Плакать или смеяться?

тюрьма

«Обиженные» для авторитета страшнее туберкулеза
Вчера утром освободился мой приятель. Все знакомые (и я в их числе) желали ему удачи. На самом деле все ему завидовали и, наверно, ненавидели. Он свое отмучился. Нам же еще трубить несколько лет.
Почему счастливчик должен вызывать теплые чувства? Хотя, если вдуматься, что большинство из нас ждет на свободе? Подпорченная биография, невозможность устроиться на прилично оплачиваемую работу. Это в лучшем случае. В худшем - отсутствие жилья и близких. Значит, никто не приютит и не поможет на первых порах. Опять криминал и тюрьма? Но хоть ненадолго «съездить» в отпуск на волю и сменить обстановку хочется.

Какой юбилей без драки?

У блатного из соседнего прохода день рождения. По местным меркам он круто готовился. Заказал у родных в посылке сухие коржи, масло, сгущенку и прочее. Замутил торт, позвал гостей.

Лучше бы я жил в другом отряде и не видел, как ЭТО готовили. Ладно, когда сливочное масло и сгущенку смешивали голыми и не вымытыми предварительно руками. Но зачем набирать в рот сироп и спрыскивать готовое изделие? Пришлось пить чай и жевать конфеты. Жалко хорошую футболку, отданную в подарок, - юбилей отмечал спортсмен. Хуже, если сосед пьющий.

Недавно у нас в спальной секции один «пассажир» устроил грандиозную попойку в честь своего юбилея. По понятиям разборки в пьяном виде запрещены. Только понятия и по трезвому нарушаются, а здесь - десяток отморозков и «паленый» спирт. Попросившего не шуметь, чтобы не нагрянули менты, смотрящего просто послали подальше. Как и весь блаткомитет. Знатное вышло побоище - даже сотрудники поучаствовали. Теперь алкаши не хотят после штрафного изолятора выходить в зону. Кто-то специально нарушения допускает. Другие откровенно просят начальство «закрыть» их «по безопасности» или перевести этапом. Если поднимутся в отряд, их приговорят на сходняке и поломают - и правильно сделают. Понятия вменяемым людям по боку, но из-за пьяных зехеров страдает вся зона.

В локалку загоняют трактор с прицепом. Дежурная смена проводит обыски и кидает в кузов не положенное по режиму: вольные вещи, аппаратуру, полки, цветы, посуду, запрещенные продукты, плитки, лишнюю мебель, котов. Оставляют только положняковую тумбочку на двоих и табуретку. После крупных залетов придурков народ превращается в беженцев. Особенно начальники щимят в таких случаях авторитетных блатных. У «мужиков» и «обиженных» хоть кожу сними, они нарушителям ничего не сделают.

Другое дело - блаткомитет, лишенный хорошей жизни: страшная сила в своем двуличии и трактовке неписаных понятий.

Хлеб за курево

В столовой уже полгода супы готовят с добавлением соевого мяса. Нам вообще-то положено натуральное мяско, рыба и много чего еще каждый день. Но все заменили перловкой и соевым эрзацем. По вкусу он напоминает полиэтилен. Навар такой же дает, как пакет из магазина. Местные коты ко всему приучены - жрут кашу на воде, картошку порошковую, но блюда с добавлением соевого мяса за пищу не считают.

Среди многих осужденных ходит слух, что соевая субстанция ведет к импотенции. Еще некоторые утверждают, что виноват «положняковый» чай (затемненный, чуть подслащенный кипяток), в него, дескать, добавляют бром, чтобы притупить сексуальное влечение. Старики пенсионеры из инвалидного барака в своей половой несостоятельности винят ментов, ну и заодно все продукты из столовой.

Для себя я давно понял, что причина слабого либидо - это голод. Когда приходит передача - с нижепоясным вопросом все отлично. Стоит перейти на «положняк» - уже ничего не хочется. А слухи про вред сои и бром распускают как раз те, кто вообще поддержки от родных не имеет.

Странно это. Взрослые люди, а никто их не помнит. Как же они до посадки себя вели?

После недавней пьянки и драки окончательно зажали дисциплину. Ко всему можно привыкнуть, но не к салу без хлеба. В посылках простое сало без мясных вкраплений разрешено, но хлеб родные нам не высылают. Из столовой его выносить не разрешают правила внутреннего распорядка и обыскивающие на выходе инспекторы. Мы пробовали доказывать начальству, что получаем из дома тушенку, сало, консервы. А с чем их есть? Начальство отвечает - с собой в столовую берите.

У нашего отряда ужин в семнадцать часов. Отбой в будни - в двадцать два. В выходные и праздники - на час позже. Хоть хлеба пожевать нужно, иначе голодный плохо засыпаешь. Сотрудникам до лампочки наши проблемы. Как следствие такой политики - хлеб в отрядах начали продавать барыги. Всем ясно, что он из столовой, но хлеборезы врут, и смотрящие типа верят, что это заказные «лишаковые» буханки. За пачку курева половинку серого хлеба можно купить. А по тем же понятиям из пищеблока вообще ничего нельзя пускать налево.

В гости приходил знакомый «дитя гор». До сих пор не понял, кто он по национальности, но тормозит сильно. Кавказцы умеют дружить - никогда с голыми руками не заглянут. Угощение притащат и угощать умеют - не хочешь, а возьмешь.

Вот и этот рассказал, что принес национальное блюдо. Его мама готовила, попробуй. Того, что он попробовать в пакете притаранил, хватит на неделю. Как не послушать такого визитера. Рассказывает он медленно, через слово «короче» вставляет, но в целом интересно и познавательно.

Оказывается, когда к нему собирается на свидание мама, все родственники и соседи в поселке собирают передачу. У них сидеть в тюрьме не зазорно. Братья по очереди отвозят мать на машине с огромным грузом. Платят «дачнице», чтобы приняла неположенное и лишние килограммы. Дружно народ живет, аж завидно.

Ко мне вообще почему-то все нерусские липнут. Они приходят - не гнать же. Слушаю, киваю, сам почти ничего не говорю. Умным считают... Странно?

«Офоршмаченная» флюшка

В обед пригнали этап. Зона и так переполнена, законы нечеловеческие, судьи просто дикие. У всех новичков срока - от пятнадцати до двадцати четырех лет. Как судят - непонятно. Нашему смотрящему, чеченцу, за умышленное убийство и нанесение тяжких телесных повреждений дали пять лет. Восемнадцатилетнему парню за то, что прибил мужика в драке - семнадцать строгого впаяли.

В зоне чуть не случился бунт. После обеда приезжала машина делать флюорографию. Нужное дело, тубик подхватить у нас - раз плюнуть. Если не запускать, то можно излечиться. Отряды на флюшку вызывали по очереди. Когда первый отряд почти прошел, на плац вывели второй. Подходит смотрящий за зоной и другие блатные к машине, а оттуда два «обиженных», по пояс голые, выкатываются. Авторитеты давай возмущаться - почему «петухи» «запомоили» аппаратуру и прислонялись к ней телесами! На беду, у машины дежурил инспектор-стажер. Он в мастях не особо волок. Начальство велело проследить, чтобы все флюшку прошли - рядовой и следит.

Для порядка стажер начал горлом брать, приказывая не рассуждать, а снимать верхнюю одежду и лезть в кунг. Ему такое в ответ высказали.... Самому чуть низ не сняли. Еще и наезжали с распальцовкой, замахиваясь.

Сотруднику стало нехорошо. Про машину и службу он сразу забыл и убежал в дежурку. Опытный ДПНК понял, чем может это все закончиться. Дальше флюорографию проходили одни «обиженные». Для остальных обещали прислать другую, не «форшманутую» машину. Нас не волнует, что, может, раньше она одних пассивных геев обслуживала. «Слепая» масть не катит - мы не видели и ладно. Раньше в санчасти стояла стационарная установка для рентгена, и никто не возмущался. Как никто в таких случаях не вспоминает, что многие блатные «петухов» без презерватива пользуют, а потом сразу мыться не идут. А новый инспектор за свою трусость и лоховатостые манеры получил кличку Проткнутый - это теперь до самой отставки.

Мало кого из сотрудников нормально величают. Только самых порядочных и профессиональных даже между собой арестанты зовут по отчеству - Михалыч или Иваныч. Остальных - по погонялам, чаще уничижительным и нецензурным.

После отбоя я добрым словом вспоминал пьяниц-дебоширов. Из-за них у нас из спальной секции вынесли телевизор, магнитофоны и приемники. Обычно они работали по ночам и не давали отдыхать. Надо потом самому пьющему спирт купить. Когда соседи новую аппаратуру затащат...

Игорь Залепухин
По материалам газеты
"За решеткой" (№6 2011 г.
)