Сбежавших заключенных никто не ищет

тюрьмаПо официальной статистике, в 2010 году из российских колоний совершено 186 побегов. Учитывая, что в отечественных местах лишения свободы содержится приблизительно 800 тысяч человек, цифра кажется незначительной. Правда, в этой большой бочке сладкого-пресладкого тюремного «меда» (предназначенного для услаждения ротовой полости большого начальства) неизменно присутствует ложка дегтя. Дело в том, что на бумагах у нас побегов почти что нет. А в реальности зеки частенько бегут, куда глаза глядят, хотя по бумагам они неотлучно находятся за решеткой.

Такой вот парадокс...

Эта странность российской пенитенциарной системы объясняется очень просто: как и везде, руководство отечественных колоний старается скрывать скользкие факты. Ведь за побеги осужденных не только выносят выговоры, но и лишают должностей. А кому охота уходить с теплого места из-за какого-то идиота, ставшего жертвой спермотоксикоза или внезапно возжелавшего выпить водки в забегаловке любимого города? Вот руководство и укрывает факты побегов, вместо того чтобы звонить об этом во все колокола. Ведь одно дело - скрыть неурожай картошки (хотя и в этом ничего хорошего нет), и совсем другое, когда убийца или вор находится на свободе, подвергая опасности жизнь мирных граждан. Но руководство колоний не думает о судьбе граждан - им дороже своя собственная задница.

«В списках не значится...»

Земляк автора «Тихого Дона» Алексей Авдеев отбывал наказание в одной из колоний Ростовской области за кражу и торговлю наркотиками. Сидеть молодому человеку было скучно. Наверное, в крови уроженца станицы Вешенской бродила неутолимая жажда приключений - в противном случае Авдеев сидел бы и не рыпался, дожидаясь конца срока. Но он регулярно искал способ скрасить свое существование. И нашел!

В конце мая осужденный, почти как герой приключенческого романа Дюма, зацепился за дно грузовика с мусором, выезжающего за территорию зоны, и сбежал. Спустя сутки беглец на попутках добрался домой.

Но здесь ему стало ясно: для кутежа нужны деньги, которых у него не было. Поэтому через два дня, когда вся станица отмечала день рождения Михаила Шолохова, беглец напал на своего земляка Игоря Федорова и отобрал у него кошелек и мобильный телефон. Через несколько дней налетчик забрался в квартиру местного жителя, пытаясь вынести ценные вещи. Но здесь ему не повезло - беглеца повязали. Понимая, что если он сознается в побеге, его отправят на зону. Авдеев сочинял про себя небылицы, лишь бы оттянуть время отправки за решетку.

Тем временем начальник колонии Андрей Коморов, почти две недели проводя проверки, фиксировал присутствие осужденного на месте. Сотрудник успокаивал себя тем, что заключенный, дескать, погуляет и вернется! Так родные отцы относятся к любимым детям: чем бы дитя ни тешилось, лишь бы жрать не просило!

Правда, беглец не появился ни через день, ни через два, ни через неделю. И Коморов, боясь ответственности, уже по инерции продолжал отмечать его присутствие. Впрочем, коллеги «хозяина»зоны считают, что Коморов сильно переживал за свое кресло, а не за то, что беглец может натворить бед. Ведь приблизительно в это же время на должность начальника ГУФСИН заступил новый руководитель, который на прежнем месте проявлял повышенную требовательность к подчиненным, особенно к тем, по чьей вине бегут осужденные.

Тем временем Авдеев, сидя в изоляторе, всячески пытался скрыть свои имя и фамилию. Но милиция не бездействовала, и Авдеев признался и в том, что он совершил преступление и вообще сбежал из зоны. Милиционеры тут же позвонили в колонию и сообщили, что задержали побегушника. Но на том конце провода сделали удивленное лицо - дескать, ничего не знаем, у нас по спискам никаких беглецов не значится. Правда, своих людей все же прислали.

Не зная, как быть, милиционеры обратились в Ростовское УФСИН. А оттуда без лишних разговоров в колонию Коморова направили комиссию, которая выявила массу нарушений. В результате в отношении начальника колонии возбудили дело по статье «злоупотребление должностными полномочиями». Около 20 сотрудников ГУФСИН обвинили в неисполнении служебных обязанностей, что привело кого-то к досрочному увольнению, а кого-то и на скамью подсудимых.

А ведь надо было всего лишь дать делу о побеге законный ход. Глядишь, и погоны остались бы на месте, и головы бы не полетели.

Дойти до упора

Надо сказать, что преступление начальника ростовской колонии, в течение двух недель скрывавшего факт побега, кажется детской шалостью в сравнении с тем, как ведут себя прочие руководители!

Например, начальник колонии из поселка Тахтамыгда (Амурская область) скрывал факт побега почти полгода. В тот раз в побег ушли двое арестантов - Олег Варенников и Сергей Осадчий. Ушлые зеки воспользовались плохими погодными условиями, в результате чего отключилась электроэнергия, а с ней и сигнализация. Зеки тут же рванули через забор. Правда, уйти далеко они не смогли - в Тынде их задержали и отправили обратно. В отношении беглецов возбудили уголовное дело.

Однако начальник колонии Юрий Батыев решил скрыть факт побега - он тоже испугался наказания. Правда, здешний «хозяин» поступил хитрей, чем его ростовский коллега, - он задним числом оформил осужденным разрешение на право передвигаться без конвоя, после чего лишил их этого права. Таким образом, получилось, что арестанты нарушили приказ и попросту не вернулись. Дескать, побега не было, а был всего лишь факт «невозвращения».

Но проверяющие на этом деле «собаку съели», они без труда докопались до истины. Начальника колонии отправили на скамью подсудимых - теперь ему грозит до четырех лет лишения свободы. И Батыев, решив обмануть проверяющих, в своем рвении совсем не одинок. Так же повело себя руководство одной из колоний Томской области. Здесь ушел в бега осужденный Андрей Коловоротов. Правда, он и до побега пользовался правом передвижения без конвоя. Но побег есть побег! И три ответственных сотрудника, почесав голову, решили придать этому факту «законный» характер. Вместо того чтобы сообщить о побеге в милицию, сотрудники подготовили официальные документы на отпуск Юрия Коловоротова. По их указаниям, в постовую ведомость караула, в суточную ведомость надзора за осужденными исправительной колонии, в разнарядку на вывод осужденных, пользующихся правом передвижения без конвоя, а также в журнал проверки осужденных были внесены ложные сведения, согласно которым Коловоротов после работы вернулся на территорию колонии, а чуть позже уехал в отпуск.

Спустя неделю на основании сфальсифицированных документов руководство колонии возбудило уголовное дело по факту уклонения осужденным от отбывания лишения свободы. А всем сотрудникам и осужденным приказали в случае необходимости подтвердить, что осужденного отпустили в отпуск, из которого тот не вернулся.

А ведь всем известно, что заключенные, невзирая на искренние заверения в их признательности, при первой же возможности сдают своих начальников без зазрения совести. Так случилось и на этот раз. Когда дело дошло до расследования, зеки во всем сознались. В результате ответственные лица были признаны виновными в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 286 УК РФ (превышение должностных полномочий) и преданы суду.

От полгода до взятки

А вот заместитель начальника одной из колоний-поселений Владимирской области Сергей Спесивцев в своем стремлении скрыть побег пошел еще дальше: «гражданин начальник» скрывал информацию о побеге одного из своих подопечных в течение года!

Правда, когда заместителю предъявили обвинение, тот в свое оправдание заявил: дескать, подсудимый далеко не бегал, ведь его задержали в соседней области! Как будто для установления факта побега имеет значение, насколько далеко сбежал осужденный!

Правда, следствие установило, что обвиняемый виноват не только в укрывательстве побега. За весьма солидное вознаграждение Спесивцев обещал изменить режим отбытия наказания еще двум арестантам. И родственники осужденных щедро отблагодарили начальника за проявленный «либерализм». Жаль, но истинное количество осужденных, которым «помогал» нечистый на руку тюремщик, установить не удалось. Но и того, что узнали, хватило для обвинения в служебном подлоге, злоупотреблении должностными полномочиями и мошенничестве.

Так что, как видно из приведенных случаев, заверения начальства о том, что у нас «никто никуда не бежит», обычно плохо кончаются. Особенно в тех случаях, когда кто-то из подопечных и в самом деле находится за пределами колонии. Ведь в лагере невозможно надежно спрятать даже какую-нибудь мелочь, что уж тут говорить о преступлениях! И об этом не следует забывать.

(Все имена и фамилии изменены.)
По материалам газеты
"За решеткой" (№9 2011 г.)