Вор, перемахнувший 5-метровую стену Бутырки

Виталий ОстровскийЭтот феноменальный побег из знаменитой московской Бутырской тюрьмы удивил всех: и многоопытных сотрудников ФСИН, и представителей СМИ, которых, кажется, нельзя уже ничем удивить. А совершил этот побег 26-летний уроженец Минска, вор-домушник Виталий Островский.
«Они брали все...»
Специалисты говорят, что Виталий Островский установил своего рода мировой рекорд по прыжкам в высоту, достойный Книги рекордов Гиннеса. За несколько секунд он ухитрился перемахнуть почти пятиметровый забор, который отделял территорию СИЗО от воли.
Впрочем, как сообщили сотрудники МВД Белоруссии, беглец был достаточно подготовлен для такого побега. «Незадолго до совершения серии краж он вернулся из армии. Известно также, что Островский увлекался туризмом и альпинизмом», - заявил сотрудник МВД Белоруссии.

У себя на родине Островский успел совершить около 15 краж. Шайка воров-домушников, в которую входил беглец из «Бутырок» обворовывал коттеджные и дачные поселки. Мазурики тащили все: не только дорогую бытовую технику и сельхозагрегаты, но и обычные топоры и дрели. Сам лично Островский, по материалам уголовного дела, возбужденного в Белоруссии, похитил чужого имущества примерно на сумму 85,5 миллиона белорусских рублей (это чуть более миллиона российских).

Воришка был задержан с поличным в доме одной из своих очередных жертв. Но он сумел сбежать от белорусских блюстителей порядка. Островский отправился в Москву, полагая, что во многомиллионном городе ему будет легче укрыться от белорусских сыщиков. Тем более что в столице России у него были знакомые, у которых можно было бы отсидеться.

Но в Москве Островского сразу же задержали. Произошло это 7 декабря прошлого года прямо на Белорусском вокзале в тот момент, когда он сходил с поезда Брест-Москва. Островский предъявил милиционерам свой настоящий паспорт и заявил, что понятия не имеет, почему его объявили в международный розыск.

Сотрудники Генпрокуратуры РФ начали переговоры со своими белорусскими коллегами об экстрадиции Островского. А до той поры Тверской районный суд столицы постановил взять задержанного под стражу. 5 февраля 2010 года его снова привезли в суд, чтобы продлить срок содержания. Тогда-то Островский и совершил свои первый побег: прямо в машине он растолкал в стороны конвоиров, выбил дверь и бросился бежать к ближайшему метро. Но сотрудники милиции быстро его догнали. 12 февраля по факту побега на Островского завели уголовное дело.

Слишком много «почему?»

Гастролер из Белоруссии был помещен в СИЗО №4 - знаменитую «Бутырку», и определили в одну из камер желтого пятиэтажного «кошкиного дома» (так арестанты называют психиатрическое отделение тюремной больницы). Здесь ему поставили диагноз - депрессивная реакция. Он вел себя там тихо и, по слухам, больше всего боялся, что его экстрадируют в Белоруссию, где условия содержания более жесткие. В камере Островский каждый день делал зарядку и отжимался.

22 марта он должен был пойти в баню. Его камера располагалась на третьем этаже, а санпропускник чуть ниже - на втором. Примерно в 16:30 за ним и его соседом пришел безоружный надзиратель и повел их мыться. Наручники ни одному из них он не надел. Почему он это сделал, еще предстоит выяснить следствию. Возле санпропускника Островский оттолкнул надзирателя и бросился бежать. Конвоир замешкался, опасаясь оставить без присмотра второго арестанта.

Дверь, которая автоматически блокируется при каждом входе-выходе в СИЗО, почему-то была приоткрыта. Островский выбрался во внутренний двор, где с разбега прыгнул на пятиметровый забор и, словно монах Шаолиня, начал карабкаться вверх, цепляясь за выступы. Стоявший на вышке охранник беглеца почему-то тоже не заметил. Правда, во время побега сработала охранная сигнализация, опергруппа и кинолог с собакой бросились проверять периметр. Но Островский к тому времени уже скрылся в неизвестном направ­лении. Примечательно, что в момент побега он был без верхней одежды. Он был одет только в спортивные штаны и футболку.

«Мы считаем, что он поранился об армированную колючую ленту, которая спиралью идет поверх забора, - заявил представитель управления Федеральной службы исполнения наказаний по Москве Сергей Цыганков. - Она ведь довольно широкая и толстая, вся в шипах. Так что невозможно перелезть через нее, не задев заусенцев, которые острые со всех сторон». Однако следов крови по ту сторону забора найдено не было.

«По правде сказать, мы сами в шоке, - признался один из сотрудников СИЗО. - Ну не могло этого произойти по всем законам физики. Только представьте себе: абсолютно вертикальная кирпичная стена 4,5 метра плюс еще сверху метровой ширины колючка. А он эту преграду одним махом!»

По материалам газеты
"За решеткой" (№4 2010 г.)