Центральная Рижская тюрьма

Центральная Рижская тюрьма Центральная Рижская тюрьма имеет давнюю и, к сожалению, весьма печальную историю. Десятки тысяч людей прошли через ее суровые каменные казематы, и для многих арестантов этот путь стал последним.
Главная тюрьма города Риги, расположенная в центральной части столицы Латвии (ул. М. Матиса, 3), была открыта в конце XIX века. Полностью весь комплекс СИЗО, состоящий из пятнадцати зданий, с больницей, хлебопекарней, баней, мастерскими и прочими хозяйственными постройками, был сдан в эксплуатацию в 1905 году. Каждый тюремный корпус специализирован, то есть имеются корпуса только с общими и только с одиночными камерами. Первоначально централ был рассчитан на размещение одной тысячи человек. Построили его для того, чтобы разгрузить старую и ветхую губернскую тюрьму.

Рижский централ стал суровой школой жизни для многих поколений арестантов. До Октябрьской революции 1917 года заключение в нем отбывали большевик Петр Стучка и Янис Плиекшанс, более известный как Райнис. Янис Райнис - поэт, драматург и культурный деятель, стал основателем латышского литературного языка и сегодня считается национальным героем Латвии. В тюрьму же он попал за то, что активно боролся за национальное равноправие латышей на территории Лифляндской губернии.

В 1911 году в Рижской тюрьме сидел Павел Дыбенко, будущий герой революции и красный командарм. Трудно сказать, какие черти занесли потомственного украинца Дыбенко в далекую Прибалтику. В Риге он работал грузчиком в порту. Посещал революционные кружки большевиков и эсеров. Но в тюрьму попал не за революционную деятельность, а за уклонение от воинской повинности, так как полгода не являлся на призывной участок. Узнав, что ему грозит три года каторги, Дыбенко согласился послужить царю и Отечеству. Военную службу матрос Дыбенко начал на штрафном корабле «Двина», где вел себя очень прилежно и вскоре оказался в минной учебной школе, а затем на линейном корабле «Император Павел I». Дальнейшая его жизнь хорошо известна.

В 1912 году в Рижский централ а качестве подследственного был заключен студент местного политехнического института Альфред Розенберг. Он обвинялся в том, что вел националистическую пропаганду среди прибалтийских немцев. В то время в Латвии проживало много немцев, и часть из них мечтали о том, чтобы Прибалтика вошла в состав Германской империи. Русская полиция, по понятным причинам, преследовала Альфред Розенбергнемецких националистов. Правда, вскоре подследственного отпустили за отсутствием улик. В 20-х годах Розенберг эмигрировал в Германию, где сделал головокружительную карьеру. Он стал одним из ведущих деятелей нацистской партии и Третьего рейха, во время Второй мировой войны являлся министром оккупированных восточных территорий-. Роэенберг был одним из главных обвиняемых на Нюрнбергском процессе и был повешен по приговору Международного военного трибунала.

Кровавая бойня

Розенберга казнили явно по делу, так как он являлся одним из творцов нацистской политики на оккупированных территориях СССР. Что представлял собой «новый порядок», хорошо видно по тому, что творилось в Центральной Рижской тюрьме во время Великой Отечественной войны. Советские следственные органы собрали огромный материал о жестоких пытках и истязаниях заключенных, имевших несчастье оказаться в главной латвийской тюрьме во время войны. Так, бывший надзиратель Центральной тюрьмы Лиукрастиньш на допросе, происходившем 5 декабря 1944 года, показал: «Все камеры были переполнены. В больших камерах, где можно водворить самое большее до 32 человек, сажали сотню и больше. Заключенным негде было лежать, воздух был нестерпим. Для допросов использовалось четырнадцать камер, расположенных на первом этаже. Следователи при допросах были обычно пьяные, подвергали арестантов избиению резиновыми дубинками. Стоны и крики заключенных были слышны по всему коридору, даже на третьем этаже. В камерах, где производились допросы, на стенах везде была кровь. Особенно зверски избивал заключенных некий Радзиньш, который находился на службе в СД».

Латвийская журналистка Вера Ванаг сообщила советским следователям следующее: «Меня арестовали и держали в заключении за то, что я состояла членом МОПРа и дома держала портрет товарища Сталина. Сначала сидела в гестапо на бульваре Райниса, затем в Центральной Рижской тюрьме, камера №6, первый корпус, затем в Саласпилском лагере. В то время травили и расстреливали совершенно для немцев безопасных людей. Например, я познакомилась с 16-летним мальчиком, бывшим пионервожатым, которого привезли из деревни в январе месяце и он оставался в тюрьме еще до июля. Этого мальчика так избивали, что он не мог ни стоять (били по пяткам), ни сидеть, ни лежать. Вся его спина была в крови, из носа сочилась кровь. Он мог держаться только стоя на коленях или лежа на животе, но лежать днем не позволялось... Евреев и евреек раздевали догола. Пьяные следователи поливали их из брандспойтов, заставляли совокупляться, а когда один из евреев стал уверять, что он это физически не в состоянии сделать, его заставили лизать половые органы женщины».

Из допросов бывших надзирателей, служащих СД и гестапо, а также изучения трофейных документов, было установлено, что за период с июля месяца 1941 года по сентябрь 1944 года немецко-фашистские захватчики и их латвийские пособники уничтожили в Рижской Центральной тюрьме более 60 тысяч мирных граждан и советских военнопленных. Это был настоящий геноцид.

«Петушиное царство»

После войны залитый кровью Рижский централ хотели сломать и на его месте построить новую тюрьму. Но вся страна лежала в развалинах, в первую очередь нужно было восстанавливать из руин заводы, фабрики, школы и детские сады, жилые дома. До централа руки не дошли и его переоборудовали в обычный СИЗО. Вернее, не совсем в обычный.

В советское время рижская тюрьма считалась полностью беспредельной. Воровские традиции и законы там упорно не приживались. Понятия не соблюдались, общак не собирался. В многоместных камерах изолятора проделывались штучки - будь здоров. Часто новичков избивали и «опускали» без всякого повода. Тюремная администрация специально отбирала физически крепких «козлов» и натравливала их на «правильных» арестантов. Практически вся хозобслуга СИЗО состояла из активистов, среди которых имелись даже «петухи». Часто «опущенные» работали поварами на кухне и баландерами, разнося по камерам положняковую пайку. Для вора в законе попасть в Рижский централ считалось хуже смерти.В марте 1985 года произошел первый удачный побег из рижской тюрьмы. Тогда вооруженные заточками заключенные захватили в заложники надзирательницу, вместе с ней прошли через вахту и скрылись в городе. Для расследования обстоятельств ЧП приезжал заместитель главы МВД СССР Юрий Чурбанов. Выяснилось, что побег совершили "активисты» из обслуги СИЗО.

В независимой Латвии

В 1991 году Латвийская республика стала независимым государством. Причем независимым государством с претензиями на вступление в Евросоюз. Такая позиция, по идее, предусматривала повышенное внимание государственных органов к пенитенциарной системе страны. Однако этого не произошло, и рижская тюрьма в течение десяти лет напоминала большой проходной двор. Во всех корпусах царил полный хаос. В стенах и потолках зияли огромные дыры (кабуры), через которые заключенные могли свободно переходить из камеры в камеру и гулять по всей тюрьме. Некоторые умудрялись даже на пищеблок захаживать и наводить страх на хозобслугу.

В то время в Рижском централе отбывал срок бывший секретарь ЦК латвийской компартии Альфред Рубикс. Сидел он в четвертом корпусе, в четырехместной камере, но один. С блатными у Рубикса сложились хорошие отношения, и он часто «подгонял» им через баландера оппозиционную и партийную прессу. Уголовники, конечно, такие газеты не читали, но с удовольствием использовали их для того, чтобы разогреть чифир и для сортира. В общем, все были довольны. Блатные даже к Рубиксу хотели кабур продолбить, но тот отказался.

Разумеется, в таком бардаке не обошлось без побега. Он имел место в 2006 году. Четверо уголовников, приговоренные к длительным срокам лишения свободы за различные тяжкие преступления (грабежи, кражи, изнасилование, убийство), выломали решетки камеры, по веревке спустились во двор, перелезли через забор и сбежали. На четвертые сутки они были задержаны за пределами Латвии на литовско-польской границе. Условия содержания заключенных в рижской тюрьме в 2007 году раскритиковала даже тогдашняя президент Латвии Вайра Вике-Фрейберга, заявив, что животные в зоопарке содержатся лучше арестантов.

В свою очередь, бывший глава латвийского МВД Алоиз Вазнис выступил с предложением снести старый централ, а на его месте возвести новую современную тюрьму, возможно, частную. Но этот вопрос пока так и не решен.

По материалам газеты
"За решеткой" (№10 2010 г.)

Попасть на территорию рижской центральной тюрьмы теперь можно будет только после тщательной проверки. На проходной тюрьмы установлены два сканера.

 А .Рубикс в 1994-1995 годах

 А .Рубикс в 1994-1995 годах содержался в 5-ом корпусе ,в 508 камере,на этом корпусе содержались под стражей малолетки