Парадоксы неволи

С утра в отряде проходил обыск. Из-за того что на улице лил ледяной дождь, нас не стали выгонять из барака, а позволили стоять в проходах. Наблюдая за тем, как инспектора проводят шмон, я подумал, насколько они не брезгливые. Голыми руками копаются во вшивом постельном белье, перетряхивают грязные трусы и носки, шарят пальцами под стельками провонявшей обуви. Кстати, такие шакалы потом и руки не моют, а продолжают нести службу, вытирая себе морды, ковыряясь в носу и беря за фильтр сигареты перед прикуриванием. Уж на что мы привычные, но чтобы так!

Будьте здоровы!

Старые арестанты рассказывают, что это еще цветочки. Раньше в отделе безопасности числился майор, так он по унитазам в штрафном изоляторе лазил. Надевал резиновую перчатку - и вперед. Не удивлюсь, если это случалось в реале. С вертухаев станется.

Зеки тоже хороши. Почти все перед походом в столовую посещают выгребной туалет. Умывальника в нем нет, но в отряд помыть руки никто не поднимается. После на пищеблоке эти не соблюдающие гигиенические нормы мужчины хватаются за хлеб. В принципе, если ортодоксально следовать уголовным понятиям, это «голимый форшмак» - когда держатся за гениталии, после этими же руками берут продукты и тянут их в рот.

Но я не поднимаю этот вопрос на сходняке, прекрасно понимая, что девяносто девять процентов спецконтингента в «обиженку» не переведут. Тем более что руки не моют все смотрящие и блатные, а себя они в обиду не дадут.

Вообще удивительно, что в зоне так редко вспыхивают эпидемии. То, что в год несколько человек заболевают туберкулезом, не в счет. Но почему дизентерии нет и прочих «почечуев» -непонятно. Ведь туалеты - выгребные и пол в них тоже загажен. Все живут в тесных и перенаселенных секциях. У нормальных врачей мы не бываем. В столовой не намного чище, чем в нашем сортире, и пища пахнет примерно так же.

Но вот в детских садах и лагерях отдыха желудочно-кишечные инфекции случаются постоянно, а во взрослых колониях их нет. У нас и гриппом-то мало кто болеет. Уж тем более простудами. Хотя одежонка у народа куцая, обувь промокает и не греет, а в отрядах и в туалете сквозняки. Парадокс! Еще одна непонятка - наш единственный действующий барыга. Он, как положено, платит дань в общак. Над ним даже смотрящий поставлен. Это, типа, так положено.

Поражает другое - ассортимент товара, имеющегося у этого зека-коробейника. При многих официальных запретах у него можно сразу купить-обменять почти любое спиртное, продукты, приемники, магнитофоны, сотовые телефоны, модные шмотки на освобождение. Если чего-то нет в наличии, делаешь заказ, и через пару-тройку дней товар появляется.

Конопляный рай

Конечно, барыга и с высокопоставленными пупкарями в доле. Иначе бы его давно прикрыли, как он прикрыл своих конкурентов. Другие торговцы еще и глупыми оказались и не могли долго сводить «дебет с кредитом» в диких условиях неволи. Зато этот ловкач процветает, имея ежемесячную прибыль в несколько тысяч долларов.

Но ему далеко до нашего цыгана, который под «крышей» зама по БиОР торгует в зоне наркотой. Наблюдая, как к этому не скрытому дилеру «не зарастает народная тропа», поражаешься, сколько у зеков денег, раз они часто и массово покупают у «морика» героин. Притом что цены выше, чем на свободе. Цыган совершенно не рискует получить за свое барыжничество срок, так как вольные менты сюда сунуться не могут, а инспектора дежурной смены его никогда не обыскивают, потому что знают, кому он приносит прибыль. Они и блатные только следят, чтобы герыч не получали другие осужденные через кидняки или еще как, потому что это подорвет доходы нашего начальства. Оно тогда разгневается и введет усиление режима.

От «закручивания гаек» в первую очередь пострадает блатота, лишенная неположенных льгот. Ну а рядовым сотрудникам придется больше и интенсивнее вкалывать.

При такой постанове внутренне негодуешь, когда допускаешь гораздо меньшее нарушение и граждане начальники читают тебе мораль, упирая на то, что ты такой нечестный, а они родине служат и возятся со всяким отребьем.

Смотрящие тоже двуличные. Сами пресмыкаются перед ментами и заботятся только о себе. Но если кто-то из серой массы «запорет косяк», его судят на сходняках и жестко наказывают, чтобы существовал в страхе, как и положено быдлу.

Еще одно наблюдение про некоторые наркотики наводит на здравые мысли. В отличие от воли, за решеткой анаша как-то не особо под запретом. От нее, как от спиртного, вреда нет. Если вечером вызывают в штаб, из кабинета оперов постоянно несет сладковатым дымом. «Кумовья» и отдел безопасности все время шабят канабисом. Конопли в зоне много. Ее никто не продает, но, получая нелегальными путями, зеки угощают друг друга. Сотрудники часто ее отшманывают, но никогда не заводят уголовных дел, употребляя легкий наркотик сами. Оперативники еще и своих особо результативных стукачей «косяком» поощряют.

Так происходит десятки лет, сколько зона существует, и никаких кипишей или волнений не происходит. Может, «травку» и на свободе разрешить? Единственное, что тогда произойдет у дилеров и их конторских «крыш» доходы упадут

Пьянству - бой!

Другое дело - спиртное. Вот от него большой вред. Я тут тоже сделал наблюдение, что вертухаи, в отличие от зеков, умеют пить. И те, и другие часто бухают прямо в зоне по вечерам и по ночам, когда начальство уезжает домой. Только пьяные сотрудники ведут себя спокойно, хотя употребляют то пойло, что отшмонали у арестантов. Арестанты же, остаканившись, начинают костопыжиться и творить непотребности, принося неудобства, увечья и смерть окружающим и часто себе.

Вон вчера один смотрящий не рассчитал силы и хлебнул лишнего. Или спирт недостаточно разбавил. После этого пошел в туалет и упал там. Если бы он выставил руки и сразу поднялся, никто бы не поднял волну. Но бухой смотрила устроился поудобнее, подгреб под голову кучку засохших экскрементов и довольно захрапел. Тут уж даже его кореша вынуждены были постановить, что он «форшманулся», и перевести его в «обиженку». А скольких алкогольных хулиганов, когда они протрезвеют, зверски наказывают на этих сходняках - не счесть. Но зеки продолжают пить и буйствовать, в отличие от пьющих и спокойных пупкарей. Поэтому одни алкаши сидят, а другие их охраняют.

Странно другое. Заходишь в дежурную часть, а там стенды с фотографиями осужденных. Ладно, когда они склонны к побегу. Хотя к побегу склонны все зеки, только никому не удается сбежать. Более непонятно то, что некоторых арестантов признали склонными к самоубийству. Для профилактики этих самых побегов и суицидов склонные обязаны каждые два часа отмечаться, являясь в дежурку и расписываясь в специальном журнале. Интересно, а что мешает суициднику вздернуться или перерезать себе горло между отметками? Совсем непонятно и то, что на других стендах отмечены склонные к употреблению спиртного и наркотиков. Они тоже отмечаются в журнале.

Но если вертухаи признают, что в зоне есть наркота и алкоголь, значит, они профнепригодны. Тем более что на свободе эти наркоманы и пьяницы не были замечены в употреблении алкоголя и наркоты. Такие стенды видят разные проверяющие и никак не реагируют. Маразм?!

За решеткой все маразмом отдает. Народ в робах и в форме привык и не обращает внимания. На свободе ведь тоже многое не так, как положено, и мало кто возмущается. Лучше продолжу в следующий раз. От излишних умствований и поисков справедливости бешенство нападает, а оно в зоне вредно.

Игорь Залепухин
По материалам газеты
"За решеткой" (№12 2013 г.)