Многие леди делают это...

татуНекоторые наколки представительниц слабого пола можно увидеть только в постели.
     В России мужская и женская пре­ступность существуют как бы сами по себе. С одной стороны, женщины-уголовницы помогают преступникам из числа сильного пола совершать свои противоправ­ные дела, а с другой стороны - нра­вы и понятия представительниц прекрасной половины рода челове­ческого сильно отличаются от мужских. К примеру, женщина-воровка, даже уважаемая среди коллег по ремеслу, не имеет права присут­ствовать на сходняках воровских авторитетов. В женских местах лишения свободы не так сильно, как у мужчин, выглядит расслоение по «мастям», здесь более либерально смотрят на однополую любовь, не считая пассивных лесбиянок ущербными в отношении прочих зечек.
«Жди меня и я вернусь…»
     Естественно, что различие между арестантами противоположного пола можно обнаружить, изучая из татуировки.

     Во-первых, женские татуировки по раз­нообразию и содержанию намного беднее мужских. Татуировки, исполненные на вы­соком художественном и профессиональном уровнях, встречаются гораздо реже. Тем бо­лее что делают их обычно мужчины и очень редко женщины.
     Изображения церкви, трефового туза, ма­донны с ребенком, черепа, кинжала, змеи, шприцев перекликаются с мужскими тату­ировками и выглядят как бы подражания­ми им.
     Во-вторых, в женских татуировках преоб­ладают изображения цветов, птиц, играль­ных карт, рюмок, мужских и детских голов, рисунков циничного или откровенно порнографического содержания.тату
     Надписи и рисунки говорят о любовных и семейных привязанностях уголовниц, порой доходящих до крайней степени сентиментальности типа «Малютка, спи и жди меня».
     В надписях в большинстве случаев кон­статируются горестные признания в совершенных на воле ошибках - разводах, абор­тах, приеме наркотиков и т.д.
     Женщины предпочитают наносить татуи­ровки на места, закрытые одеждой, что свидетельствует о том, что это делается сознательно. Такая татуировка может быть видна только самым близким людям или в интимной обстановке. Для подобных татуировок обычно служат низ живота, бедра, поясница, область грудей, виски.
     «А жить когда?»
Примером таких татуировок может быть наколка, сделанная молодой цыганке, задержанной за карманную кражу. Эта «кармен» присовокупила к изображению женского лица, по которому текут слезы, надпись: «Я измену не прощу!». Страстная и ревнивая, видать, была особа.
     Иные так называемые «портретные» татуировки со­провождаются философскими сентециями типа «Жизнь, за­чем ты мне дана? Чтобы лю­бить и страдать, а жить ког­да?». В других случаях изо­бражение обнаженной деви­чьей фигурки перечеркивает шприц. Для большей нагляд­ности рисунок сопровождает­ся номером статьи УК и ме­стом, где по этой статье за­гремела на скамью подсуди­мых владелица татуировки.
     Иногда наколки обитатель­ниц женских зон напоминают своего рода «живой журнал». Например, одна из зечек вы­колола себе портретное изо­бражение ее первого мужчи­ны, дату и место, где она рас­сталась с девственностью.
     Другая осужденная, приго­воренная к длительному сро­ку лишения свободы за убийство, у себя на животе сделала татуиров­ку - «семейное фото», на которой она была изображена со своим возлюбленным. К се­му было добавлено четыре буквы: «ОМУТ». К речным заводям это не имело никакого от­ношения. Это была аббревиатура: «От Меня Уйти Трудно».
     Ну и, естественно, очень часто женские татуировки имеют ярко выраженное религиозное содержание. На плече у одной из уго­ловниц можно увидеть изображение святой, имя которой нарушительницы закона дали при крещении.

Сергей Щукин
Копии тату выполнил Данцик Балдаев
По материалам газеты
"За решеткой" (№2 2011 г.
)

тату - я измену не прощу тату - жди меня и я вернусьтатуировканаколкатату - омут