Тюрьма в Германии

тюрьма Штамхаймм Пенитенциарную систему Германии смело можно назвать не только одной из старейших в Европе, но и самой совершенной, поскольку над ее созданием работали не только чиновники, психологи, но даже и сами заключенные, выявляя недостатки и предлагая свои решения проблем обитателей тюрем. Поэтому, хотя сегодня количество арестантов продолжает увеличиваться, правительство находит все новые и новые способы разрешения проблемы размещения и содержания заключенных.

Где сидели?

Наверное, одним из старых тюремных замков Германии следует считать Хоен-Эк в Штольберге. Построенный почти 900 лет тому назад, он сперва исполнял роль приграничной крепости, и только в середине XIX века его превратили в женскую тюрьму. После реконструкции здесь появилась мужская зона, которая просуществовала вплоть до 2000 года.

Другим старейшим исправительным учреждением по праву можно считать тюрьму «Моабит». Построенная по указу короля Пруссии Фридриха III, она приняла первых заключенных еще в 1844 году и продолжает функционировать до сего дня. В числе ее обитателей был ближайший сподвижник Ленина и Троцкого Карл Радек, впоследствии ставший жертвой сталинских репрессий. Вторым известным узником стал Герой Советского Союза Муса Джалиль. Пленение на Волховском фронте в 1942 году, концлагерь, где он возглавил подпольную организацию, а после ее разгрома оказался в камере «Моабита». До приведения в исполнение смертного приговора поэт успел написать цикл стихов, которые чудом сохранили его выжившие сокамерники. «Моабитская тетрадь» после окончания войны была издана в десятках стран мира.

Еще одна из старейших тюрем - это «Баутцен» в Саксонии. Построенная в начале XX века, она получила название «Желтая беда» из-за цвета кирпичей кладки. В Третьем рейхе острог использовался для содержания политзаключенных. В частности, в ней до отправки к месту казни в концлагерь Бухенвальд содержался лидер немецких коммунистов Эрнст Тельман. С 1945 года тюрьма находилась в ведении Советской военнойтюрьма Баутцен администрации в Германии. Тогда она стала именоваться «Спецлагерем №4», и здесь закончился жизненный путь более 2700 узников - нацистов, социал-демократов и прочих «буржуазных элементов». По свидетельству одного из выживших узников, несчастных расстреливали, выносили во двор и бросали в грузовик. Затем надзиратели тыкали в каждый труп палкой с металлическим наконечником, чтобы убедиться, что никто не пытается таким образом совершить побег, после чего трупы отвозились в район Кроличьей Горы, где сбрасывались в шахты и засыпались негашеной известью.

С 1956 года, после того, как были освобождены последние заключенные, осужденные за военные преступления, сюда стали отправлять лиц, совершивших особо тяжкие преступления, - грабителей, убийц, сексуальных маньяков. Ныне это тюрьма строгого режима, где содержатся узники, осужденные на длительные сроки.

Неподалеку существовала еще одна тюрьма - «Баутцен-2». С 1935 года и до окончания войны здесь был следственный изолятор, где содержались политзаключенные в ожидании суда. Здесь находился в ожидании казни чешский журналист-коммунист Юлиус Фучик, написавший в застенке книгу «Репортаж с петлей на шее». Выполнять роль СИЗО «Баутцен-2» продолжал и во время управления Советской военной администрации в Германии (СВАГ), а в 1951 году стал частью исправительного заведения «Баутцен-1». До 1989 года острог был вотчиной «Штази» - государственной службы безопасности ГДР, где содержались в основном инакомыслящие. В 1993 году тюрьма была превращена в Мемориал жертвам тоталитаризма.

Еще один известный и ныне действующий острог - это «интернациональный» «Штаммхайм» в Штутгарте. Построенный в начале 60-х годов прошлого века, он сперва предназначался для содержания террористов из левацких группировок. Его еще называют «тюрьмой мертвых коридоров».

Это восьмиэтажное здание, построенное из сверхпрочного бетона, стены в коридорах которого прозрачные, для того чтобы было легче наблюдать за обитателями. Был еще один корпус, но его снесли после того как в 1976 году в нем покончили с собой три лидера террористической группировки «Фракция Красной армии» Андреас Баадер, Ульрика Майнхоф и Жан-Карл Распе, осужденные к пожизненному заключению. На этот шаг они пошли после нескольких неудачных попыток своих соратников освободить их из неволи. В настоящее время там содержится около 850 заключенных 54 национальностей. На последнем этаже в режиме повышенной охраны содержатся осужденные за причастность к террористической деятельности, в том числе и члены «Аль-Кайды».

В этом списке, наверное, следует упомянуть и баварскую тюрьму «Ландсберг», построенную в 1910 году. Здесь отбывал наказание за организацию так называемого «пивного путча» Адольф Гитлер, который написал в камере «Ландсберга» книгу «Майн Кампф», ставшую библией нацистов.

Стоит вспомнить военную тюрьму «Шпандау», где отбывали наказание нацистские преступники, осужденные за военные преступления Нюрнбергским трибуналом. К середине 60-х годов там оставался только один долгожитель - правая рука Гитлера Рудольф Гесс, осужденный на пожизненный срок. Эта тюрьма была убыточной для казны Западного Берлина. На одного арестанта приходилось 10 гражданских служащих и 25 охранников. После того как Гесс покончил с собой (или ему помогли?) тюрьма перестала существовать - ее разобрали по кирпичикам.

Как сидели?

Германская система уголовно-исправительного наказания всегда считалась в Европе предметом для подражания. Вот, например, уже упоминавшаяся тюрьма «Моабит». В середине XIX века во всем мире за основу была принята так называемая «Пенсильванская система», разработанная криминологами США. Суть ее - содержание арестантов в камерах-одиночках. По мнению тогдашних юристов, общение с другими заключенными мешало осужденному до конца понять свою вину и раскаяться. А посему преступник должен был находиться в полной изоляции. Для эксперимента были выбраны две тюрьмы в Германии - «Моабит» и «Цутхаз».

Надо сказать, что содержание заключенных в этих тюрьмах назвать жестоким было нельзя. Камеры скорее напоминали номера дешевых отелей. Четыре флигеля по три этажа соединялись лестницами и смыкались в центре, где находился центральный пост охраны. В камерах была постель, которая в дневное время прикреплялась к стене, стол, скамьи, этажерки с книгами и посудой, приспособления для занятия ремеслами. Примерным заключенным разрешалось иметь цветы и даже клетки с птицами. Арестантов регулярно навешали директор тюрьмы с целью выявления претензий, врач, смотритель мастерской (в основном заключенные занимались в камерах изготовлением часов, украшений, резьбой по дереву и производством различных сувениров). Единственными мероприятиями, в ходе которых узники могли покинуть помещения, были визиты в школу, церковь или выход на прогулку. Для совершения моциона в тюрьме имелись три больших двора, поделенных на отсеки для прогулки в одиночку.

Когда арестант выходил из камеры, он был обязан прикреплять на куртку тюремной робы то, что сегодня называют бэйджем, - картонку со своим именем. При этом на голову полагалось надевать кепку с длинным козырьком или маску на лицо. Надзиратели следили, чтобы заключенные перемещались на расстоянии друг от друга и не вступали в контакт. Даже в церкви во время проповеди и в школе во время занятий зеки были изолированы друг от друга. С этой целью их помещали в фанерные будки с окошками.

В тюремных подвалах размещалось общее отделение, рассчитанное на 60-80 арестантов, которые исполняли обязанности хозобслуги - работали на мукомольне, в пекарне, кухне, прачечной, кузнице и слесарной мастерской. Кроме того, недалеко от здания тюрьмы имелось дополнительное отделение типа нашей нынешней колонии-поселения - там содержались заключенные, которые не могли по состоянию здоровья находиться в одиночках или отсидели большую часть срока. Занимались они сельским хозяйством, поставляя зерно и овощи на продуктовый склад тюрьмы. Питание узников было хоть и калорийным, но достаточно однообразным - каши, супы, хлеб.

Если же говорить о тюремном рационе, то, например, в послевоенном «Баутцене-1» тоже особых кулинарных изысков не наблюдалось. 300 г черного хлеба на день, по 20 г жиров и повидла, две чашки эрзац-кофе. В обед литр мучной похлебки. В воскресенье - отварной картофель. Занятые на тяжелых работах получали дополнительно жиры и кусок колбасы. Досуга, кроме прогулок, у заключенных не было. Впрочем, Юлиус Фучик этот период, проведенный в «Баутцене-2», в письме к друзьям охарактеризовал так: «...Но в работе время проходит вполне приятно, а, как видите из прилагаемой официальной памятки, мне разрешили читать некоторые периодические издания, так что на скуку жаловаться не могу».

Как сегодня?

Содержание заключенных в тюрьмах Германии несколько отличается друг от друга, потому что пенитенциарные заведения подчиняются министерствам юстиции тех федеральных земель, где они расположены. Но общую картину быта узников нарисовать достаточно просто.

Сегодня почти в 200 тюрьмах страны содержится около 70 тысяч заключенных. Тюрьмы двух типов - открытые, типа наших колоний-поселений, и закрытые. В первые переводят по решению властей заключенных, вставших на путь исправления, или тех, кому до конца срока осталось не более полугода. Высшая мера наказания в Германии - пожизненное заключение, но после отбытия двух третей срока оно может быть сокращено до 15 лет.

Не так давно в Германии появились еще две особые тюрьмы. Первая - это частная тюрьма в городе Хюнфельд. Компания «Серео», выигравшая тендер, теперь занимается лишь бытом 500 заключенных - организацией уборки камер и территории, приготовлением пищи, социальной помощью, в частности, решением семейных проблем, занятостью в мастерских на территории тюрьмы. Надзор же за безопасностью осуществляют надзиратели - государственные служащие. В случае возникновения конфликтных ситуаций гражданский персонал может нажать кнопку тревожной сигнализации.

Вторая тюрьма - исправительное заведение для пожилых людей. В Германии год от года растет число стариков, совершающих преступления, в основном - кражи и ограбления банков. Поэтому для них была построена специальная тюрьма, скопированная с японской, больше напоминающая дом престарелых.

Во всех тюрьмах новый постоялец при поступлении получает памятку, в которой на нескольких языках (в том числе и на русском) изложены основные права и обязанности заключенного. «Обратите внимание на то, что Ваш правовой статус зависит от того, находится ли Ваше дело еще на расследовании или вы уже приговорены. Ваши разговоры и переписка не подлежат цензуре. Разрешение на свидание выдается судьей или прокурором. Вам положена ежедневная прогулка не менее часа. Если у Вас возникла срочная и убедительная просьба позвонить или дать телеграмму, возможно предоставление соединения за Ваш счет. В случае, если Вы не имеете своих средств и вам не могут предоставить работу, Вы можете получать государственное пособие (26 евро в месяц)».

За свой счет можно получать с воли книги и прессу. Разрешается иметь в камере свой телевизор и радиоприемник. Есть возможность получать, опять же за свой счет, не только продукты питания и личные вещи, но и декорировать камеру, за исключением сантехнического и электрического оборудования.

Надо сказать, что ежегодно заключенные, имеющие не одну ходку, правда, неофициально, составляют рейтинг тюрем - от одной до пяти «звездочек». Там учитывается все: размер и оборудование камер, вежливость персонала, питание и возможность заработать на производстве и отдохнуть. Учитывается также и развитость инфраструктуры - насколько удобно родственникам добираться до заведения. Рейтинг растет и от возможности приобретения продуктов и промтоваров по каталогу с доставкой почти до дверей тюремной камеры.

В германских тюрьмах сегодня арестанты располагаются в основном в камерах на 2-3 человека площадью не менее 12 квадратных метров. коридор в тюрьме ШтаммхаймЗа редким исключением удобства находятся внутри помещения. Подъем в 6 часов утра, по выходным - позже. Завтрак, до 15 часов работа на производстве, после обеда - час прогулки и свободное время. В 21 час проверка и отбой, после которого камеры запираются до утра. Стоит сказать несколько слов об организации питания. Например, в «Штаммхайме» завтрак происходит в камере (продукты выдаются с вечера), обед на рабочем месте, ужин в столовой. В большинстве тюрем прием пищи осуществляется в столовой.

Надо сказать, что меню отличается не только калорийностью, но и определенной изысканностью. Например, на завтрак заключенным предлагают не только каши, йогурты и салаты, но и сосиски - белые молочные мюнхенские или копченые баварские. Плюс к этому яичница или омлет. Одним из основных блюд на обед или ужин является «фальшивый заяц». Но это не то блюдо из лапши, которое на двоих ели в вегетарианской столовой герои «Двенадцати стульев» Коля и Лиза. Это рулет, начиненный мясным фаршем, жареным беконом, яйцами и пряностями. На гарнир - «немецкий салат» - картофель, сваренный в мундире, в обрамлении маринованных огурчиков и яблок, политый горчичным соусом. Здесь можно упомянуть и айсбан - свинину, тушенную в кислой капусте, гамбургские котлеты величиной с ладонь. Для мусульман предполагаются блюда без свинины. Отдельное меню предусмотрено и для вегетарианцев.

Практически все заключенные обязаны работать. Исключение составляют лица старше 65 лет или страдающие хроническими заболеваниями. Промзона - это в основном механические мастерские, мини-цеха по сборке компьютеров, пекарни, прачечные, швейные мастерские. Например, в берлинской тюрьме «Тегель» сидельцы шьют сувенирные арестантские робы, которые пользуются популярностью на воле. В среднем тюрьма Тегельзаключенный зарабатывает около 200 евро в месяц. 2/3 этой суммы он может потратить на себя, покупая, например, дополнительные продукты или предметы личной гигиены в тюремном магазине по безналичному расчету, или переслать родственникам на волю. Остальные деньги кладут на его счет, и получить их наличными заключенный может лишь после освобождения. Так сказать, материальная поддержка на первое время. Когда до освобождения остается полгода, заключенного переводят в отделение свободного режима и он может заняться поиском работы на воле. Администрация отслеживает, чтобы это не были, например, сомнительные заведения вроде ночных клубов или сетевой маркетинг. И только после подписания контракта социальным тюремным работником и работодателем договор вступает в силу. Причем заключенный имеет право не разглашать подробности своей личной жизни, а администрация тюрьмы не предоставляет работодателю информацию об истории их подопечного.

Медицинское обслуживание в тюрьмах Германии тоже на достаточно высоком уровне. Тюремные лазареты хорошо оборудованы. Как правило, в них один-два штатных врача и несколько медсестер. Остальные профильные медики «с воли» (окулист, стоматолог) принимают пациентов в определенные дни по записи. В среднем на 20 заключенных приходится один психолог, который занимается со своими подопечными в рамках реабилитационных программ - проблемы с наркотиками, алкоголем, в семейной жизни.

В свободное от работы время заключенные могут продолжить получать среднее образование, окончить компьютерные курсы, почитать книги из библиотеки (достаточно богатой) или заняться спортом. Причем не только в тренажерном зале. Во многих тюрьмах имеются если не стадионы, то как минимум теннисные корты. А в некоторых за примерное поведение разрешаются пробежки в близлежащих парках и даже выезд на рыбалку. Дворы же для прогулок напоминают мини-скверы. Например, в мужской тюрьме в Гессене кусты, газоны и клумбы обнесены невысокими металлическими оградами. Но для защиты не от вандалов-заключенных, а от кроликов, которые здесь во множестве обитают с незапамятных времен.

Граждан России не так уж много. По свидетельству тюремных властей, в основном это молодые люди, решившие, что в Германии можно жить ничего не делая. В результате, оказавшись в бедственном положении, они начинают приторговывать наркотиками и попадают за решетку.

По материалам газеты
"За решеткой" (№6 2010 г.)