Орловский централ

Орловский централВ Орле очень мало зданий, сохранившихся с дореволюционных времен. И это понятно - город был сильно разрушен во время Великой Отечественной войны. Однако по какой-то странной случайности здание городской тюрьмы уцелело в вихре жестоких катаклизмов XX века. Даже существует версия, что противоборствующие стороны специально не подвергали тюремные корпуса бомбардировкам и артиллерийскому обстрелу, чтобы потом, после взятия города, сразу использовать их по прямому назначению. Впрочем, это только версия некоторых историков.

Впервые тюремный острог появился в Орле в 1840 году, когда на окраине города разместилась местная арестантская рота. В 1870 году ее преобразовали в исправительное арестантское отделение. Но настоящая история орловской тюрьмы начала писаться в 1908 году. Именно тогда был создан печально знаменитый по всей России Орловский каторжный централ.

Создание его не являлось какой-то случайностью. Дело в том, что после неудачной Русско-японской войны Россия была вынуждена уступить Японии южную часть острова Сахалин, где размещались главные каторжные тюрьмы российской империи. Соответственно, сразу же встал вопрос - где теперь размещать опасных преступников? Сибирь уже была заполнена осужденными и ссыльными под завязку. Поэтому царскому правительству не оставалось ничего другого, как начать строительство каторжных тюрем (централов) на территории Европейской России.

Первым и самым крупным из них стал Орловский каторжный централ. Построенный к 1908 году, он состоял из главного корпуса на 734Орловский Централ человека, «крепостного» корпуса на 117 человек (усиленные условия содержания), одиночного корпуса для вновь прибывших (карантин) на 184 человека, «нового» корпуса, рассчитанного на 218 заключенных, и тюремной больницы, способной принять до 70 арестантов. Общее число заключенных в централе доходило до 1400 человек. Огромные общие камеры тюрьмы, отделенные от прохода для надзирателей только мощной железной решеткой, были предназначены для содержания 28-36 заключенных. Таким образом арестанты всегда находились на виду у охраны, как тигры в большой клетке. Это был «передовой» американский вариант размещения осужденных, раньше не практиковавшийся в России. Штат надзирателей для Орловского централа собирался по всей стране. Отбирались только самые дисциплинированные служаки. Надзиратели централа получали повышенное жалованье и уходили на пенсию раньше положенного срока.

Орловский централ с момента его создания отличался чрезвычайно жесткими условиями содержания. Согласно архивным документам с 1908 по октябрь 1912 года в Орловской каторжной тюрьме умерли 437 арестантов - в среднем по два человека в неделю. Умирали в основном от туберкулеза и от побоев, нанесенных охраной. В этот период примерно семьдесят процентов заключенных централа составляли уголовники. Остальные тридцать - политические заключенные, принимавшие активное участие в первой русской революции 1905-07 годов. Все осужденные в обязательном порядке работали, для чего в централе организовали сапожные, швейные и столярные мастерские. Из числа знаменитых арестантов до революции в Орловском централе сидели Г.Котовский, Н.Махно и Ф.Дзержинский.

Железный Феликс

О пребывании будущего шефа ВЧК в Орловском централе до сих пор ходит немало легенд. Феликс Эдмундович прибыл в Орел осенью 1914 года. До того он «мотал» свой пятый срок в варшавской тюрьме «Цитадель», которая была эвакуирована в связи с началом Первой мировой войны. В списках орловской тюрьмы будущий глава ВЧК тем не менее значился как № 22 - в числе пятидесяти самых опасных осужденных. В личном деле Дзержинского отмечалось, что его следовало постоянно держать в ножных кандалах в общей камере и под «особо бдительным надзором».
камера ФеликсаОднако на практике получилось совсем по-другому. Начальник централа Н. Саат проявил к политическому узнику небывалую снисходительность. С Дзержинского сняли ножные кандалы и освободили от обязательных работ. Содержался он в довольно комфортабельной и сухой камере-одиночке, неплохо питался, переписывался с родными и регулярно получал книги из тюремной библиотеки. В одном из писем на волю Феликс Эдмундович прямо говорил о своем пребывании в Орловском централе: «Лично я имею все, что здесь можно иметь».

Более того, с подачи начальника тюрьмы Дзержинскому за «одобрительное поведение» сократили срок наказания. Некоторые исследователи предполагают, что такие поблажки со стороны администрации можно объяснить только одним - Дзержинский являлся своего рода смотрящим за централом, так как пользовался авторитетом не только у политических заключенных, но и у уголовников.

Правда, закончилось пребывание Железного Феликса в Орловском централе довольно печально. Кто-то настучал начальству о нарушении инструкций. В мае 1916 года Дзержинского этапировали в Москву, где местная судебная палата припаяла ему еще шестнадцать лет каторжных работ. Затем последовало заключение в Бутырскую тюрьму, где Железного Феликса стали довольно жестко «прессовать».

Освободила его только Февральская революция. Любопытно, что, став председателем ВЧК, Дзержинский не забыл своего старого знакомого Саата. Он оградил его от репрессий и, более того, назначил начальником орловского ДОПра. До сих пор в орловской тюрьме существует «камера Ф. Э. Дзержинского», которая сохраняет свою первоначальную обстановку в музейных целях. Среди экспонатов «мемориальной» камеры - бушлат, брюки, головные уборы тогдашних арестантов, железные кандалы.

Кровавые годы

В годы советской власти орловский централ продолжал действовать в обычном режиме. В 1930 году его переименовали в спец- тюрьму НКВД, где содержались важные политические заключенные.

В эпоху «большого террора» 1937-39 годов узниками тюрьмы сталижелезный Феликс видные партийные и государственные деятели - X. Г. Раковский, П.Г.Петровский, лидеры эсеров Мария Спиридонова, И.А. Майоров, А.А. Измайлович, жены «врагов народа» - Ольга Каменева (жена Л.Каменева и сестра Л.Троцкого), жены Я.Б.Гамарника, маршала А.И.Егорова, А.И.Корка, И.П. Уборевича, а также муж поэтессы Марины Цветаевой - журналист Сергей Эфрон. Все перечисленные политзаключенные (в числе других 157 узников тюрьмы) были расстреляны органами НКВД 11 сентября 1941 года, перед тем как в город вошли немцы.

Во время оккупации, с октября 1941 года по июнь 1943 года, нацисты организовали на территории тюрьмы концентрационный лагерь. В нем гестаповцы каждый день расстреливали партизан и подпольщиков Орловщины. В память о жертвах политического террора, а также жертвах немецко-фашистской оккупации, на стене тюрьмы установлена мемориальная доска.

СИЗО №1

В настоящее время в зданиях бывшего Орловского централа расположен областной следственный изолятор №1 (СИЗО-57/1) УФСИН, а также большой тюремный госпи-таль для больных туберкулезом. При учреждении функционирует магазин для лиц, содержащихся под следствием. Для дополнительного питания в собственной теплице выращивается зелень и овощи. Также в СИЗО работает библиотека, функционирует кабельное телевидение. Имеется православная домовая церковь. В православные праздники настоятелем Свято-Троицкого Васильевского храма проводятся богослужения.

Правда, время от времени в орловском СИЗО случаются различные чрезвычайные происшествия, случаи самоубийства. Недавно во время проверки условий содержания осужденных в следственном изоляторе работники областной прокуратуры обнаружили у одного из сидельцев карцера побои. Как выяснилось, арестанта избил инспектор дежурной службы. За превышение должностных полномочий с применением насилия в отношении инспектора завели уголовное дело.

В другой раз сотрудники прокуратуры обнаружили нарушения в части обеспечения нормы санитарной площадью в расчете на одного заключенного. По закону на каждого подследственного, находящегося в российском СИЗО, должно приходиться не менее четырех квадратных метров площади. Данное положение часто нарушалось и камеры переуплотняли.

Кроме того, ряд осужденных к отбыванию наказания в исправительной колонии строгого режима неправомерно отбывали наказание в орловском изоляторе, будучи задействованными в хозяйственном обслуживании СИЗО. А это уже серьезное нарушение со стороны администрации, которая не выполняет приговор суда. Прокуратурой также был выявлен факт незаконного содержания в камере, рассчитанной на четырех человек, вместе с пятью взрослыми женщинами двух несовершеннолетних девушек. Это серьезное нарушение закона, так как несовершеннолетние должны содержаться отдельно от взрослых подследственных.

По материалам газеты
"За решеткой" (№4 2011 г.)