Татуировки

Не жди меня мама...

рожден для мук, в счастье не нуждаюсь     Женщины всегда были сентимен­тальнее и романтичнее мужчин. Это касается и тех представительниц прекрасной половины рода челове­ческого, которые отбывают наказание в местах не столь отдаленных. Поэтому татуировки которые дамы с криминальном прошлым и на­стоящим наносят на свои тела, во многом отличаются от мужских. Например, существует огромное количество наколок в которых в ка­честве основной темы фигурируют взаимоотношения между матерями и их детьми.
Мой милый, любимый…
     Не секрет, что преступниками часто ста­новятся люди с трудным детством выросшие в неполных семьях, а то и вовсе сироты. Поэтому некоторые татуировки взывают к родителям которых владелец так ни разу и не видел.
     Существуют и прямо противоположные наколки, где женщины, отбывающие наказание за совершенные преступления, взывают к своим детишкам, оставшимся на воле. Часто рядом с рисунком матери, ласкающей дитя, стоит дата рождения ребенка. Для того, чтобы добиться портретного сходства, лагерные кольщицы используют фотографии, присланные в зону родственниками осужденной. Правда, иногда встречаются подобные татуировки и у мужчин. Один вор выколол себе изображение супруги с новорожденным сыном на руках.

Сижу за решеткой в темнице сырой...

татуировка     Еще с древнейших времен основным атрибутом неволи была тюремная решетка. Поэтому вполне закономерно, что изображение решетки, отделяющей томящегося в тюремном застенке узника от мира свободных людей, стало непременным атрибутом татуировок российских уголовников.
Факел, голубки и колючка
     Например, типичная воровская татуиров­ка - факел как символ свободы. Подобные наколки считаются «молодежными», так как их делают себе несовершеннолетние преступники.
     Чаще всего такая наколка выполняется с использованием изображения колючей проволоки, указывающей на то, что владелец подобной татуировки отбывает срок в местах не столь отдаленных. Но в качестве символа неволи могло служить и изображение тюрем­ной решетки.

Погоны, которые нельзя сорвать

тату- погоны и эполеты     Татуировки авторитетных уголовников в виде "эполет" и "погон" можно, без сомнения, считать классическими лагерными наколками, отображающими "масть", заслуги перед воровским сообществом и убеждения их владельца. Эти татуировки, за редким исключением, носит "элита" преступного мира. Право на их ношение имеют лишь воры в законе, "авторитеты", "крылатые" уголовники (особо опасные, дерзкие и беспощадные), "бойцы" зоны, "смотрящие", а также осужденные, относящиеся к разряду "непримиримых отрицал", то есть преступники, противопоставившие себя лагерному режиму и администрации исправительных учреждений. Все они отсидели положенный для получения "права на ношение погон" срок в БУРах (бараках усиленного режима) и ШИЗО.
Со свастикой - но не нацист
      "Эполеты" и "погоны" бывают разными по виду и характеру изображения -- все зависит от фантазии и таланта лагерного "кольщика". Они могут также сопровождаться лозунгами типа: "Я - вор", "Закону воров не изменю", "Дави прессовщиков из ментовских пресс-хат!", "Тигр зоны", "Меня исправит только расстрел", "Живу одним днем", "Да простит мне Бог мои грехи" и другие.

Спаси и сохрани

тату     Грабители и убийцы просили помощи у бога, нарушая при этом его заповеди
     Удивительно, но многие уголовники, несмотря на то, что в своей повседневной жизни большинство из них регулярно нарушают такие заповеди Господни, как «не убий» и «не укради», считают себя верующими людьми. И в подтверждение лояльности к православной вере они выкалывают на своих грешных телах изображения святых Господа и Богородицы.
«Чти отца и мать свою…»
     Воры и грабители считают изображения Спасителя и Матери Божьей своего рода оберегом. При этом их ничуть не смущает то, что подобные татуировки находятся по соседству с другими, порой совершенно неприличными по содержанию.

Здравствуй мафия

пляшущие скелеты     Члены китайских триад узнают друг друга по жестам и наколкам
     Татуировки, о которых пойдет речь, сегодня весьма необычные и довольно редкие в России. Мы имеем в виду татуировки «импорт­ные», характерные для преступни­ков-иностранцев. Сейчас процесс пересечения границы РФ стал не в пример более простым, чем был раньше. Да и преступность значи­тельно интернационализировалась. Российские братки тянут срок в иностранных тюрьмах, мафиози и члены китайских триад - у нас. Поэтому неудивительно, что среди уголовных татуировок все чаще и чаще встречаются наколки зарубеж­ного происхождения.
Пляшущие скелеты
     Организованные преступные сообщест­ва появились в Европе еще в Средние века. И уже тогда их члены стали накалывать себе татуировки, по которым можно было легко узнать собратьев по ремеслу.
     Одна из таких татуировок - наколка во­ровского сообщества из южной Франции. Это две руки, сошедшиеся в рукопожатии, надпись «Union» («союз»), и все это окружено венком из роз.

"Никогда не встану на колени!"

тату на ногах     Традиция делать татуировки на ногах имеет в уголовном мире давнюю историю. Кроме лишней площади для размещения татуировок (если к тому времени руки, грудь, спина и остальные части тела уже сплошь исписаны шедеврами тюремной живописи), объясняется это еще и тем, что ноги, как правило, закрыты большую часть суток от посторонних глаз. Поэтому чаще всего татуировки на ногах предназначены для просмотра лишь очень хорошим знакомым их обладателя.
"Они устали от этапов"
     К серьезным, имеющим вполне конкретное значение татуировкам на ногах заключенных относятся в первую очередь так называемые наколенные «звезды беспредела». Выглядят они как и подключичные звезды авторитетных уголовников. Татуировка эта имеет смысл: «Никогда не встану на колени» - перед законом, «мусорами», администрацией колонии, СВП (секцией внутреннего порядка в зоне). Накалываются «звезды беспредела» лишь самым авторитетным зекам, уже зарекомендовавшим себя, с точки зрения уголовной элиты, «правильным» поведением в зоне - «отрицалам» и «беспредельщикам», и ко многому обязывают их носителя.

Татуировки - "сделано в ГУЛАГе"

тату - тютю на Воркутю     Говоря о татуировках довоенных советских зеков, следует сказать, что речь пойдет именно о татуировках новой по тем временам формации осужденных. Прежде всего, это так называемые «политические» арестанты и появившиеся в изобилии после революции и Гражданской войны «уркаганы» и «жиганы».
Слоны и черепа
     Конечно же, исконно воровские и тюремные татуировки существовали и при царе-батюшке, однако характер их был несколько иным и широкого распространения они не имели. Первые татуировки заключенных сталинского ГУЛАГа носили скорее схематичный информационный характер и были мало похожи на роскошные «картины» зеков периода развитого социализма. Объясняется это отчасти тем, что условия, в которых их «наводили», были для этого мало подходящими. Не хватало настоящих мастеров-«кольщиков», да и в тундре или на лесоповале, в спартанских условиях Соловков и Беломоро-Балтийского канала трудно было выбрать время и место для неспешного занятия «нательной живописью». Другая причина - только формировавшиеся тогда «советские воровские традиции» со всеми их «каноническими» для каждой группы уголовников татуировками, строгой иерархией изображений, словом, со всем тем, что появилось впоследствии параллельно со становлением и развитием ГУЛАГа.

Татуировки - как это будет по-русски?

fatum     Давно замечено, что некоторые люди, стараясь показать свой ум и свою бывалость, часто к месту и не к месту употребляют иностранные слова и выражения. Еще Чехов, устами одного из своих героев, изрек: «Они хочут свою образованность показать и всегда говорят о непонятном».
"Латынь из моды вышла ныне..."
     Естественно, российские уголовники тоже стремились выглядеть солидно и, накалывая себе татуировки, снабжали их подписями на иностранных языках. Чаще всего это крылатые латинские выражения типа «Homo homini lupus est» («Человек человеку - волк»). Такую татуировку обычно выкалывали себе «бойцы», то есть осужденные, которые в местах лишения свободы выполняли функцию палача, расправляясь с теми из заключенных, кто имел несчастье чем-либо проштрафиться перед лагерными авторитетами.
     Иногда подпись под татуировкой была лаконичной и состояла всего из одного слова. Один арестант изобразил на своем теле вышку с часовым, портрет любимой и самого себя, сидящего в позе, полной отчаяния. Всю эту живописную картину комментировало одно лишь слово: «Fatum» («судьба», «рок»). Другая картина, изображающая библейскую Юдифь, была выколота на груди зека, осужденного за неуплату алиментов. Он снабдил ее такой подписью: «Dictum factum», что можно перевести примерно так: «Сказано -сделано».

Татуировки - морская тематика

тату морской тематики     Трудно, наверное, найти в нашей недавней истории более яркий образ бунтаря, ниспровергателя всех моральных норм и устоев, чем образ революционного моряка, «братишки». Перемотанные пулеметными лентами крест-накрест, увешанные гранатами и маузерами, эти «беспредельщики революции» огненным валом прошлись по всей России. Выполнив же черную работу, их, отвыкших от созидательного труда, как ненужный человеческий материал отправят в лагеря ГУЛАГ или просто выведут «в расход». С той далекой поры морская тематика прочно вошла в быт и жаргон блатных, став неотъемлемой его частью, что, естественно, нашло свое отражение и в татуировках заключенных.
"Наколка для настоящего пацана"
     Самой распространенной морской татуировкой уголовников стал корабль, идущий по бурному морю под всеми парусами. Татуировка эта символизирует стремление ее владельца к свободе и означает, что он склонен к побегу. У женщин-воровок еще недавно был в почете сюжет - стоящая на берегу обнаженная девушка (в цепях или опутанная колючей проволокой) смотрит вслед уходящему в море паруснику. Татуировка имеет несколько вариантов и расшифровывается как: «Прощай, свобода!».

Татуировки - под знаком зодиака

тату рак     В мире людей, отбывающих наказание «по ту сторону шлюза», даже такая сугубо цивильная вещь, как гороскоп, имеет свою отличительную особенность. Знаки зодиака, выколотые в зоне на теле арестанта, в представлении российских уголовников предсказывают родившимся под ними ворам и грабителям или сказочный фарт, или черную непруху. И изображены эти знаки весьма своеобразно, с изрядной долей блатного цинизма.
"Я хоть и овен, но не козел!"
     Прежде всего, уголовники видят в изображении того или иного знака зодиака что-то для них родное, то, что связано с наиболее запомнившимися событиями в их бурной биографии.
     К примеру, один известный в своих кругах воровской авторитет, рожденный под созвездием Рака, выколол на теле карикатурное изображение членистоногого с бутылкой водки в одной клешне и со стаканом в другой. Вокруг этого запьянцовского знака зодиака лагерный мастер тату выколол заодно и статьи, по которым владелец татуировки в свое время был осужден, а также название мест, в которых ему пришлось тянуть срок. Таким образом, наколка стала своего рода «визитной карточкой» уголовного авторитета.

RSS-материал