Сызранское СИЗО

Сызранское сизо

Среди исправительных учреждений РФ Сызранский СИЗО стоит особняком. Это одна из самых старых тюрем не только Поволжья, но и России. Любопытно, что данных о ее прошлом сохранилось больше, чем о недавних годах. Отчасти это объясняется тем, что на протяжении долгих лет здесь приводились в исполнение смертные приговоры, и режим секретности был соответствующий. Подобных учреждений на бескрайних просторах СССР были единицы.

История Сызранского СИЗО неразрывно связан с самой Сызранью. Во второй половине XVII века в Поволжье лихо порезвился знаменитый казачий атаман Степан Разин. После подавления восстания его соратники еще долго гуляли по региону. Правительство было вынуждено принять ряд мер военного характера, в число которых вошло строительство крепостей в Поволжье.

В 1683 году была построена Сызранская крепость. А в 1683 году там же возвели арестный дом, который предназначался для заключения беглых крестьян. Вовремя пожаров 1838 и 1906 годов здание арестного дома изрядно пострадало, и был поставлен вопрос о постройке тюрьмы. В 1908 году город отвел под это землю. Новое «спецучреждение» было возведено к 1911 году.

Сызранский СИЗО - одно из самых старых сооружений города. Строилось оно из красного кирпича и первоначально было рассчитано на 260 мест. СИЗО отвечал всем новейшим, по тогдашним меркам, требованиям тюремного строительства. При нем имелось женское отделение и больница на 20 мест. На территории СИЗО находился тюремный храм святого Николая Чудотворца.

В годы советской власти Сызранский изолятор, долгое время именовавшийся как Домзак, существовал и развивался на деньги, отпущенные из губернской казны, и на средства, зарабатываемые собственными силами. С 1925 года в Домзаке существовали столярные и слесарные мастерские, подсобные хозяйства, валяльная мастерская. Арестанты работали на колхозных полях на заготовке сена, уборка урожая. Все эти работы проходили под наблюдением надзирателей.

Приведем данные архивного документа, датированного 1926 годом. Штат Домзака насчитывал 52 человека. Наряду с надзирателями существовали такие должности, как старший помощник начальника тюрьмы, заведующий учебно-воспитательной частью, учительница, электромонтер и другие. На вооружении Домзака стояли: 3 шашки, 6 револьверов системы Смит-Вессон, 10 наганов, 18 винтовок, боекомплект патронов караула - 620 штук. Численность заключенных на август 1926 года была 348 человек. Кроме этого, на учете состояло 109 человек, которые самостоятельно работали на полях колхоза, но обязаны были приходить и отмечаться в Домзак. В случае какого-либо нарушения этих людей брали под стражу. В Домзаке содержались и следственные арестованные в количество 68 человек.

С годами увеличивались и численность спецконтингента, и число персонала тюрьмы. Вот выдержки из документа второй половины 20-х годов: «Рассчитанный на 232 места Сызранский Домзак в настоящее время содержит до 400 заключенных. Степень перегрузки особенно бросается в глаза при знакомстве с численностью населения отдельных камер». Далее из текста следует, что в камерах, рассчитанных на 13 человек, содержатся более 30 заключенных! В одиночки помещали по 3-5 человек. Некоторые камеры переоборудовали под мастерские, например, для шитья сапог. В женских камерах вместе с матерями содержались малолетние дети…

За долгие годы существования тюрьмы через нее прошли многие легендарные личности. Это и попадавшие под следствие ответственные работники разных рангов, и жертвы, по злому навету угодившие под колесо репрессий, и уголовники, среди которых было немало лидеров криминального мира. Рассказывают, что в СИЗО довелось «отметиться» и будущему Герою Советского Союза Александру Матросову. В Сызранской тюрьме он побывал транзитом.

Здесь «мазали лоб зеленкой»

После Великой Отечественной войны в стране произошли изменения, жизнь стала другой. Менялась и старая тюрьма, получившая статус «расстрельной». Начиная с 50-х годов здесь «мазали лоб зеленкой» самым дерзким и жестоким преступникам.

Рассказы о специфике «расстрельной» тюрьмы, об известных в преступном мире грабителях и душегубах, побывавших в этих стенах, передавались в криминальной среде из уст в уста, обрастая всевозможными легендами. Здесь, например, закончил свой жизненный путь самый кровожадный в Поволжье маньяк Борис Серебряков, наводивший ужас на местных аборигенов на рубеже 60-70-х годов. Как следует из материалов его уголовного дела, на счету этого монстра порядка 40 криминальных эпизодов, среди которых - убийства девяти человек, совершенные в Куйбышеве.

Еще совсем недавно - в середине 90-х годов в СИЗО могли находиться по 15-20 человек, приговоренных к расстрелу. После введения моратория на смертную казнь возникла неопределенность - что делать с приговоренными к исключительной мере? Вскоре указом Президента РФ все они были помилованы. Одни получили пожизненное заключение, другие - 25 лет зоны. Тогда и были созданы спецколонии «пыжиков» - «пожизненников». Представителей этого спецконтингента стали из СИЗО отправлять по этапу.

Сейчас одновременно в изоляторе находятся один-два приговоренных к пожизненному заключению. Здесь они пишут кассационные жалобы и ждут вступления приговора в законную силу, после чего уезжают в колонию. Кто - в «Белый лебедь», кто - в «Черный дельфин», кто - на остров Огненный...

Идут этапы…

Через пересыльную Сызранскую тюрьму до недавнего времени в год проходило по несколько десятков тысяч человек. Это и осужденные местные преступники, направляющиеся к месту отсидки в колонии других регионов, и иногородние зеки-транзитники, для которых Сызрань - лишь перевалочный пункт на пути следования на Север.

Этапирование, согласно сложившейся традиции, проводится преимущественно ночью. Контингент в автозаках доставляют до железнодорожного вокзала. Там зеков пересаживают в «столыпинские» вагоны, которые цепляют к почтово-багажным поездам.

Попытки побегов на этапах случаются редко. Последний раз такой побег в Сызрани случился в 1976 году. Осужденный нырнул под вагон и был таков. Стрелять вслед ему конвоиры не стали, так как был большой риск зацепить пассажиров, коих на платформе в тот момент было немало. А служебных собак, которые смогли бы сработать на задержание, тогда при СИЗО не было. Это сейчас штатным расписанием предусмотрено несколько десятков четвероногих охранников. Живут они на территории изолятора в специальных вольерах и несут службу наравне с людьми.

...Если говорить о начальниках Сызранской тюрьмы, то в разное время коллектив возглавляли разные офицеры, придерживавшиеся совершенно различных стилей и методов руководства.

Отдельного рассказа заслуживает полковник Евгении Бородин, убитый киллером в своем подъезде осенью 1997 года. На период его пребывания в Сызрани как раз пришлись и введение моратория на расстрел, и повиданный ранее разгул преступности. За короткий срок своего руководства полковник смог построить работу в СИЗО в качественно новом ключе. Евгений Бородин стал жертвой бескомпромиссной по отношению к криминальным лидерам политики и погиб на пике своей профессиональной деятельности.

Сейчас претерпели изменения правила внутреннего распорядка СИЗО. Все эти процессы проходят в русле общей гуманизации системы исполнения наказаний в РФ. Раньше, например, арестантам было запрещено играть в нарды, сейчас - разрешено. Раньше им нельзя было пользоваться одноразовыми станками, сейчас - можно. Раньше для помещенных в карцер были пониженные нормы питания, не разрешались прогулки, сейчас эти ограничения сняты.

Вместе с тем следует признать, что качественно спецконтингент изменился не в лучшую сторону. И тому есть объективные причины: за мелкие преступления сегодня обвиняемых, согласно существующему законодательству, не арестовывают и до суда в СИЗО помещают лишь только за тяжкие и особо тяжкие деяния. Сидят убийцы, насильники . А еще несколько лет назад, вспоминают сотрудники СИЗО, нередко среди сидельцев попадались и укравший алюминиевый тазик, и позарившийся на соседское варенье...

Народ в СИЗО разношерстный, а потому и подход к арестантам сугубо индивидуален. Граждане, помещенные впервые в изолятор, сидят отдельно от рецидивистов, так что последние не имеют возможности преподать им «урок жизни». Бывшие правоохранители тоже сидят отдельно от всех. Среди них много давно уволившихся из органов и совершивших преступления уже на «гражданке», но все равно вместе с обычными уголовниками их не содержат. Сейчас в СИЗО 168 камер. В них содержится до тысячи человек. Несовершеннолетних - до полусотни, женщин - чуть больше, число транзитно-пересыльных варьируется в зависимости от этапов. Сидят в основном жители региона.

Пара слов о производстве. На территории СИЗО есть своя хлебопекарня. Это внебюджетное хозяйство. Мастера хлебопечения - вольнонаемные, а пекари - осужденные из хозобслуги. Всего в хозобслуге примерно шесть десятков человек. После вынесения приговора им было предложено остаться при СИЗО. Осужденных за тяжкие преступления среди них нет. Несовершеннолетние клеят коробки. Есть участок резинотехнических изделий.

По материалам газеты
"За решеткой" (№2 2010 г.)