Тюрьмы арабского Средиземноморья

заключенные Нет ничего удивительного, что развитие пенитенциарных систем в различных странах обуславливается различными геополитическими факторами. Например, в США рост количества тюрем был связан с тем, что в Новый Свет хлынул поток переселенцев, многие из которых ангельским поведением не отличались. На территории Австралии вообще была создана сеть каторжных тюрем для преступников с берегов Туманного Альбиона. А поводом для создания исправительных заведений в странах северо-африканского Средиземноморья стало сначала пиратство, а уж потом свою лепту внесли колонизаторы.

Пиратская архитектура

Да, действительно, появление первых постоянно действующих тюрем в этом регионе было связано с пиратским промыслом магрибских флотилий, добычей которых становились не только грузы, но и члены команды и пассажиры. «Живой товар» для начала отправляли в подземные зинданы, а уж потом начиналась его фильтрация и селекция. Капитан, боцман, корабельный плотник, мастер-конопатчик, врач - всем этим специалистам-мореходам делали предложение: если вы отречетесь от своей веры и примите ислам, то можете занять соответствующие должности во флоте султана.

Вторая категория - это богатые пассажиры, за которых можно было получить хороший выкуп. Например, в тунисской тюрьме «Борж-эр-Рас» («Башня на мысе») провел в заточении ставший впоследствии знаменитым испанский писатель Мигель Сервантес, тогда еще солдат королевской армии, сражавшейся с турками. Попавший в плен к пиратам по возвращении домой, он стал их узником на целых пять лет вплоть до 1580 года, пока друзья не собрали необходимую сумму для выкупа из неволи будущего создателя «Дон Кихота».

Самая большая и знаменитая тюрьма была построена в Марокко по приказу пришедшего в 1672 году к власти великого султана Мулай-Исмаила. Тогда он, устроивтюрьма Борж-эр-Рас кровавую расправу над своими противниками и выставив тысячу отрубленных голов на городской стене в Фесе, принял решение основать свою резиденцию в горах Атласа в городе Мекнес. Архитектором этого монументального сооружения стал пленник - португалец Кару, которому за выполненную работу была обещана свобода. Дворец площадью 50 квадратных километров имел такую же примерно по площади подземную тюрьму, где содержались 25 тысяч европейцев-пленников и столько же уголовников и государственных преступников. С последней категорией монарх расправлялся лично, отрубая по несколько голов в день или бросая несчастных в ров с ядовитыми змеями.

Иностранцы, в отличие от своих местных товарищей по несчастью, содержались в достаточно приличных условиях, если, правда, у них была хоть какая-то надежда на то, что за них заплатят выкуп. Остальных ждала не завидная участь. Их продавали на невольничьих рынках, и оканчивали они свой жизненный путь чаще всего в качестве гребцов на галерах, рабов на плантациях, а женщины - в гаремах.

К сожалению, этот памятник архитектуры до сегодняшних дней не сохранился - во время сильного землетрясения он был разрушен.

Гимн, написанный в неволе

В этом регионе второе место по количеству заключенных после Ливии занимает Алжир. Соответственно - и по количеству тюрем. Их в стране насчитывается 127, где содержатся более 56 тысяч заключенных.

Увы, большинство из тюрем были построены еще во времена французского колониального владычества, поэтому в настоящее время они, что называется, дышат на ладан. Главной тюрьмой Алжира считается столичная «Эль-Хара», условия содержания узников в которой считаются более или менее относительно приличными, чем, например, в «Серкаджи-Бербарусс», в которой содержатся особо опасные преступники.

При французах в «Серкаджи-Бербарусс» томились борцы за независимость. Теперь же здесь содержатся инакомыслящие и террористы. Здесь же вплоть до 1993 года приводились в исполнение смертные приговоры. Теперь же высшей мерой наказания в Алжире стало пожизненное заключение. Эта тюрьма находится внутри каре, сторонами которого являются министерство обороны, штаб-квартира жандармерии, воинская часть и полицейское управление. Несмотря на то что тюрьма рассчитана на 3000 человек, в ней сегодня пребывает в два раза больше постояльцев. Поэтому нет ничего удивительного, что там время от времени вспыхивают бунты.

В феврале 1995 года заключенные с помощью надзирателей раздобыли оружие и напали на охрану. В результате спецоперации 96 заключенных были убиты. Спустя семь лет - новая акция протеста. Тогда в ответ на притеснения администрации узники сначала объявили голодовку, а потом подожгли матрасы, в результате чего от отравления угарным газом погибли 19 человек. Самым известным заключенным этой тюрьмы считается Муфди Закария, революционер и поэт, написавший здесь в 1956 году песню «Кассаман», которая через шесть лет после обретения Алжиром независимости станет национальным гимном.

Третья по значимости тюрьма страны - «Тазул». Она расположена на территории военного форта, и содержатся в ней в основном сепаратисты из «Фронта национального освобождения провинции Кабилия». Она знаменита тем, что из нее в 1994 году в одночасье совершили побег более тысячи заключенных. Впрочем, как считают эксперты, этот побег был санкционирован спецслужбами Алжира, которые таким способом внедрили в подпольные исламистские организации своих агентов.

Два года назад по соглашению с властями США сюда были переведены два узника из Гуантанамо, обвиненные в связях с «Аль-Кайдой», а в этом году им компанию составил еще один гражданин Алжира, Мухаммед Сери - казначей местного отделения этой террористической организации.

В настоящее время в стране в рамках программы «Джюстис-2» проводится строительство новых тюрем и реконструкция старых. Средства в размере 17 миллионов евро выделил Евросоюз.

А вот в сопредельной Ливии ситуация с тюрьмами весьма непонятная по причине отказа властей допускать в места лишения свободы правозащитников. Известно только то, что, если верить заявлениям официальных властей, в Ливии в заключении находятся около 14 тысяч преступников, причем значительная часть из них - в главной тюрьме страны «Бу Салим».

О положении узников свидетельствует печальный инцидент, произошедший в 2006 году в этом учреждении. Тогда заключенные подняли бунт и, захватив в качестве заложников надзирателей, потребовали улучшения условий содержания. После переговоров власти вроде бы согласились удовлетворить требования бунтовщиков. Но когда те капитулировали, солдаты вывели во двор более 1200 человек и расстреляли - ведь смертная казнь в стране не отменена.

Потому нет ничего удивительного, что основным способом вырваться на свободу заключенные считают массовые побеги. Только за последнее десятилетие их было совершено четыре. Кстати, в казематах этой тюрьмы отбывали наказание врач Ашраф Ахмед Джума и пять болгарских медсестер, которые по неосторожности заразили ВИЧ-инфекцией 426 детей.

«Отправиться в задницу дьявола»

Так в вольном переводе с местного языка на русский означает - «загреметь на нары». Впрочем, не везде в странах арабского Средиземноморья уж так плохо. Относительно благополучна ситуация в тюремной системе Туниса. Здесь, кроме упомянутой уже нами «Борж эр-Рас» (ставшей в середине 30-х на несколько лет пристанищем для известного писателя Лиона Фейхтвангера, угодившего туда за участие в движении Сопротивления), самой крупной считается столичная тюрьма «Имени 9 апреля», названная так в честь «Дня мучеников, погибших за независимость Туниса». Построили ее в 1994 году. Первоначально предполагалось, что это будут обычные армейские казармы, но уже в ходе строительства было решено переоборудовать это здание под тюрьму. Причем, чтобы избежать переполнения, специальным президентским указом была утверждена квота на содержание заключенных - один человек на одно койко-место.

Правда, «апрельская» тюрьма считается относительно образцовой. Например, в ней нет кондиционеров, только вентиляция. А вот ее «сестра» - «Эль-Кеф», находящаяся в 200 километрах от столицы, даже этого не имеет. Зато доступ свежего воздуха зекам обеспечен в тюрьме «Аль-Джааб», расположенной на границе с пустыней. Там даже нет крыши над тюремным корпусом.

Конечно, оба эти провинциальные исправительные заведения существенно отличаются от столичной тюрьмы, где обитатели содержатся в камерах от 4 до 20 человек. В них после подъема в 7 часов и переклички заключенные отправляются на завтрак. Особенных кулинарных изысков здесь нет - каша из кукурузной муки, на обед - суп с мясной требухой и, как правило, рыба с тушеными овощами. Такое же меню и на ужин. Тут же в столовой можно во время трапезы посмотреть телевизор. Санитарных удобств в камерах нет - туалеты и душевые, в которых можно помыться и постирать одежду, расположены в коридорах. Полчаса в день - прогулка во внутреннем дворе, а дальше время можно провести только за чтением Корана или послушать транзисторный приемник, поскольку в подавляющем большинстве острогов нет не только компьютерных классов или спортивных залов, но даже библиотек и общеобразовательных школ.

Для нарушителей распорядка предусмотрены карцеры, а для лояльных заключенных - регулярные свидания с родственниками и продуктовые передачи с воли. Униформа у арестантов различная. Например, в Ливии обитатели тюрем могут носить ту одежду, в которой они попали за решетку. В Тунисе такое право имеют только находящиеся под следствием, а после вынесения приговора осужденных переодевают в полосатые робы. В прошлом году для заключенных марокканских тюрем по американскому образцу были введены костюмы оранжевого цвета (до этого кружок оранжевого цвета, нашитый на спину и грудь куртки, служил для охранников мишенью в случае побега).

За что сидим?

Естественно, что в странах этого региона большая часть заключенных отбывает наказание за совершение уголовных преступлений. Впрочем, тут есть свои нюансы - в исламском мире запрещено употребление алкогольных напитков, поэтому нарушителей, совершивших преступления «под градусом», можно пересчитать по пальцам. Как правило, любителей накачаться пивом и подебоширить отправляют за решетку не более чем на 15 суток. Основным «тонизирующим» средством являются листья конопли - кат, которые арабы могут жевать круглосуточно.

Но вот за распространение сильнодействующих наркотиков в Ливии могут расстрелять. В других же странах региона торговцам «белой смертью» грозят солидные сроки. В тюрьмах арабского Средиземноморья в основном отбывают наказание местные жители, нарушившие исламские нормы поведения. Например, 13 из 80 марокканских девушек оказались в «Сиди Мусса» только за то, что, познакомившись с бельгийским секс-туристом, они оказывали ему интимные услуги, а донжуан выложил фотосессии своих плотских утех на сайте в Интернете. Впрочем, положение и остальных путан, ударившихся в бега, тоже незавидное. В случае их поимки они составят компанию своим товаркам, а пока по марокканским законам уголовному преследованию подвергнутся их родители. Отправят в тюрьму и женщину, родившую вне брака, родственников же ее оштрафуют, а ребенка отправят на воспитание в приют.

За решеткой может оказаться и девушка, решившаяся на аборт, а даме, изменившей своему мужу, грозит двухнедельное пребывание в темнице местного околотка. А вот для любвеобильных представителей сильного пола этот срок значительно выше - до двух лет тюрьмы.

Уникальный случай - пять лет тому назад, с высочайшего позволения короля Марокко Мохаммеда VI, была разрешена свадьба заключенного (причем вне стен тюрьмы), осужденного на 15 лет лишения свободы за убийство полицейского. А в качестве невесты выступила сестра его сокамерника.

Надо сказать, что этот монарх особенно не утруждает себя реформированием тюремной системы и улучшением условий содержания заключенных. Он с завидным постоянством объявляет амнистии - по поводу религиозных и государственных праздников, но особенно в случае рождения очередного наследника престола. Правда, эта благость касается только тех, кто совершил незначительные преступления.

А вот такие, как 42-летний педофил Абу Джемал, изнасиловавший и убивший 8 детей и приговоренный к пожизненному заключению, на снисхождение может не рассчитывать. Правда, после освобождения половина амнистированных возвращается за решетку уже спустя полгода.

За потрясение основ Ислама

Да, поскольку эти страны являются мусульманскими, непочтительное отношение к Аллаху может привести богохульника в тюрьму. Например, два журналиста из журнала «Нишан» опубликовали статью под названием «Как марокканцы смеются над религией, сексом и политикой», за что были приговорены к пяти годам тюрьмы каждый и уплате крупного штрафа. Правда, после того как они провели за решеткой несколько месяцев, реальный срок им заменили на условный.

В Алжире несколько граждан ФРГ провели три месяца в тюрьме строгого режима за то, что осквернили религиозную святыню - национальный парк Тессили, начав там незаконные археологические раскопки. Полгода провел в марокканской тюрьме гражданин Египта за то, что распространял христианскую литературу. Реальные сроки могут получить и те, кто вздумает перейти из ислама в другую веру.

Но что еще объединяет все страны этого региона, так это жестокое подавление инакомыслия. Например, в Тунисе жестоким преследованиям подвергаются члены запрещенной коммунистической рабочей партии - радикальной исламистской партии «Хамали Джабали». Но и не принадлежащие к ним диссиденты могут не только попасть за решетку, но и подвергаться в застенках издевательствам и пыткам.

В частности, показателен случай с известным спортсменом Али Мансуром, выступившим за проведение политических реформ. Садисты-тюремщики подвесили его на крюк, после чего стали бить по коленям палками. Да так, что ноги позднее пришлось ампутировать. Нередки случаи, когда арестованным вкалывают препараты, вызывающие мучительную боль. Так поступили с Илан Дериуш, задержанной во время студенческой демонстрации. После истязаний тюремщики пригрозили ее изнасиловать.

Зухаиру Иахьуя, приговоренного к тюремному заключению за то, что он создал сайт в Интернете, на котором публиковал не только свои аналитические обзоры с критикой режима, но и выставлял материалы оппозиционных партий, пообещали бросить в камеру с уголовниками.

Увы, подобные репрессии происходили и во времена, когда страны были колониями, и после того, как они получали независимость. Например, лидер национально-освободительного движения Туниса Хабиб Бургиба, став президентом страны в 1957 году, одной рукой подписал указ о превращении тюрьмы города Кебили, где он провел не один год, в Музей национального освобождения, а другой - закон, позволяющий расправляться с политическими противниками.

Секретные тюрьмы - отнюдь не изобретение ЦРУ. Можно считать, что первенство в этом вопросе принадлежит марокканскому королю Хасану. Все началось с того, что в середине прошлого столетия полиции удалось раскрыть заговор, который составили молодые офицеры, решившие свергнуть монархию. Заговорщики были арестованы, а местом их пребывания стала специально построенная в Атласских горах тюрьма, получившая название «Тазмаматский лагерь». Она представляла собой бетонный блок с одиночными камерами без окон и освещения, куда бросили 57 молодых офицеров, обреченных на медленную смерть.

Как потом выяснилось, из первой партии узников удалось выжить только троим. Затем почти десятилетие острог использовался для содержания особо опасных политических преступников. Потом о нем забыли и вспомнили только в 2005 году, когда случайно при раскопках были обнаружены останки погибших узников. Ныне правящий Марокко король Мохаммед VI приказал провести расследование и осудил репрессивную политику своего предшественника.

И тут же, видимо с подачи США, дал указание о строительстве новой секретной тюрьмы «Аль-Тамара». Спустя два года ее казематы приняли первых постояльцев, арестованных по подозрению в связях с «Аль Каидой». По крайней мере, известно о двух узниках, проведших в застенках два года. Это Али Зубайр аль Хаим, захваченный в Афганистане, и эфиоп - британский подданный Беньяма Мохаммед Дали. Последнего на протяжении всего срока заключения нещадно избивали, требуя, чтобы он опознал террористов по фотографиям жителей Англии арабского происхождения.

По материалам газеты
"За решеткой" (№1 2011 г.)