Пытки в тюрьме

пытки в тюрьме Пытки - это неотъемлемый элемент неволи с самых давних времен. Расскажем о том, какие пытки сейчас наиболее «модны» в отечественных спецучреждениях.
Отнесем к отечественным тюрьмам и белорусские. Очень много интересного рассказал бывший заключенный Александр, про обычаи в местных застенках, но сейчас мы коснемся только пыток.
По словам Саши, первый раз его пытали на этапе. Пытали любопытно (не только его, весь этап). Давали сало, но не давали пить (кстати, в русских острогах раньше поступали еще хлеще - «по-сухому» кормили только селедкой). Трудно так сразу сказать, что чувствует человек на одном сале, это можно только проверить на опыте. Но Саша никому не советует. По его словам, это ужасно. Живот выкручивает, в горле ком, язык опухает - короче, полный атас.

Далее Александра, который, по правде сказать, не слишком дружил с тюремным режимом, пытали уже мерами чисто физического воздействия. Ничего такого особенного, но все же: били мокрыми полотенцами. В том числе по почкам. Но у Батьки в тюрьмах, видимо, с фантазией пытают только диссидентов. То-то они потом ничего по-русски сказать не могут.

А вот что про пытки рассказал Сергей, сидевший в Великом Новгороде: «Я пребывал в карцере - ПКТ около полугода. За это время туда несколько раз вламывались спецы. Били так: первый раз потерял сознание - окатят водой, оживаешь, потом избивают опять - потерял сознание - еще «душ». И только когда три раза потерял сознание, от тебя отстают. И идут к следующему… Практиковались у нас и изнасилования шваброй во все дыры... Этим занимались «активисты»... Да и сейчас наверняка занимаются...»

Ну что касается изнасилований шваброй, как это практиковалось в петербургском УФСИН. Сейчас в Северной столице идет суд над офицерами Главка и осужденными из хозотряда тюремной больницы имени Гааза. Первые заставили вторых насиловать непослушных заключенных.

В завершение темы швабры стоит сказать о совсем уж конкретных и неприятных вещах. Изнасилование пластиковой шваброй - с пластиковым наконечником - это одно. Деревянным - совсем другое дело. Это чуть ли не смертельный вариант.

Страсти по ногтям

Сейчас развивается очень громкое дело о вырванных ногтях. До его завершения еще далеко, а потому пока только факты и только мнения заинтересованных сторон. Заключенный из первой исправительной колонии города Донского Тульской области Виталий Бунтов смог передать родным письмо с описанием его истязаний и собственные ногти, вырванные у него сотрудниками администрации исправительного учреждения и приближенными к ним осужденными. Об этом сообщила пресс-служба межрегиональной общественной организации «Справедливость». Пытать Бунтова якобы начали после того, как он отказался вступать в самодеятельную организацию.

По данным «Каспаров.Ru», сразу после пыток, 27 января, Бунтов объявил бессрочную голодовку, которая продолжается в настоящее время. По словам родственников человека с говорящей фамилией Бунтов, он находится в тяжелом состоянии, пальцы ног начали гноиться.

В ФСИН России категорически опровергли вышеизложенное. Тюремные чиновники даже нашли объяснение выпавшим ногтям у Бунтова - якобы это произошло из-за сильно развитого грибка. Что, конечно же, бывает.

История крайне темная. Сам Бунтов - личность одиозная. В частности, он утверждает, что в тульском управлении ФСИН действует некая националистическая организация и тюремщики предложили ему стать в ней киллером. За лояльность ему якобы пообещали свободу. Конец срока Бунтова к тому же не оставляет и тени сомнений в том, что сидит он за тяжкое преступление, - 2030 год.

Журналисты побывали в тульской колонии по делу Бунтова. Вернувшись из нее, корреспонденты взяли у жены Бунтова один из ногтей и отдали на экспертизу в Центральный научно-исследовательский кожно-венерологический институт Росздрава. Экспертиза грибка не обнаружила. «Возникает много вопросов, из-за чего у Бунтова ногти в таком состоянии?» - говорит врач-миколог, посмотрев на фотографии рук и ног Бунтова. По его словам, кроме грибка, это мог быть, например, красный плоский лишай или псориаз. «Раньше врачи такие ногти просто мазали йодом и вырывали, это дикость и это ужасно больно», - поясняет медик.

Эксперт-криминалист ГУВД Москвы добавил: «Этому мужчине просто повезло, что у него очень низкий болевой порог, другой бы мог и умереть от шока. На ногтях есть следы укольчиков, они видны, и я вполне допускаю, что его действительно пытали, выдирая ногти кусачками или пассатижами».

Но не факт, что это ногти Бунтова. Нужна комплексная экспертиза - сравнить ногти, переданные Бунтовым на волю, с его ДНК, но сделать это может только следствие. Подождем. Но стоит добавить, что подобные варианты пыток с вырыванием ногтей, в нашей пенитенциарной системе встретишь не часто. Но они бывают. Так рассказывают зеки.

Старый добрый дубинал

Но все-таки обычным вариантом пытки в неволе по-прежнему является банальный дубинал. Бьют регулярно, но бьют грамотно. Тяжело потом найти следы. Хотя их никто и не ищет, честно-то говоря.

В Копейске, к примеру, не рассчитали с ударами и зараз ухлопали сразу четверых осужденных. Еще сейчас практикуется битье дубинками по пяткам. Кажется, такой славный болевой метод родился в Древнем Китае. После такой экзекуции на ноги невозможно надеть обувь. А вот удары по голове через книгу, пытки током, противогазом или «ласточкой» в следственных изоляторах и зонах встречаются довольно редко. Это все больше милицейские примочки. Но им это надо для получения признаний.

А в тюрьме порой пытают просто ради удовольствия. И, конечно же, по-прежнему практикуются и сексуальные пытки. Необязательно, что они сопряжены с прямым физическим насилием. К примеру, человека могут раздеть и голым бросить в карцер. Это далеко не ерунда. Человек без одежды (как правило) чувствует себя беззащитным, он легко ломается психологически в такой момент. Можно вспомнить, как издевались над иракскими пленными американские солдаты. Там не было прямого сексуального насилия. Было сексуальное унижжение. Но многие иракцы после этого шли на суицид. В наших тюрьмах и зонах - все то же самое. Хотя остались страны, где пытки еще по-прежнему закреплены в законодательстве официально.

Евгений Соломонов

Игорь Егоров, бывший сотрудник ФСИН России:
«Пытки или меры физического воздействия на заключенных (осужденных), к сожалению, по-прежнему практикуются в наших исправительных заведениях. Нередки и сексуальные унижения. Я бы даже сказал, что половина всех пыток имеет сексуальный подтекст. Это самые страшные пытки, они ломают человека, часто доводят до попытки самоубийства. Как правило, такими пытками занимаются помощники администрации. И не факт, что по ее приказу. Порой это самодеятельность, как это происходит в армии. Как этого избежать? Все зависит от администрации. Если начальник - нормальный человек, ничего подобного в его заведении не случается. Да, с кадрами в ФСИН беда, это стоит признать».

По материалам газеты
"За решеткой" (№6 2010 г.)