Минский централ

Минский следственный изолятор, он же Минский централ, он же "Володарка", он же Пищаловский замок, имеет чрезвычайно богатую историю. Здесь сидели участники польских восстаний 1831 и 1863 годов, классики белорусской литературы Винцент Дунин-Марцинкевич, Карусь Каганец, Якуб Колас, основатель ВЧК Феликс Дзержинский, маршал Пилсудский, генерал Берлинг и другие известные личности. Много героев и злодеев повидали эти старые стены.

Пищаловский замок

Другой любопытный факт - СИЗО № 1 Минска считается настоящей архитектурной достопримечательностью белорусской столицы. Дело в том, что в Минске осталось не так уж много каменных зданий, построенных в XIX веке. Город был сильно разрушен во время Великой Отечественной войны, особенно его центральная историческая часть.

Тюремный замок в Минске построили в 1825 году по проекту архитектора В. Пищалы (откуда и название). В его основу положили типовую конструкцию западноевропейского готического замка. То есть по внешнему виду он представлял собой, трехэтажное прямоугольное здание с четырьмя крутыми башнями по углам. Каждая башня заканчивалась прямоугольными зубцами над многоступенчатым карнизом. Внутренний двор был огорожен высокой каменной стеной с контрфорсами.

Первоначально замок использовался как оборонительное крепостное сооружение, но очень скоро его переоборудовали для тюремных нужд. Первыми узниками острога стали польские повстанцы, арестованные за участие в восстании 1831 года. Тогда царские тюремщики обошлись с узниками довольно гуманно, предоставив каждому арестанту отдельную камеру и ежедневное горячее питание.

После подавления следующего восстания 1863 года Пищаловский замок уже был забит арестованными мятежниками до отказа. Камер не хватало, и повстанцев размещали прямо во дворе. Многих из них тут же и расстреляли у крепостной стены. Среди выживших оказался известный белорусский писатель Винцент Дунин-Марцинкевич и его дочка Камила, осужденные за распространение революционных листовок и активную поддержку восстания. Пробыл Дунин-Марцинкевич в замке больше года, с октября 1864 по декабрь 1865 года. В тюремных стенах у писателя родился замысел главного произведения - сатирического романа «Пинская шляхта».

Еще одним знаменитым «гостем» Пищаловского замка был в 1908-1911 годах белорусский поэт Якуб Колас.

Дважды «посещал» не по своей воле Пищаловский замок поэт и политический деятель Карусь Каганец. Именно он первым озвучил идею о создании независимой Беларуси, которая могла бы свободно развиваться без активного вмешательства России и Польши. В минской тюрьме находился под следствием будущий основатель независимой Польши Юзеф Пилсудский. Именно отсюда он был отправлен в далекую сибирскую ссылку."Володарка"

Камеры Минского централа часто становились временным жилищем и для другого известного исторического персонажа - Феликса Дзержинского. В Минске он не арестовывался, но по меньшей мере четыре раза проходил с этапом через Минский централ, направляясь в ссылку, а затем и на каторгу.

Во время Первой мировой войны тюремный замок серьезно не пострадал и достался органам ВЧК-ГПУ в полной целости и сохранности.

Именно сюда первоначально доставили знаменитого террориста и эсера Бориса Савинкова, арестованного во время нелегального перехода советско-польской границы. Это был финал знаменитой операции «Трест», в ходе которой чекистам удалось заманить Бориса Савинкова на советскую территорию и схватить. Позже его переправили в Лефортовскую тюрьму, где Савинков погиб при загадочных обстоятельствах.

Польские уголовники и генералы

сентябре 1939 года советские войска взяли под свой контроль территорию Западной Белоруссии и Западной Украины, ранее принадлежавшие Польше. В плен Красной Армии попало около полумиллиона польских солдат, офицеров и генералов.

Верхушку генералитета, а также старших офицеров, НКВД изолировало от основной массы пленных и примерно год содержало во львовской, минской и вильнюсской тюрьме. В Минском централе, в частности, сидел подполковник Зигмунт Берлинг, в будущем генерал и видный военный деятель Войска польского.

Пищаловский замок Присоединение территории Западной Белоруссии и Западной Украины подкинуло органам НКВД еще одну проблему - в лице так называемых «польских воров». Дело в том, что в довоенной Польше процветала организованная преступность, существовали многочисленные профессиональные и хорошо вооруженные шайки воров мошенников, шулеров, сутенеров, налетчиков, грабителей, взломщиков-«медвежатников», которых в СССР к тому времени уже повывели.

Чистка преступного мира привела к тому, что все тюрьмы в западных областях СССР оказались забиты под завязку. При этом «польские воры» не признавали российский воровской закон и отказывались жить по понятиям. В частности, они отказывались платить в «общак», имели официальных жен и детей, а также соглашались работать в местах лишения свободы на любых должностях. С точки зрения «идейных» российских воров это являлось страшным прегрешением. Что автоматически ставило «польских воров» в категорию «ссученных».

В результате в местах лишения свободы началась настоящая война между российским и польским криминалом. (Стоит подчеркнуть: в числе «польских воров», помимо поляков, имелось немало этнических украинцев, белорусов, литовцев, евреев и немцев.) Минский централ являлся вотчиной «польских воров», и если туда попадал российский «законник», это означало его верную смерть. Любопытно, что во время Великой Отечественной войны многие из «польских воров» пошли на службу к немецким оккупантам. Самый известный из них - некий Болеслав Крук, обезвреженный после войны органами МГБ. Об этих документальных событиях снят популярный художественный фильм «Приступить к ликвидации». До войны Kpyк чалился в Минском централе, из которого был освобожден немцами 29 июня, на седьмой день войны, и сразу пошел на службу в гестапо.

В Великую Отечественную войну Пищаловский замок каким-то чудом уцелел, не был поврежден, и после освобождения Минска советскими войсками стал использоваться по своему прямому назначению/

Суровые будни

После войны в Минском централе начались жестокие столкновения между российскими «законниками» и польскими ворами». Последних активно поддерживали «автоматчики» (воры, служившие во время войны в Советской армии), «отошедшие», беспредельщики и другие «ссученные». Эти идейно-уголовные конфликты сохранял остроту вплоть до конца 50-х годов. Конфликтующих между собой зеков жестко прессовала тюремная охрана.

В начале 60-х годов Минский централ переименовали в следственный изолятор № 1. В народе он был больше известен под названием «Володарка», так как находился на улице Володарского. При этом в минском СИЗО № 1 сохранились весьма суровые нравы и чрезвычайно жесткий режим.

Эти суровые порядки не изменились и после того, как Белоруссия стала независимым государством. То, как здесь содержат арестантов, иначе как кошмаром не назовешь. По свидетельствам очевидцев, даже сегодня на одного человека в камере приходится меньше двух квадратных метров. Кровати - в два, три, а то и в четыре яруса. Но во многих камерах арестанты все равно спят по очереди - не хватает спальных мест. Кормежка - гнилые вареные овощи без соли на чуть теплой воде.

Прогулка - полчаса в день, вдесятером, на загаженном пятачке размером метр на три. Горячей воды нет даже в душе. Часто в СИЗО врываются амбалы-спецназовцы в масках и черном камуфляже и отрабатывают свои приемы на подследственных, нещадно их избивая. Люди заживо гниют в «Володарке» по три года, по пять лет. Именно столько тянется следствие. Отправки в колонию в СИЗО № 1 ждут как избавления от страданий.

Основной контингент СИЗО - это уголовники. Однако среди подследственных встречаются и политические противники президента Лукашенко, и белорусские диссиденты. В частности, в СИЗО провел несколько месяцев журналист телеканала ОРТ Павел Шеремет.

В последнее время минский следственный изолятор сильно обветшал. 20 апреля 2008 года неожиданно обвалилась западная башня Пищаловского замка. В результате несколько сотен подследственных переместили в Жодинский СИЗО.

Поэтому все чаще раздаются голоса общественности, предлагающие сделать из минского СИЗО музей. А новый следственный изолятор построить за пределами белорусской столицы. Новый и пригодный для человеческого проживания. Тем более, что в мире существует немало примеров, когда в бывших тюрьмах создают музеи. Самые известные из них - это парижская тюрьма-музей «Консьержери», а также замок Святого Ангела в Риме. Теперь там созданы современные музейные комплексы. Да и для жителей Минска будет более приятным соседство с музеем, а не с СИЗО.

По материалам газеты
"За решеткой" (№12 2009 г.)