О пайке, любви и немного о жизни

Весёлые приключения произошли в нашей зоне. Под «молотки», вернее, под дубинал попали практически все зеки. Но большинство этим довольны. Просто особенно досталось нашим блатным, которых народ ненавидит.

Восстание дубиналом

Сначала смтрящие и «понты колотящие» шатали режим. Вернее, пользуясь поблажками вертухаев, вели себя, как анархисты или российские чиновники. Блатные одевались не скромно. То есть - не в робу или тёмную одежду, а в вольные цветастые шмотки. Они курили где хотели. Употребляли спиртное, наркотики, жаргонные выражения и анальный секс. Били «мужиков» за реальные и надуманные проступки. Верховная власть в лице начальника им всё прощала, пока смотрилы поддерживали дисциплину - связав понятиями, держали прочих зеков в страхе. В частности, запрещая им писать жалобы на лагерное начальство.

Но, постепенно деградируя и продаваясь ментам, блоть утратила влияние и больше не могла контролировать серую массу. В то же время народ привык к вольнице, и уже сами сотрудники не могли влиять на спецконтингент. Хозяину осталось прибегнуть к старому проверенному способу, спровоцировав небольшие волнения, стравив активистов и блатоту. Это просто сделать, так как зона считалась чёрной и смотрящие приносили больше пользы сотрудникам.

Когда они стали приносить больше вреда, их лишили привилегий. Специально подученный операми старший дневальный нахамил криминальному авторитету. Его по привычке наказали толпой. Тут опера объявили, что отрицательно настроенные осуждённые тиранят «вставших на путь исправления». Ещё они не выполняют законные требования администрации. В колонию ввели спецназ, причём в огромном количестве. Арестантов выгнали из бараков, подгоняя пинками и дубиналом. После посадили в локальных участках на корточки и держали так несколько часов.

Смотрящих и слишком блатующих погрузили в автозаки и вывезли в ближайший следственный изолятор. Остальным объявили, что «чёрная» власть закончилась, и зона теперь живет по распорядку.

Через неделю смотрящих и блатующих привезли обратно, но все они «переобулись» - написали заявление о вступлении в разные самодеятельные организации. Как то: секции досуга, санитарные и прочие. Заявы они писали сугубо добровольно, но в бане было видно, что у смотрил отбиты зад, ноги, спина. Хотя некоторых и пытать пришлось. Им хватило примера товарищей и реальных угроз перевода в «пресс-хату» и «обиженку».

Единство и борьба противоположностей

Так как эта публика не привыкла существовать на общих основаниях и всегда проявляла сплочённость, многие смотрящие стали дневальными бригадирами. Вчера они жужжали за понятия, сегодня заставляют «мужиков» маршировать и горланить песни, истово служа сотрудникам за жирные пайки, отдельные комнаты и УДО.

История эта не нова и, в общем-то, забавна, потому как «институт» воров в законе и понятие придумали сами сотрудники для поддержания дисциплины. Они же создали активистов. Кто из ни выгоднее вертухаям, тот и рулит среди простых заключённых. Описанный выше пример очень похож на коммунистов. Они тоже насаждали свою линию, но когда сменилась власть, сменили «песни» и стали демократами.

Как это всё надоело! Но что случится дальше после такой зоновской революции, буду отслеживать и записывать. Сейчас лучше перейду к лирике. Опять весна, опять грачи. Опять тюрьма, опять дро… занимайся онанизмом. Хотя я ещё подростком не понимал, причём здесь время года и обострение сексуальных желаний, если ты не четвероногий кот или не сверхозабоченный маньяк.

В местах лишения свободы либидо вообще зависит от того, пришла посылка с передачкой, или ты существуешь на «положняковой» пайке. Когда ешь «положняк», уже ничего не хочется. Даже бабу. Мечтаешь исключительно о деликатесах.

Но в зонах встречаются интересные граждане. Они в любом состоянии сексуально имеют всё что шевелится (включая мужчин, собак и кошек), а в перерывах между живыми случками овладевают самим собой. До кучи они показывают соседям фото собственных супружниц. Или мы их видим на длительных свиданиях. При взгляде на этих, мягко говоря, женщин, возникает мысль об извращениях. Ещё песня вспоминается: «Ну что ж ты страшная такая?!» Наградил же Всевышний некоторых излишней потенцией, если у них даже на подобных жён появляется желание. Даже при голодном желудке.

О бедном убийце замолвите слово…

Что-то я сегодня опять о грустном. Жизнь прекрасна и кругом столько интересного. Особенно интересные собеседники те, кто сел за убийство, потому что они в меньшей степени, чем окружающие, уголовники и дегенераты. Ведь настоящие маньяки-садисты содержаться в дурдомах или на пожизненном. В нормальных колониях «мокрушники» в основном - законопослушные люди, случайно кого-то пристукнувшие в драке, под горячую руку или при превышении самообороны. Её следователи и судьи трактуют своеобразно, не всегда в пользу обвиняющегося.

Большинство наших убийц до ареста честно трудились, даже занимали приличные должности. В отличие от наших же вертухаев, которые родились, закончили школу и гопничали в ближайшем посёлке. Гопничество становится особенно заметно, когда «граждане начальники» появляются в учреждении в цивильной одежде. Чтобы такое на себя нацепить при нормальной зарплате и взятках, надо в «опустившегося» превратиться. Опять же - наши «перевоспитатели» без мата не могут связать короткое предложение, никогда не занимались спортом, не чистят навоз под ногтями, но читают зекам морали, ставя себя в пример.

Где-то пупкарей можно понять. При коммунистах они могли воспитывать спецконтингент, ставя в пример героев и честных тружеников. Благодаря идеологии демократов таких в стране не осталось.. Вот и приходится сотрудникам не выпячивать себя. Мол, мы не без греха, но, пребывая в глубинке, меньше, чем везде, воруем, потому как возможностей нет. Последние два предложения они, конечно, не озвучивают. Это сами зеки подумывают, молча слушая «граждан начальников».

Тут по телевизору показывали передачу, где кучка умников, как они себе думают, глаголила о том, что преступность в итоге победят. Это вряд ли. Наглядный пример - страна СССР. Там у всех была работа и равные возможности. Можно было трудиться в любой деревне или городе и сразу же получить служебное жильё. Однако количество преступников было всегда примерно одинаковым. В зонах находились миллион арестантов. Сейчас примерно столько же при вдвое меньшем населении. Другое дело, что контингент сидит другой. Не пассионарии, ищущие приключений и не желающие жить как люди, а нищие бедолаги. Для высшей справедливости нынешним властям нужно хотя бы равняться на Советский Союз. Ведь сейчас в провинции нет производств и колхозов. Зарплаты нищенские, если даже и устроишься.. Вот народ и выживает воровством.

Вдвойне обидно то, что в газетах пишут, как расхищают миллиарды наши правители. Но в местах лишения свободы я не встречал ни оного из них. Сидят только голодранцы - за редчайшим исключением. Глядя на них, нужно отдавать под суд психиатров за профнепригодность. Как можно откровенно больных на голову признать вменяемыми, непонятно. Где-то, конечно, можно понять врачей. На всех действительно нервных дебилов сумашедших домов не хватит, потому филиалами психушек стали места лишения свободы.

Вот, блин, довели. Никогда политикой не интересовался, а сейчас только о ней и думаю. Ну, ещё о бабах, раз недавно посылка пришла. Это потому что хочется перемен и буйного движения. Пусть даже с риском для жизни. Типа пан или пропал. Арестанты это перефразировали по своему: «Или морда в мандарине, или задница в вазелине». (Для справки: маргарин продаётся в зоновском лабазе и считается среди голодных мужиков отличной вкусностью).

Игорь Залепухин
По материалам газеты
"За решеткой" (№5 2013 г.)