Житомирская "восьмерка"

Житомирская тюрьма Житомирская тюрьма известна тем, что за почти вековую историю из нее не было совершено ни одного побега. И, видимо, не случайно, на территории знаменитой «восьмерки» сегодня находится один из самых больших на Украине секторов для приговоренных к высшей мере наказания. Именно здесь отбывает свой пожизненный срок и кровавый маньяк Оноприенко, на счету которого десятки загубленных душ.

Любовь зла...

В середине 70-х автору этой байки пришлось отбывать срок в одном из сибирских лагерей особого режима. Рядом с зоной, где в двух бараках проживали заключенные, располагался вольный поселок, в котором обитали главным образом люди с темным прошлым, которым был запрещен въезд в ряд больших городов. Через этот поселок после утреннего построения на развод заключенных вели под конвоем на работу в располагавшуюся за поселком промзону.

"Воровская правда"

Речь сегодня пойдет о книге Евгения Сухова «Воровская правда» (серия «Я - вор в законе»). В ней кондово - сухим языком автор пытается убедить читателя, что, в отличие от армии, милиции или полиции, преступники могут создать толковое сообщество. Причем речь не про представителей власти и приватизаторов , а про воров, которые засвечены и топтали зону, типа они избрали верховного смотрящего по России, и он такой умный, что приумножает воровской общак через банковские и прочие операции, даже за границей.
Много крови из ничего
С первых страниц книги этот верховный смотрящий Варяг, в силу интеллекта создателя, выставлен полным идиотом. Знает, что его пасут менты и контора, но собирается в Лондон по левой ксиве. И едет по Москве на «Мерседесе» со скоростью сто шестьдесят километров в час. Дальше группа захвата выставлена в смешном свете. В аэропорту куча спецов, которые должны задержать одного Варяга. Вместо того чтобы просто его скрутить, спец обращается к нему с вопросом и тянет руку к волосам. Варяг всех бьет, и только баба с пистолетом его останавливает.

Искусство переброса

Один из главных смыслов лагерного существования - поиметь что-нибудь запретное. И даже не потому, что водка или героин не отпускают даже в неволе, а потому, что эти удовольствия - весомое напоминание о том, что пребывание за лагерным забором ничуть не сломило дух. Наверное, поэтому, ручеек запрещенных предметов, текущих в зону не пересыхает никогда. И если администрация пытается его жестко запрудить, остается один способ - переброс через забор…
В неуемном желании пересечь запретный барьер зеку помогают все четыре стихии: земля, воздух, вода и огонь. Разумеется, большая часть проносится по земле: спиртное, наркотики, деньги, телефоны прячутся среди продуктов или одежды и в таком виде поступают в зону. Иногда на помощь спешит вода: «запрет» проезжает в цистернах с водой, бензином или молоком. Примером использования огня могут быть все стрелковые приспособления,которые работают от возгорания газов. Но самым экзотическим и трудным, пожалуй, является путь по воздуху. Переброс бывает разным - среди его разновидностей встречаются довольно экзотичные.

"Знахарь"

С первых секунд фильма нам показывают неточность. Сотрудник в форме военнослужащего ВВ принимает и изымает в ИВС шнурки и ценности у арестованного героя, хотя в ИВС работают обычные менты. В «Кресты» из ИВС его тоже везут не менты, а вертухаи.
Айболит под стражей
В камеру СИЗО арестанта водворяют без постельных принадлежностей и постельного белья, вообще без всего. Как по заказу, смотрящий умирает, а герой - врач, и он спасает умирающего, пощупав пульс и ударив его в грудь. Перед смотрящим сокамерники стелются, как «шестерки». Когда он встает, пододвигают ботинки, когда к кому-либо обращается, слушают с поклоном. Смотрящий - это не начальник, тем более в беспредельных «Крестах».Как продолжение лажи, у арестантов наколки нарисованы авторучкой и тату явно не тюремные, а карикатурные «фэнтези». Вертухай вызывает героя: «С бумагами по делу на выход». Что за бумаги? Обвинительное заключение? Но герой в камеру вошел без него, да и вертухаи так не вызывают.

"Инопланетяне"

Зона, про которую хочу рассказать, не сразу строилась. Сначала соорудили «жилку» и заселили зеков, после начали создавать промку. Вышки охраны не стали переносить - проще новые сделать. Когда промзону открыли, несколько вышек оказались на «жилке». Так они и стояли, никому не нужные.
Теперь представьте бардачные 90-е. Лето, жара за тридцать. Тогда осужденных в обязательном порядке брили наголо. Прибыл большой этап. Спецодеждой зеков уже не обеспечивали, но вольные шмотки отнимали на обыске.

Суд без присяжных

Никто не будет спорить о том, что одно из самых гнусных преступлений - сексуальное насилие. И самое мерзкое, когда жертвой этого насилия становится ребенок. Поэтому вполне понятно, что к педофилам даже среди уголовников отношение вполне однозначное. В местах лишения свободы их, как правило, сразу же «опускали» или убивали. Иногда два наказания следовали друг за другом.
Впрочем, новые гуманные веяния коснулись и тех, кто обитает «по ту сторону шлюза». Естественно, что на уважение в зоне педофилы вряд ли могут рассчитывать, но пребывание в заключении для них стало более - менее безопасным. Впрочем, как можно судить по сообщениям информагентств, подобный гуманизм проявляется не везде.

Сериал "Зона" - правда и вымысел

ОТКУДА У ЦИРИКА ПИСТОЛЕТ?
     Обычно я игнорирую фильмы про заключен­ных. Аллергию на них привили режиссеры и сценаристы, не знающие тему и насаждающие глупые штампы про места лишения свободы. Но бывают исключения из правил. Меня попросили вы­сказаться о нашумевшем сериале «Зона». Пришлось купить диск и смотреть.
     Потом я беседовал с актером, снявшимся в роли беспредельщика. Он поведал, что консультантом сериала был исполнитель ро­ли дежурного майора. Он сам сидел, но как подсадной ментов, раскалывающий автори­тетов. Странно, когда человек про себя такое сообщает.
     Картина оставила двоякое впечатление. С одной стороны, неплохой подбор актеров, и играли они в целом прилично для сериала. Нет надоевших гламурных звезд. Декорации реальные. Многие ситуации правдивые. Хоро­шо показано, как быстро меняются взрослые люди, попавшие в место обитания с другими правилами игры.
     В неволе вчерашние колхозники и работяги начинают блатовать или ездить на «мурке». Че­ловек, лишенный благ цивилизации, не бредит возвышенным, а живет насущным. Ему хочется всего лишь согреться, поесть и трахнуть кого-то. Не обязательно женщину, главное, получить удовольствие и разрядиться сексуально.
     Конечно, не все такие, но большинство - это стадо, недалеко ушедшее от животных. Даже то, что в тюрьме печатают фальшивые долла­ры, можно допустить. В колониях я встречал не такое. Например, один осужденный ювелир сделал на промке пресс и штамповал царские червонцы из дешевого сплава. Сотрудники и зеки ведрами выносили их на волю. Там их впаривали лохам как настоящие. Был и химик, осужденный за изготовление синтетического наркотика, который продолжал его делать в зоне для сотрудников в промышленном мас­штабе.

"Еще раз попадешь в лагерь - убью!"

Доктор внимательно прослушал 55-летнего Игоря Егорова, постучал пальцем в его впалую грудь, после чего занялся изучением медицинской карты. Количество заболеваний, которыми страдал этот доходяга осужденный, впечатляло, недаром тюремные врачи дали ему инвалидность. Егоров, прислонившись спиной к стене, молча смотрел на доктора, думая о своем. Впрочем, о чем бы он ни думал, рано или поздно его мысли сводились к одному - обреченный зек понимал, что предстоящий 13-летний тюремный срок он не выдержит. Но, с другой стороны, радовало, что дома остался сын - а значит после его смерти род не пресечется…
С думой о доме
Так уж получилось, что житель Мордовии Игорь Егоров бывал за решеткой чаще, чем дома При этом статьи, по которым он тянул сроки, были не слишком серьезными - в основном хулиганство и телесные повреждения. Провинциальный паренек, немного выпив, обычно заводился с пол-оборота, и это чаще всего заканчивалось дракой и очередным сроком. Правда, после серии отсидок нервы Егорова стали никудышными, и очередная драка закончилась выстрелами из обреза, в результате чего Егоров убил троих собутыльников. В процессе следствия выяснилось, что погибшие отчасти сами виноваты в случившемся - они избили Егорова, а потом, невзирая на угрозы отомстить, даже не пытались убежать. И бывший зек, не привыкший бросать слова на ветер, реализовал словесную угрозу.

Пельмени с новогодним сюрпризом

Эта история, как и многие другие смешные истории, приключилась в колонии - поселении на Новый год. Не будем ее называть, так как главный фигурант нашего рассказа по-прежнему отбывает там свой срок.
По старой русской традиции
Александр угодил на нары за торговлю наркотиками. Да и сам баловался травкой. После нескольких условных сроков влетел он по-настоящему сразу на 7 лет. Позже оказался на «химии», где ему понравилось. Он на хорошем счету у начальства, имеет определенный авторитет и среди спецконтингента.

RSS-материал