Новый год на лесоповале

лесорубЧтобы читатель поверил в эту невероятную историю, нужно начать издалека. Всю жизнь я занимался силовыми видами спорта. Добился успехов на больших аренах. Потом бросил фанатеть, снизил нагрузки, но тренировки не бросал. Еще я умею рубить. В перестройку устроился рубщиком мяса. График - три дня по двенадцать часов, четыре дня выходных. За смену по три тонны замороженного мяса разделывали, без устали махая тяжелыми тяпками.
Все есть, но чего-то не хватает…
Когда сел за криминал, попал на северное поселение. Там сам попросился трудиться сучкорубом. Это звучит внешне безобидно. Попробуйте скакать по буеракам и очищать от толстых веток вековые ели и вязкие осины. Еще и макушку у них отчленять так, чтобы трелевочник мог зацепить тросом. В общем, практику махания топором получил отменную.

Теперь сама история. Снова оказавшись на северном поселении, я нормально, по местным меркам, устроился. Должность на промзоне необременительная. На спортзал время оставалось, питался нормально, потому что из дома помогали. С сотрудниками и осужденными проблем не возникало. Везде все подвязал и мог решать любые вопросы.

Поселенцы имеют ряд льгот. Главное, что их выпускают за пределы учреждения. В кубрике нас обитало восемь человек. Жили дружно, потому решили отметить Новый год вместе и сильно разгуляться. У зеков есть примета: как встретишь этот праздник, так его и проведешь.

Тридцать первого декабря мой друг и другие соседи с раннего утра начали стряпать традиционные закуски; селедку «под шубой», салат оливье, винегрет. Водку и шампанское до ночи спрятали, чтобы ментов не дразнить.

Осмотрев нашу комнату, я понял, что чего-то в ней не хватает. За хлопотами мы забыли про елку. Наряженное дерево стоит у штаба и в отряде, но чтобы было все как дома, нужна своя лесная красавица, тем более конфеты и мандарины имелись, конфетти и серпантин тоже.

Указав соседям на упущения, я вверг их в уныние. Но тут же взбодрил, обещав принести то, что нужно. Одевшись и захватив по уму сделанный топор, я отпросился у дежурного и отправился на поиски.

«Конкурс красоты»

С утра светило солнце и подмораживало. Выйдя за поселок, я по накатанному лесовозами зимнику заспешил по колее. Когда дорога свернула в лес, нашел старую делянку и плюнул от разочарования. Снега навалило столько, что небольших елочек не видно. Шагнув с трассы, сразу проваливаешься по грудь. Только раз обещал, то нужно делать.

Пробившись сквозь сугробы, я нашел целый участок леса. К нему там относишься философски - все равно ведь свалят. В общем я решил срубить большую ель и оттяпать у нее красивую макушку.

Долго оттаптывал снег у намеченного рева, потом двинул по нему обухом. Меня засыпало. Включил мастерство, силу, упорство, завалил огромную елку. Кое-как добрался до верхушки. Черт возьми - она поломал, и вблизи оказалась кособокой. Пришли снова оттаптывать и валить. Результат не радовал. Вернуться нельзя, ведь что люди скажут. Да и праздник не удастся.

С остервенением я рубил и рубил. Все верхушки оказывались корявыми. Если их принести в барак, то засмеют. Начало смеркаться. Совсем отчаявшись, я реи последний раз попытать счастья. Необъятная ель легла на другую, и я увидел красивую макушку. Отделил ее и только тут понял как устал.

В поселок я возвращался в темноте, передвигая ноги. Дежурный меня потерял и хотел уже отправлять людей на поиски. Отдав братве елку, я прямо в одежде ненадолго прилег. Проснулся только утром. Мужики не смогли меня разбудить, как не разбудили крики, драки и на всю громкость включенная музыка.

После праздника наши лесорубы отправились на лесоповал, но оттуда вернулись уже в обед, объяснив, что выполнили дневную норму. Кто-то, похожий на гигантского зимнего бобра, повалил все деревья на их участке. Даже без бензопилы обошелся!

Ну а меня за допущенное нарушение перевели в зону, где работы не было и приходилось сутками валяться на шконке и спать - до самого освобождения. Примета сработала - как встретил Новый год, так его и провел!

Олег Белкин
По материалам газеты
"За решеткой" (№10 2010 г.)