Николай Заболоцкий

Николай Заболоцкий Репрессии 1930-х годов затронули многих. Но особенно больно они ударили по творческой интеллигенции. И это не было случайностью. Формирование единой идеологической линии в советском обществе означало прекращение всяческих дискуссий и отклонений в творчестве и искусстве. Те деятели искусства, которые не вписывались в концепцию «социалистического реализма», подвергались жестокой критике, сажались в тюрьмы и лагеря. Талантливый советский поэт Николай Заболоцкий также не избежал этой печальной участи.
«Первые дни меня не били»
Николай Заболоцкий родился в апреле 1903 года недалеко от Казани. Уже в третьем классе он «издавал» рукописный журнал и помещал там стихи собственного сочинения.
Окончив реальное училище в Уржуме, Николай Заболоцкий приехал в Москву и поступил на медицинское отделение университета. Однако, поняв, что медицина - не его призвание, он переезжает в Петроград, где обучается на отделении русского языка и литературы пединститута имени Герцена. Потом Николай Заболоцкий служил в армии, а демобилизовавшись, начал работать в отделе детской книги ленинградского ОГИЗа. В 1929 году выходит его первая книга «Столбцы», вызвавшая литературный скандал. После этого неудачного дебюта стихи поэта печатали редко, а средства к существованию Заболоцкому давали работа в детских журналах и переводы иностранной литературы. 19 марта 1938 года Заболоцкий был арестован органами НКВД по обвинению в антисоветской пропаганде. Содержался поэт сначала в Доме предварительного заключения, а затем в знаменитых «Крестах».

«Первые дни меня не били, стараясь разложить морально и физически, - писал поэт позднее в своих воспоминаниях. - Мне не давали пищи. Не разрешали спать. Следователи сменяли друг друга, я же неподвижно сидел на стуле перед следовательским столом - сутки за сутками. За стеной, в соседнем кабинете, по временам слышались чьи-то неистовые вопли. Ноги мои стали отекать, и на третьи сутки мне пришлось разорвать ботинки, так как я не мог переносить боли в стопах. Сознание стало затуманиваться, и я все силы напрягал для того, чтобы отвечать разумно и не допустить какой-либо несправедливости в отношении тех людей, о которых меня спрашивали...»

Во время допросов Николай Заболоцкий вел себя мужественно, протестовал против незаконного ареста, грубого обращения, крика и брани. Однажды во время очередного допроса поэт схватил стоявшую в углу швабру и, пользуясь ею как пикой, стал драться со следователем и несколькими прибежавшими ему на помощь охранниками. Вертухаи избили Заболоцкого до полусмерти и бросили на две недели в карцер. Однако затем поэта перевели в общую камеру и больше на допросы вообще не вызывали.

Не каждый представитель творческий интеллигенции мог похвастаться таким мужественным поведением. Большинство ломались после первых же избиений.

«В годы моего заключения, - вспоминал позднее Николай Заболоцкий, - средний человек, без всякой уважительной причины лишенный свободы, униженный, оскорбленный, напуганный и сбитый с толку той фантастической действительностью, в которую он внезапно попадал, чаще всего терял самообладание... Через несколько дней тюремной обработки черты раба явственно выступали на его облике, и ложь, наведенная на него, начинала пускать свои корни в его смятенную и дрожащую душу».

По тюрьмам и лагерям

Николаю Заболоцкому удалось выстоять в тюремных застенках, отстоять свою честь и человеческое достоинство. Кстати, от смертной казни его спасло то, что, несмотря на тяжелейшие физические испытания на допросах, он не признал обвинения в создании контрреволюционной организации, не подписал никаких бумаг и протоколов.

Тем не менее в начале 1939 года поэт был приговорен к 5 годам лишения свободы «за троцкистскую контрреволюционную деятельность» и отправлен в исправительно- трудовые лагеря. Полученный срок Николай Заболоцкий отбывал с февраля 1939 года до мая 1943 года. Сначала в системе Востоклага в районе Комсомольска-на-Амуре. Затем - в Алтайлаге, что в Кулундинских степях. Свою лагерную жизнь поэт подробно описал в книгах «Сто писем периода 1938-1944 годов», «История моего заключения», а также в некоторых стихах.

В Востоклаге Николай Заболоцкий трудился на самых тяжелых работах - дробил камень в карьере, валил лес в тайге, строил дороги. Побывал он «в командировке» и на Колыме. После одного серьезного конфликта, который случился у поэта с уголовниками, начальник лагпункта перевел Заболоцкого в чертежники и этим спас его от неминуемой гибели. В Алтайлаге поэт вкалывал на открытых разработках озерной соды и получил тяжелое заболевание сердца и органов дыхания. При этом он не падал духом и продолжал писать стихи, считая, что он находится в «творческой командировке».

В марте 1944 года Николай Заболоцкий освободился из лагеря и жил в Караганде. Там он закончил переложение «Слова о полку Игореве» на современный русский язык, ставшее лучшим в ряду опытов многих поэтов. Это помогло ему добиться разрешения жить в Москве.

В 1946 году Заболоцкого восстановили в Союзе писателей. Начался новый период его жизни. Но его здоровье было подорвано пребыванием в тюрьмах и лагерях. В 1955 году у Николая Заболоцкого случился первый инфаркт, а 14 октября 1958 года он скончался.

По материалам газеты
"За решеткой" (№6 2012 г.)