Строители коммунизма из ГУЛАГа

гулаг Ровно 80 лет назад НКВД СССР стал самой мощной в стране хозяйственной организацией
В годы перестройки мы вдруг обнаружили, что на протяжении десятилетий в стране победившего социализма существовал целый «архипелаг ГУЛАГ» с громадным количеством заключённых. Сейчас это явление называют одним из главных парадоксов советской истории, который состоял в том, что свободное общество будущего тогдашние коммунистические лидеры пытались построить за счёт подневольного труда, на которую они обрекли немалую часть советского народа. На практике же это выглядело так: рядом с любым крупным объектом, возводимым в соответствии с пятилетними планами, всегда создавался очередной лагерный пункт, ограждённый высоким забором с колючей проволокой.
Усиление классовой борьбы
В конце 1920-х годов, когда высшее партийное руководство СССР приняло решение о свёртывании политики нэпа, а затем об ускоренной индустриализации в стране и о коллективизации сельского хозяйства, советское законодательство о местах лишения свободы тоже начало меняться в соответствии с новыми политическими тенденциями.

В условиях острой нехватки материальных и финансовых ресурсов требовалось максимально удешевить рабочую силу, направляемую на объекты народного хозяйства. Об организации «трудовых армий», предложенных Львом Троцким в конце 1920-х годов, старались не вспоминать, поскольку бывший военный нарком в это время был уже объявлен врагом народа и выслан из страны.

Сталинское окружение сделало немного по-другому: создало все условия для использования на самых важных стройках дешёвого труда заключённых, тем более, что в 1926 году вступил в силу новый Уголовный кодекс РСФСР с пресловутой 58-й статьёй («контрреволюционные преступления»). И уже вскоре на основании этой статьи в места лишения свободы хлынула волна несогласных с политикой партии и правительства.

А в ноябре 1929 года ЦИК СНК СССР приняли постановление о том, что лишение свободы на срок до 3-х лет осуждённые могут отбывать в исправительно-трудовых колониях в европейской части СССР, а сроки выше 3-х лет – только в исправительно-трудовых лагерях на местах важнейших строек. Такие стройки обычно располагались в самых отдалённых местностях СССР. Постановление это было принято в связи с утверждённым ЦК ВКП(б) положением о необходимости усиления классовой борьбы в нашей стране. Стоит ли говорить, что по 58-й статье УК РСФСР меньше 3 лет практически никому не давали.

Затем в апреле 1930 года Совнарком СССР утвердил «Кодекс об исправительно-трудовых лагерях» (ИТЛ), которые с того момента из системы Наркомата юстиции передавались в ведение ОГПУ. Принятый документ закрепил положение, что с того момента основным видом мест лишения свободы в СССР стали исправительно-трудовые колонии. Вскоре было образовано Главное управление лагерей ОГПУ, которое включили в структуру Наркомата внутренних дел СССР (НКВД СССР).

Постановление ЦИК СССР от 10 июля 1934 года упразднило наркоматы внутренних дел в союзных республиках, и на их основе тогда же был образован общесоюзный НКВД, при котором создали главное управление исправительно-трудовых лагерей и трудовых поселений. В октябре того же года оно было переименовано в Главное управление лагерей, трудпоселений и мест заключения НКВД СССР (ГУЛАГ НКВД СССР).

В последующие годы это название слегка менялось, но суть его оставалась той же самой, что и раньше. Таковы были начальные шаги печально-знаменитого ведомства, которое , по мнению специалистов, в середине ХХ века оказало решающее влияние на весь ход не только советской, но и мировой истории.

По разным оценкам , за годы существования ГУЛАГа через неё прошли от 15 до 18 миллионов человек. В период максимального расцвета в ГУЛАГ входило 53 лагерных управления с тысячами отделений и пунктов, 425 колоний и более 2000 спецкомендатур. Всего же эта система тогда насчитывала свыше 30 тысяч отдельных мест лишения свободы, где единовременно содержались до 3,5 миллиона заключённых (по другим оценкам – до 5 миллионов).

В течение 1930-1950-х годов силами заключённых ГУЛАГа велось строительство большинства самых крупных промышленных и транспортных объектов страны. В числе таких строек коммунизма были каналы (Беломорско-Балтийский, имени Москвы, Волго-Донской и другие) и все без исключения гидроэлектростанции, возведенные в этот период (Угличская, Рыбинская, Куйбышевская, Цимлянская и прочие). Зеки также возводили металлургические предприятия, объекты советской ядерной программы, самые протяжённые железные дороги и автострады. Мало того: именно учреждениями ГУЛАГа были основаны и затем построены десятки советских городов (Комсомольск-на-Амуре, Советская Гавань, Дудинка, Норильск, Воркута, Новокуйбышевск и многие другие). Вот только некоторые объекты народного хозяйства СССР, возведённые при массовом использовании труда «простых советских заключённых» в предвоенный период.

Беломорско-Балтийский канал имени Сталина

Сокращённое наименование этой стройки первой советской пятилетки – Беломорканал. Оно было увековечено на пачках самых массовых в СССР папирос, которые нашими табачными фабриками выпускались в течение многих десятилетий. В отличие от большинства других объектов ГУЛАГа, данное строительство не было засекречено, и при этом от широкой ответственности не скрывали даже тот факт, что Беломорско-Балтийский канал имени Сталина прокладывался с привлечением значительного числа заключённых. Подразделение ГУЛАГа, специально созданное при строительстве, получило название Беломорско-Балтийский лагерь, или БелБалтЛаг.

Водный путь протяжённостью 227 километров был проложен в 1931-1933 годах в рекордно короткие сроки. После торжественного открытия канала он соединил Белое море с Онежским озером, и далее обеспечил выход отсюда в Балтийское море и к Волго-Балтийскому водному пути. Кроме самой трассы для прохождения судов, в систему каналов вошло 19 шлюзов, при которых было возведено более 100 сложных инженерных сооружений, а в окрестностях канала проложено 2,5 тысячи километров железнодорожных путей. В строительстве этого объекта в общей сложности участвовали 126 тысяч человек, из которых 108 тысяч были заключёнными, из них, по официальным данным, за время проведения работ умерли более 12 тысяч. Каждый подневольный участник стройки именовался заключённый каналоармеец, или сокращённо – з-к. Считается, что именно так возникло жаргонное слово «зек», которое уже вскоре вошло в лексикон советских людей. После окончания строительства были полностью освобождены от дальнейшего отбытия наказания около 12, 5 тысячи заключённых, а ещё у 60 тысяч сокращены сроки лишения свободы.

Открытие канала, которое состоялось 5 августа 1933 года, сопровождалось мощной информационной кампанией. Большинство центральных газет, в первую очередь «Правда» и «Известия», публиковали тематические статьи о Беломорканале, карикатуры на врагов народа и портреты лучших строителей. Советская пропаганда подавала строительство этого объекта как «первый в мире опыт перековки трудом самых закоренелых преступников-рецидивистов и политических врагов».

Через две недели после открытия Беломорканала его посетила группа из 120 литераторов и художников во главе с Максимом Горьким. Среди визитёров были такие известные писатели, как Алексей Толстой, Михаил Зощенко, Виктор Шкловский, Илья Ильф и Евгений Петров, Валентин Катаев и другие. Некоторые из них (36 человек) затем приняли участие в написании 600-страничной книги, посвященной созданию Беломорканала, которая вышла из печати в конце 1934 года. Однако из того, что значительная часть авторов этого издания в 1937-1938 годах оказалась репрессированной, почти весь тираж этой книги по указанию Главлита был затем изъят из библиотек и уничтожен.

Воркутинский уголёк

Город Воркута расположен на севере республики Коми за полярным кругом, на реке с тем же названием, которое с ненецкого языка переводится как «много медведей», «изобилующая медведями» или «медвежий угол».

Большие запасы каменного угля в этих местах геологи открыли в начале 30-годов ХХ века. Вскоре на правительственном уровне было принято решение о разработке этих месторождений при широком использовании труда заключённых. Через несколько лет здесь был создан один из крупнейших лагерей ГУЛАГа – Воркутлаг (до 1938 года – Ухтпечлаг). На пике его численности, в начале 1951 года, в этом лагере находилось 73 тысячи человек.

С середины 1930-х годов при лагере возник рабочий посёлок Воркута, где селились в основном бывшие заключённые, у которых окончился срок лишения свободы. Посёлок рос быстрыми темпами, и ноябре 1943 года Указом Президиума Верховного Совета РСФСР ему был присвоен статус города.

В 1953 году, после смерти Сталина, в лагере произошло восстание заключённых – одно из крупнейших подобных событий в местах лишения свободы в СССР. Причиной его стало несвоевременное выполнение администрацией постановления правительства об амнистии. Беспорядки было приказано не подавлять со всей жестокостью, а лишь ограничиться арестом зачинщиков. Вскоре здесь провели масштабное освобождение не только уголовных, но и политических заключённых. После реорганизации ГУЛАГа в Воркуте по-прежнему продолжали работать исправительно-трудовые колонии МВД СССР. Кроме того, город до 90-х годов ХХ века оставался местом ссылки.

Норильский горно-металлургический комбинат

О залежах полезных ископаемых в районе Норильска людям было известно ещё в бронзовом веке. Близ озера Пясино археологи в своё время обнаружили стоянку людей бронзового века, где нашли примитивное оборудование для плавки и литья, а также металлический полуфабрикат (шарики самородной меди).

В 20-х годах прошлого века в этих местах работало несколько крупных геологических экспедиций, которые подтвердили наличие в восточных отрогах плато Путорана богатых месторождений полиметаллических руд.

В 1935 году на берегу речки Норилки началось возведение горно-металлургического комбината, а рядом с этой стройкой тогда же было создано специальное подразделение ГУЛАГа на 50 тысяч заключённых, получившее название Норильлаг. В марте 1939 года в цехах металлургического завода получили первые отливки, а в 1942 году – первый промышленный никель. Тогда же около предприятия, на восточном берегу озера Долгое, опять же в основном силами заключённых, началось строительство рабочего посёлка, который получил название Норильск. В 1951 году этому посёлку Указом Президиума Верховного Совета РСФСР был присвоен статус города.

После смерти Сталина численность обитателей Норильлага стала быстро снижаться, и 1956 году это подразделение ГУЛАГа было полностью ликвидировано. В 1966 году в память о «лагерном» периоде истории города в Норильске открыли несколько мемориальных сооружений. В частности, на центральной площади тогда была установлена базальтовая глыба весом в 100 пудов, которую доставили сюда с горы Рудной. На прикреплённой к ней пластине тогда же написали: «Здесь будет сооружён обелиск, всегда напоминающий о подвиге норильчан, покоривших тундру, создавших наш город и комбинат».

С того времени прошло уже без малого полвека, однако обещанный памятник истинным основателям города и строителям горно-металлургического комбината в Норильске не появился до сих пор.

Байкало-Амурская магистраль (БАМ)

Хотя нынешнее старшее поколение россиян прекрасно помнит, что этот «путь железный» вся наша страна под аккомпанемент мощной пропагандистской кампании строила в 70-е годы прошлого века, на самом деле первые рельсы на будущей Байкало-Амурской магистрали рабочие уложили ещё в 1938 году. Но это тоже не было началом БАМа: к изыскательским работам в забайкальской тайге на его трассе геодезисты приступили летом 1932 года, через два месяца после выхода в свет постановления СНК СССР «О строительстве Байкало-Амурской железной дороги».

Тогда проектировщики по заданию правительства наметили прокладку к северу от Транссибирской магистрали ещё одной железнодорожной линии, поскольку этот район Дальнего Востока, граничащий с Маньчжурией и другими территориями, оккупированными Японией, в то время выглядел в военном отношении очень неспокойным. Требовалось срочно провести по Забайкалью и Приамурью новую транспортную артерию, дублирующую Транссиб, который из-за своей близости к границе в случае войны мог быть легко блокирован армиями противника.

По уже сложившейся в 1930-х годах практике, строительство железной дороги отнесли к ведению НКВД, для чего в системе ГУЛАГа в 1935 году была образована особая структура под названием Бамлаг, в которой, в свою очередь, создали более десятка отдельных лагерных пунктов (ОЛП). В течение последующих трёх лет заключённые Бамлага занимались подготовкой трассы будущей железной дороги – валили лес, возводили инженерные сооружения, создавали в тайге опорные пункты для основной стройки.

Однако в 1938 году поступило указание о временной консервации всех работ на большинстве участков БАМа – в основном из-за отсутствия необходимых для этого финансовых средств. Тогда же Бамлаг был расформирован, а на его базе в структуре ГУЛАГа создали шесть железнодорожных исправительно-трудовых лагерей (ИТЛ). В 1938 году силами заключённых началось строительство западного участка магистрали – от Тайшета до Братска, а в 1939 году приступили к подготовительным работам на восточном участке дороги – от Комсомольска-на-Амуре до Советской Гавани.

Все работы по прокладке БАМа прервались сразу же после начала Великой Отечественной войны. В это время в Забайкалье не только не строили железных дорог, но делали как раз наоборот. В начале 1942 года по решению Государственного Комитета Обороны с проложенного к тому моменту участка между станциями Бам и Тында силами заключённых были сняты все звенья пути, а так же мостовые фермы, которые затем отправили на строительство железнодорожной линии Сталинград - Саратов - Сызрань - Ульяновск (так называемая Волжская рокада). Осенью того же года по этой стальной магистрали в район обороняющегося Сталинграда пошли составы с горючим и боевой техникой, производство которой к тому времени началось на предприятиях, эвакуированных в Среднее Поволжье с запада страны.

Сооружение БАМа было продолжено ещё до того, как отгремели последние залпы Великой Отечественной войны. Для обеспечения стройки рабочей силой в системе ГУЛАГа был образован Амурский ИТЛ (Амурлаг). В июне 1945 года путейцы сдали в эксплуатацию отрезок дороги между Комсомольском-на-Амуре и Северной Гаванью, а в июле 1951 года первый поезд прошёл по линии Тайшет-Братск-Усть Кут (Лена). Затем в течение трёх лет заключённые возводили насыпи на будущей трассе БАМа, а кое-где начали кладку рельсовых путей. Однако, вскоре после смерти Сталина Амурлаг был расформирован, после чего строительство БАМа оказалось замороженным почти на 20 лет.

Обсуждение вопроса о необходимости иметь на Дальнем Востоке железнодорожную линию, дублирующую Транссиб, в советском правительстве начали в конце 1960-х годов, когда резко осложнились отношения между СССР и Китаем. Как известно, в 1969 году дело дошло до вооружённого конфликта в районе острова Даманский на реке Уссури. По этой причине строительство БАМа вновь было признанно насущной необходимостью для нашей страны.

Работы на «старой-новой» трассе начались после принятия постановления ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 8 июля 1974 года. В этих условиях не могло быть и речи о создании каких-либо лагерных пунктов на месте грандиозной стройки, хотя, конечно же, на лесоповалах на трассе БАМа в то время немало работало заключённых.

В 1970-е годы советское правительство основную ставку сделало на привлечение к этому объекту молодых энтузиастов, в связи с чем Байкало-Амурская магистраль по решению ЦК ВЛКСМ была объявлена Всесоюзной ударной комсомольской стройкой. Укладку основной части БАМа дорожники завершили в октябре 1984 года, весь пусковой комплекс магистрали в полном объёме был сдан в эксплуатацию 1 ноября 1989 года. Но при этом строительство Северо-Муйского тоннеля одна из самых сложных участков трассы, окончательно завершилось только в 2003 году. Ныне протяжённость Байкало-Амурской магистрали составляет более 4200 километров.

Комсомольск-на-Амуре

В 1930 году ВЦИК и Совнарком СССР приняли постановление о хозяйственном и культурном освоении Дальневосточного края. В январе 1932 года правительственная комиссия осмотрела район села Пермское, расположенного на левом берегу Амура в Хабаровском крае. Решено было строить здесь Амурский судостроительный завод, а в нескольких километрах от него, близ соседнего нанайского стойбища Дземга, через несколько месяцев заложили даже авиационный завод.

В мае того же года на речном берегу высадились первые строители будущего города, который впоследствии получил название Комсомольск-на-Амуре. При этом в течение советского периода нашей истории считалось, что все здешние промышленные предприятия, жилой фонд и коммунальное хозяйство были возведены руками тысяч комсомольцев-энтузиастов, добровольно съехавшихся сюда со всей страны. А вот открыто говорить о том, что при строительстве Комсомольска-на Амуре ныне по-прежнему является центром авиастроительной, металлургической и нефтеперерабатывающей промышленности всего российского Дальнего Востока.

Валерий Ерофеев
По материалам газеты
"За решеткой" (№2 2013 г.)