Михась: звезда по имени Солнцево

МихасьРядовой бригадир стал, по мнению запада, лидером русской мафии!
    
Рассказ пойдет еще об одном «ге­нерале» преступного мира Сергее Михайлове по кличке Михась. Он неоднократно получал предложения «короноваться», но не захотел делать это принципиально. Об этом и многом другом - в материале о Михасе.
Первый срок – за мошенничество
     Родился Сергей Михаилов в Подмоско­вье, в знаменитом теперь Солнцево. В нача­ле своей трудовой карьеры он проработал шесть лет официантом ресторана «Совет­ский». В юные же годы будущий уголовный авторитет становится мастером спорта по классической борьбе. Впервые Михась ока­зался под следствием в 26 лет, в принципе, за довольно невинный поступок, ничего кро­вавого и жуткого. Ему инкриминировали хищение путем мошенничества. Михайлов инс­ценировал кражу мотоцикла ради того, чтобы получить за него страховку. Впрочем, совет­ский суд, как говорилось о нем в известной кинокомедии, проявил гуманность и дал Ми­хайлову три года условно. Правда, пока шло следствие, Михась полгода парился на нарах в следственном изоляторе. Там он и приоб­рел, несмотря на свою первоходность, неко­торый авторитет. Возможно, помогли ему в этом навыки классической борьбы.

     Выйдя на свободу, Сергей Михайлов ра­ботал в каком-то кооперативе. С середины 80-х Михась начинает подбирать из спортсме­нов собственную бригаду. Под контролем его группировки, насчитывающей до сорока бой­цов, уже через несколько месяцев оказалось более двух десятков коммерческих структур Москвы и области, в том числе тот самый ресторан «Советский» (потешил себе самолю­бие Михась). Чуть позже к банде присоединился будущий криминальный авторитет Сер­гей Тимофеев (Сильвестр).
Корреспондент CNN и сотрудник администрации президента России
     В декабре 1989 года сотрудники МУРа за­держали Михася и Сильвестра, предъявив им обвинения в рэкете. На суде свидетели по де­лу называли 24 структуры, контролируемые «солнцевской» братвой. Так во вто­рой раз Михась оказался в тюрьме. И был он там уже совсем в авто­ритете, так как криминальный мир столицы знал его прекрасно. Гово­рят, что у него были какие-то трения с ортодоксальными ворами за ре­шеткой, но, может быть, это только слухи. Тем более, что Михась вроде сидел в знаменитом изоляторе МУ­Ра на Петровке, 38, а там особо не пообщаешься свободно с ворами.
     В ходе следствия многие свиде­тели по вполне понятным причинам поменяли свои показания, и уголов­ное дело рассыпалось. Михась вы­шел на свободу спустя год и восемь месяцев после задержания. Потом его задерживали еще несколько раз. Так, в 1994 году у него нашли ксивы корреспондента CNN, а так­же сотрудника администрации Президента России. Но Михась выкрутился и на этот раз, после чего эмигрировал в Израиль. На Землю обетованную он приехал не с пу­стыми руками. К тому времени Михась ско­пил изрядный капитал (десятки миллионов долларов). В Израиле он занимается отель­ным бизнесом, вкладывает деньги и в дру­гие проекты.
     В 1995 году Михайлов уехал из Израиля и с несколькими друзьями-авторитетами стал путешествовать по Европе. В том же году Ми­хась был задержан в Праге в ресторане «Голубь», принадлежащем Севе Могилевичу, во время празднования своего дня рождения. Операция чешской полиции с применением вертолетов была для собравшихся полной не­ожиданностью. В руки правосудия в тот ве­чер попали около ста человек. Но чешские правоохранители оказались не удачливее российских: никто из задержанных не имел при себе ничего противозаконного, и всех их пришлось отпустить. У нас так тоже происхо­дит задержание воров в законе на сходках. С помпой, со спецназом. И всех скоренько от­пускают. И зачем все это надо?..
     Потом Михась проживает в Швейцарии. Вскоре происходит его знакомство со знаменитым вором Япончиком, переросшее в совместный бизнес - торговлю наркотика­ми. Но они быстро рассорились.
В Швейцарии он сидел в замке
     Тем временем Михайлову в Швейцарии в 1996 году предъявили новое обвинение: нарушение паспортно-визового режима.Задержание Михайлова (Михася) Следователь сразу же приказал арестовать все швейцарские счета Михася. В печать просочилась информация, что на них было несколько десятков миллионов долларов. Именно отмы­вание денег и торговля наркотиками прежде всего интересовали следствие, а паспортный режим - это так - просто повод для ареста,
     Михась оказался на швейцарских нарах, а именно, в тюрьме «Шан-Доллон», что в Женеве. Это очень интересная тюрьма, похожая внешне на средневековый замок. Содержался он в отдельной камере повышенного комфор­та. В камере Михась не скучал, а продолжал дистанционно управлять своим криминаль­ным бизнесом. Слал малявы. Через многочис­ленных адвокатов, к примеру, приказал своим «солнцевским» соратникам устроить в россий­ской прессе истерику, типа: «Эти буржуи ни за что держат в темнице нашего в доску парня!» Пресса со своей задачей справилась. Что-то похожее было, кстати, когда в США на нары на несколько месяцев загремел великий и ужас­ный Пал Палыч Бородин. Показывали его се­мью, нескольких приемных детей...
     Кстати, пока Михайлов парился на нарах, тогдашний Генеральный прокурор Юрий Ску­ратов сказал следующее: «Привлечение Ми­хайлова к уголовной ответственности, даже на территории Швейцарии, очень отрезвляюще подействует на российский преступный мир. Нам сообща надо сломать психологию россий­ских бандитов, до сих пор уверенных, что ес­ли они уедут из России, наказать их не удастся. Нужно, чтобы они чувствовали, что в мировом сообществе правоохранительная система едина, что она их везде достанет. Но вместе с тем дело Михася таит в себе серьез­ную опасность. Если дело ничем не кончится, это будет страшный удар по авторитету правоохранительных органов, да и вообще по уголовной юстиции».
     Тем не менее, Скуратов заявил, что экстрадиции на родину требо­вать для Михася не будет - правиль­но, пусть лучше с ним иностранцы разбираются. Так казалось вернее. Уж они должны были упрятать Ми­хася за решетку надолго, если не до конца дней.
     Кстати, в там же 1997 году Скура­тов намекал на связь Михася с убийством жур­налиста Влада Листьева («солнцевские» име­ли свои интересы на ОРТ). Впрочем, дальше намеков дело не пошло, как водится.
Чуть не стал депутатом
     Но и швейцарское правосудие оказалось бессильно - громкого процесса против русской мафии не получилось. А ведь газетчики пред­ставляли дело именно под этой вывеской, на­зывая Михася чуть ли не лидером этой самой пресловутой русской мафии. Но адвокаты Ми­хася сработали грамотно, а следователи сто­ящую доказательную базу так и не собрали. В итоге, в 1997 году Михайлова освобождают прямо в здании суда. В Швейцарии он отси­дел практически год.
     После швейцарской тюрьмы Михайлов возвращается в Россию, где продолжает заниматься разнообразным бизнесом. Ин­тересы Михася разбросаны по всей стра­не. Отметился он и в политике - в 1999 году был представлен в списках Либерально-демократической партии России под № 16, но затем ему отказали в регистрации по причине двойного гражданства (израильского). Последний раз правоохранители интересова­лись Сергеем Михайловым в 2002 году - его опять арестовывали и проводили обыск на даче. Но Михась опять вышел сухим из воды.
«Короноваться» не захотел
      Как видим, за решеткой Михась провел не так уж много времени, да и то только в след­ственных изоляторах. К тому же чешские и швейцарские камеры мало походили на наши «хаты» по внешнему виду и комфорту. Точ­нее, вовсе не походили. Правда, несмотря на небольшой тюремный стаж, Михась постоян­но получал предложения «короноваться». И имел на это, по современным временам, пол­ное право. Но по каким-то причинам он не стал этого делать, хотя в воровской среде у него бы­ли хорошие связи (к примеру, с Джемалом Хачидзе или тем же Япончиком). Возможно, ска­зался тот факт, что криминал, вышедший из спортсменов, ортодоксальных урок несколь­ко не понимал. К чему эти дедушкины понятия, символы, от которых веет нафталином, ког­да нужно зарабатывать деньги, здесь и сейчас. На этом и был выстроен стремительный взлет «солнцевской» группировки. Когда же бандиты-спортсмены, а точнее, их лидеры стали весо­мыми фигурами на криминаль­ной карте России, им и стали делать предложения «короно­ваться». Некоторые соглаша­лись. Но Михась нет. Он назы­вал себя всегда бизнесменом. Может быть, не хотел портить свою деловую репутацию звез­дами на ключицах.
Константин Жуков
По материалам газеты
"За решеткой" (№10 2009 г.)