешь - не хочешь, а будь добр явись в столовую, сядь перед пайкой и убедись, что все, что положено по закону, тебе выдано.

На особом контроле у проверяющих и такая мелочь, как туалетная бумага. Ее потребителям пайков и домашней снеди полагается в месяц 19 метров. Иногда, правда, в обеспечении спецконтингента положенными нормами и определенными законом благами бывают казусы, связанные с визитами в зону разного рода лиц.

Вот явится на плац правозащитник, сам ранее судимый, выслушает перед «коробкой» исправляющихся доклад руководства о положении в колонии, узнает об обязательной еженедельной помывке в бане. «Что это? Один раз в неделю? Нет, зек может мыться, когда захочет!» На плацу возникает оживление под лозунгом «Даешь ежедневный душ!» Потом сморозивший глупость правозащитник убывает, а администрация успокаивает тех, кто считает, что по помывке им недодают...

Понятно, если по закону все сидельцы обеспечены на сто процентов, то и жаловаться надзорному прокурору не на что. Но еще встречаются такие отморозки, которые жрут казенный харч, снашивают и стаптывают выданное госимущество, задницы в тепле держат, и одновременно с этим мечтают работникам колонии подложить свинью путем подачи жалобы.

Тоже есть и на этом «фронте» воспитательных работ казусы. Раскрыв рот, выслушает такой прокурор одного жалобщика, другого, поморщится, выйдет перекурить и слышит из соседнего окошка зечий призыв о том, что «лопух в погонах приехал, все хавает, что ему в пасть не срыгнешь, вперед»! Курильщик возвращается в кабинет с зеленым лицом и начинает костерить жалобщиков последними словами, типа «я вам покажу лопуха, козлы позорные!» А вот опротестовать прокурорский наезд с матерками у обидевшихся зеков уже некому.

Некому жаловаться и контролерам колонии, и другим работникам - на начальника, который, бывает, умом не вышел, зато апломба унижать контингент и заодно обгаживать персонал у него много. На регулярном заседании по подведению итогов работы такой начальник может выделить из зала двух женщин, почти по Чехову, толстую и тонкую. Выставить их перед офицерами колонии. Мужчины глядят на «кандидатов» на подиум - одну стандартная форма не красит, у второй жировые отложения выпирают. И тут суд в лице начальника, кстати, с не менее отъетой физиономией, едко комментирует: «Ты, свинья, ты чего такая жирная?!» И как после таких «модных приговоров» контингент воспитывать? С каким сердцем? И кого? Таких вот?

Золотозубый «витязь»

Чудиков на красноярских зонах, как и везде, всегда хватало. Вот один из них, по имени Донат, под 2 метра и 30 сантиметров ростом, ранее отбывший срок за кражонку, нарисовался в периметре снова. За что? Да за два звонка. По отбытии наказания Донат познакомился с девушкой Светой, проживающей в соседнем доме. На третий день поссорился, а чтобы помириться, надо встретиться, но пассия вызов по сотовому телефону сбрасывает, а номер ее квартиры ухажеру неизвестен. Ничего лучшего он не придумал, а взял да сообщил по телефону «02» о заложенной в доме бомбе в расчете на то, что жильцов эвакуируют, и он наконец-то в толпе у дома встретится со Светой. Делать ложный вызов пришлось умнику два раза, так как в первый раз он ошибся и назвал свой номер дома. Дали Донату все три года, как ложному и относительно безобидному террористу.

Вот еще одна колоритная и совсем безвредная личность - таежный человек Вася, который жил в красноярской тайге 18 лет и никому не мешал. Вася скрывался от благ цивилизации по неизвестной причине, зато успешно охотился, пушнину выменивал на муку и порох, жил в избушке на опушке, держал пару кур и козу. За неимением табака покуривал коноплю, запас которой держал на зиму. Но вот местному участковому понадобилась «палка» - раскрытое преступление. Прижав пару сельских алкоголиков, участковый узнал о таежном отшельнике, произвел результативное задержание. Изъял 4 охотничьих ружья и мешок марихуаны, за что хозяин этого богатства по 228-й статье УК РФ загремел на зону.

Но самым колоритным сидельцем оказался бывший спецназовец из отряда «Витязь», которого сдали друзья по бизнесу. Парень оказался проворным - попробовал бежать, еще толком не обжившись, не обтеревшись. Чем причинил массу беспокойства персоналу колонии. Шесть сотрудников получили неполное служебное соответствие с вытекающим из этого дисциплинарного взыскания отлучением от премий минимум на полгода. (А значит, за все время отсидки ему этот побег персонал припомнит разного рода неудобствами, например, помещением в камеру без стекла и с комарами, особо скрипучей койкой с продавленным матрасом и т.п.) Пытался же бежать спецназовец под кузовом «КамАЗа», на котором в колонию привезли картошку. На выезде, естественно, машину осмотрели, беглеца изъяли, личный состав нахлобучили по полной программе.

О том, что зона - это особая форма жизни, новый сиделец должен был понять из мелкого открытия, имевшего место на спецпроверке по поступлении «витязя» в зону. С него сняли все золотые украшения (не положено), заодно проверили прибором золотые зубы. Прибор на золотые коронки не среагировал, а вот на кольцо золотое, как положено, запищал. Открытие в том-то и состояло, что спецназовец в свое время заплатил за чистое золото, которое оказалось фуфлом. Очевидно, что бежал он не только с целью разобраться с прибравшими его бизнес компаньонами, а еще и с зубного техника за работу спросить.

О других приключениях, возможных за красноярской колючкой, можно долго рассказывать. Отчаянный контингент, несмотря на заботу «кума», полосует себе руки, люди «штырятся», есть спецы - по полгода «мойку» (половинку лезвия) во рту прячут.

Пытаются проворные люди и телефон в банке со сгущенкой пропихнуть на зону, и 10 тысяч рублей в тюбике зубной пасты. Узнать всю правду можно только у очевидцев.

Виктор Марковин
По материалам газеты
"За решеткой" (№11 2009 г.
)