По закону или по понятиям?

Ни минуты покоя. Именно так можно сказать про теперешнее существование в нашей зоне. У начальника случился припадок, и он решил подтянуть дисциплину. Как среди спецконтингента, так и среди личного состава. Начал с последних. По рассказам болтливого прапорщика, полковник объявил сбор по тревоге и заставил всех сотрудников маршировать за зоной. Беда заключалась в том, что те, кто подошли первыми, шагали до посинения, пока не дождались последних, а это очень долго. После хозяин устроил взбучку замам и главам отделов. Они, в свою очередь, оторвались на подчиненных - типа на отрядниках, инспекторах по безопасности и прочих. Дальше досталось зекам.

На зарядку становись!

В бараках устроили обыски при поддержке роты охраны, облаченной в каски, бронежилеты, щиты и дубинки. У нас отмели все запрещенные предметы вплоть до лишних табуреток и котов с кошками. Вольные шмотки тоже отшмонали, ничего не выдав взамен, потому что на складах нет роб. Но кого это волнует, если цивильный прикид в неволе не положен. Вот и остались некоторые арестанты в одних черных трусах. Тех, кто возмущался, закрыли в штрафной изолятор. Там все камеры оказались переполнены. А наш скарб вывозил трактор с прицепом за несколько рейсов.

На следующий день зеков продолжили угнетать, но строго по распорядку, предупредив заранее, кто не выполнит законные требования администрации или захочет протестовать, попадет под уголовную ответственность «за дезорганизацию работы исправительного учреждения».

Так что после подъема мы не спали или целый час не маялись дурью до завтрака, а были выгнаны в локальный участок на зарядку. Злые и тоже не выспавшиеся отрядники, старые и молодые алкаши в прожженных сигаретами спортивных костюмах, начали показывать нам комплекс вольных упражнений.

Такие же спитые опера, начальники отделов, замы и лично «хозяин» следили, чтобы мы не филонили, а махали руками и приседали с полной отдачей. Нарушителей отправляли в ШИЗО, где уже загуливал спецназ. Как уже стало известно, «маски-шоу» в этот раз никого не калечили, не издевались над осужденными, а просто жестко проводили обыски и прогулки. Но все равно на зарядке нарушителей набралось немного.

Зато появилась масса больных, которые по несколько лет медленно ходили исключительно в столовую и в туалет. Остальной срок они проводили в горизонтальном положении, лежа на шконке, смоля сигареты и хлебая чифир. От непривычных физических нагрузок такие «неспортсмены», вывихнули себе нижние и верхние конечности, сорвали суставы, заработали одышку и сердечные приступы. Но начальство действовало сугубо по закону. Зарядка для осужденных положена.

Это можно кушать!

После зарядки нам не дали перекурить или даже сходить в туалет, а погнали на идеальную заправку коек. Идеально не получилось, потому что вчера отняли вольное постельное белье и покрывала, ничего не выдав взамен. Так что мы пока просто заправили кровати. Офицеры предупредили, что скоро нам выдадут одинаковые одеяла и простыни, тогда заправка будет по «белому». Также вертухаи начали следить, чтобы никто днем не садился на шконки. Замечательная инициатива, если учесть, что после шмона оставили одну табуретку на двоих.

Быстро посетив туалет и умывальник, нас построили по пятеркам и повели в столовую. Даже тех, кто получает хорошие передачи и никогда не посещал пищеблок. Возле столовой толпилось все начальство и куча вертухаев поменьше званием. Внутрь столовки нас запускали стройными шеренгами. На удивление всех ждал приличный завтрак - не жидкая сечка или перловка на воде и мутный и несладкий напиток с непропеченной чернягой, а как положено - густая пшенная каша, прилично заваренный подслащенный чай и нормальный хлеб. Отрядники и инспектора отдела безопасности проследили, чтобы каждый зек, даже кто не будет есть, получил свою пайку. Из столовой никто не вышел, пока не доел последний беззубый и медленно жующий доходяга.

В локалку мы вернулись, замечательно маршируя. В отряде объявили сбор в комнате воспитательной работы, где все обычно тупо смотрят телевизор. В пэвээрке отрядники под приглядом вышестоящих чинов больше часа читали нам разные кодексы, где в основном говорилось, что зеки обязаны делать и что выполнять. Если свести все эти статьи к одному знаменателю, то осужденные - это безропотное дерьмо и им ничего нельзя.

Потом нам объявили, что сейчас до обеда свободное время, то есть просмотр телепередач. Но так как зекам запрещено смотреть всякие непотребности и положено исправляться, отрядник включил канал «Культура», оставшись контролировать, чтобы не переключали. Видно, какой-то гад в погонах специально такое время выбрал, когда по «ящику» концерт камерной музыки шел. Многих сидельцев начало натурально ломать от скрипичных пиликаний и завываний оперных исполнителей. Некоторые арестанты пробовали тихо возмущаться - чем так мучиться, лучше ссучиться. Отрядник заметил недовольных и объявил им выговор с занесением в личное дело, что на несколько месяцев закрывало дорогу к условно-досрочному освобождению. Так что этот телевизионный концерт и после него передача, где какой-то интеллигент со своим гостем гоняли из пустого в порожнее, все в основном о том, что в стране нет культуры, довели нас до депрессии.

Пускай работает железная пила...

Перед обедом всех отпустили в туалет и перекурить, но в отведенном месте. Место это было обозначено в углу локалки специальной надписью, но возле нее не могли поместиться много народу, так что нашлись нарушители, задымившие в неположенном месте. Их сразу отправили писать объяснительные или в ШИЗО.

В столовую мы снова шли все и строем. Там нас ждал приличный обед. Некоторые неимущие и долго сидящие уже забыли вкус мяса и свежих овощей. Тут они это все попробовали в наваристом супе и втором блюде.

После обеда объявили генеральную уборку. Нас заставили вынести из отряда в локалку все: двухъярусные шконки, тумбочки,  табуретки, сумки и себя в том числе. Часа полтора уборщики мыли полы и стены, а мы стояли и мерзли на улице. Потом занесли все обратно и снова отправились в пэвээрку, где отрядники провели профчас, нудно читая, куда мы можем обратиться за помощью в трудоустройстве или насчет переночевать в ночлежке после освобождения. Притом что многим из нас еще сидеть лет двадцать пять, а некоторые, вообще, миллионеры и им ночлежка с бесплатным обедом как-то ни к чему.

После профчаса всех отвели на ужин, снова отпущенный строго по норме и вполне приличный. Перед сном нас ждала совместная прогулка строем по плацу. А перед отбоем объявили, что завтра начнутся законодательно закрепленные хозяйственные работы. Кто откажется, будет привлечен к ответственности вплоть до уголовной, потому что не захотел выполнить законные требования администрации и поддерживает воровские традиции. Это была катастрофа для блатных, приблатненных и порядочных мужиков. Ведь на хозработы по понятиям ходить впадлу. Уборка улицы и снега, покраска локалки и прочее - это удел «чертей» и «обиженных». Если зек возьмет в руки метлу или лопату, он навсегда будет исключен из нормальной масти.

Ночью блатные, которых, кстати, не закрыли в штрафном изоляторе, устроили тайное совещание. Не как всегда - в телевизионке с чифиром и сигаретами, выставив шныря на шухер, а шепчась в своих спальных проходах.

С подъема к начальнику подошли авторитетные смотрящие и просто понты колотящие и попросились на разговор. Полковник переговорил с ними в своем кабинете. После этого усиление сняли и мы начали жить, как прежде. Валяться круглосуточно на шконках, курить, где хочешь, смотреть по телевизору эстрадные концерты, жрать в столовой жидкую баланду и играть в воровские понятия, когда не все посещают хозработы и, следовательно, избранные считают себя порядочно-крутыми.

Ну, а весь этот сыр-бор с усилением начальник устроил потому, что узнал от оперов, которым капнули стукачи, что блатные готовят акцию протеста из-за того, что в столовой плохо кормят, в бараках перенаселенность, холодно, еще и сотрудники хамят. В общем, все не по закону. Полковник нанес превентивный удар, типа предложив нам жить по кодексам и инструкциям или нарушать их. Все зеки выбрали последнее.

Да уж, странные у нас законы, если даже голодные арестанты предпочитают и дальше голодать, но не исполнять их.

Игорь Залепухин
По материалам газеты
"За решеткой" (№8 2014 г.)

 Читая подобное, ужасаешься,

 Читая подобное, ужасаешься, за чтотя плачУ налоги??? Преступники еще что- то ТРЕБУЮТ? У них что то отняли, что не положено, и они возмущаются... Решение одно - из крупнокалиберных пулеметов ВСЕХ...

 "Товарищ", видно, забыл, что

 "Товарищ", видно, забыл, что люди приговариваются к ЛИШЕНИЮ СВОБОДЫ, а не нормального питания, бытовых условий, физического комфорта. Они должны иметь всё то, что положено человеку, за исключением свободы.