Закон и дети

тюрьма для подростковНедавно страна вздрогнула от очередной кровавой драмы, действующими лицами которой стали подростки. В Петербурге в заброшенном доме нашли тело 13-летнего мальчика, который был зверски избит и зарезан. Через неделю дело было раскрыто. Оказалось, что жестокое убийство с помощью ножей и бейсбольных бит совершили пятеро подростков в возрасте от 14 до 15 лет. Такие дикие случаи в России происходят регулярно - несовершеннолетние, кажется, натурально озверели. Чаще всего от их агрессии страдают другие подростки.

И вот опять все дружно заговорили о том, что Уголовный кодекс к лицам, не достигшим совершеннолетия, неоправданно мягок. Отдельные товарищи предлагают подростков даже сажать пожизненно. Последний раз столь строгие кары к несовершеннолетним применялись при Сталине. Да и то больше на бумаге.

Максимум - червонец

Сейчас российское законодательство предусматривает уголовное преследование подростков с 14 лет. При этом максимальный срок, предусмотренный для них, это 10 лет. То есть, сколько преступлений и трупов не было бы на счету несовершеннолетнего, ему грозит максимум «червонец». Впрочем, в России уже немало и двенадцати-, и даже десятилетних убийц! Они неподсудны. Более того, в системе образования почти исчезли так называемые спецшколы, куда направлялись де-факто, но не де-юро, преступники, не достигшие 14-летнего возраста. Преступность молодеет, и это очевидно. Во многих странах мира уголовная ответственность начинается с 12 лет, а то и раньше. Вот и у нас все чаще слышны разговоры о снижении возрастного уголовного порога. Впрочем, противников этого пока, пожалуй, больше.

Любопытно обратиться к истории 1930-х годов, когда вопрос подростковой преступности встал перед властями также весьма остро. И отреагировали они на него в духе времени, то есть предельно жестко.

Применять «все меры уголовного наказания»

19 марта 1935 года нарком обороны Клим Ворошилов переслал Сталину, Калинину и Молотову письмо о состоянии и развитии детской преступности в Москве. Ворошилов сообщал нерадостные цифры со ссылкой на начальника Управления Рабоче-крестьянской милиции полномочного представительства ОГПУ НКВД по Москве Леонида Вуля.

Итак, в столице в то время было только зарегистрированных хулиганов подростков около 3000 человек, из которых «800 бесспорные бандиты, способные на все». Нарком обратил внимание для примера на вопиющий случай, когда 9-летний мальчик ранил ножом 13-летнего сына заместителя прокурора Москвы Вениамина Кобленца. Нарком резко писал: «Что касается данного случая, то я не понимаю, почему этих мерзавцев не расстрелять. Неужели нужно ждать, пока они вырастут еще в больших разбойников?»

Сталин как будто ждал такого письма. Он лично правил проект совместного постановления ЦИК и Совнаркома «О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних», которое было принято менее чем через три недели и опубликовано в «Правде» 8 апреля 1935 года (№ 97/6343). В нем говорились жесткие вещи: «Несовершеннолетних, начиная с 12-летнего возраста, уличенных в совершении краж, в причинении насилия, телесных повреждений, увечий, в убийстве или в попытках к убийству, привлекать к уголовному суду с применением всех мер уголовного наказания». Подчеркнем - всех мер. Это означает в том числе и «высшую меру социальной защиты».

Понятно, что вопрос сей был весьма щепетильным. Его следовало истолковать предельно ясно. Поэтому 20 апреля 1935 года председателем Верховного суда СССР был разослан уточняющий постановление циркуляр с грифом «Совершенно секретно. Хранить наравне с шифром». «Всем прокурорам союзных республик, краевым, областным, военным, транспортным, железнодорожным прокурорам, прокурорам водных бассейнов; прокурорам спецколлегий, прокурору г.Москвы. Всем председателям верховных судов, краевых, областных судов, военных трибуналов, линейных судов; судов водных бассейнов, председателям спецколлегий краевых, областных и верховных судов, председателю Московского городского суда. Ввиду поступающих запросов в связи с постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 апреля с.г. „О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних” разъясняем:

1. К числу мер уголовного наказания, предусмотренных ст.1 указанного постановления, относится также и высшая мера уголовного наказания (расстрел).

2. В соответствии с этим надлежит считать отпавшими указание в примечании к ст.13 „Основных начал уголовного законодательств Союза ССР и союзных республик” и соответствующие статьи уголовных кодексов союзных республик (22 ст. УК РСФСР и соответствующие статьи УК других союзных республик), по которым расстрел к лицам, не достигшим 18-летнего возраста, не применяется».

«В школах обнаружены группы развратников...»

Что ж, по сути расстрел подростков, начиная с 12 лет, в СССР разрешили. И, тем не менее, максимально его закамуфлировали, в том числе для зарубежной общественности.

По-своему забавно проходила летом 1935 года встреча Сталина и большого друга СССР французского писателя Ромэна Роллана. Гость посмел высказать сомнения в гуманности принятого закона. Приведем ответ Сталина почти полностью, так как он весьма любопытен и явно рассчитан не на советского слушателя: «Теперь позвольте мне ответить на Ваши замечания по поводу закона о наказаниях для детей с 12-летнего возраста. Этот декрет имеет чисто педагогическое значение. Мы хотели устрашить им не столько хулиганствующих детей, сколько организаторов хулиганства среди детей. Надо иметь в виду, что в наших школах обнаружены отдельные группы в 10-15 чел. хулиганствующих мальчиков и девочек, которые ставят своей целью убивать или развращать наиболее хороших учеников и учениц, ударников и ударниц. Были случаи, когда такие хулиганские группы заманивали девочек ко взрослым, там их спаивали и затем делали из них проституток. Были случаи, когда мальчиков, которые хорошо учатся в школе и являются ударниками, такая группа хулиганов топила в колодце, наносила им раны и всячески терроризировала их. При этом было обнаружено, что такие хулиганские детские шайки организуются и направляются бандитскими элементами из взрослых.

Понятно, что Советское правительство не могло пройти мимо таких безобразий. Декрет издан для того, чтобы устрашить и дезорганизовать взрослых бандитов и уберечь наших детей от хулиганов».

Аккуратно отметим, что звучит объяснение Сталина весьма наивно. Ромэн Роллан не сдался и стал убеждать Сталина в том, что факты, которые приводились вождем, можно было бы опубликовать в прессе и тем самым показать, что подростковая преступность в СССР настолько опасна, что уничтожить ее можно только с помощью ответного террора. Тогда Сталин вешает на уши писателя с мировым именем еще более развесистую «клюкву»: «В СССР имеется еще немало выбившихся из колеи бывших жандармов, полицейских, царских чиновников, их детей, их родных. Эти люди не привыкли к труду, они озлоблены и представляют готовую почву для преступлений. Мы опасаемся, что публикация о хулиганских похождениях и преступлениях указанного типа может подействовать на подобные выбитые из колеи элементы заразительно и может толкнуть их на преступления». Такое объяснение Ромэна Роллана полностью удовлетворило. «Это верно, это верно», - заметил он.

Нейланд - последний

Однако данных о том, сколько 12 летних подростков тогда были привлечены к уголовной ответственности и, тем более, сколько было расстреляно и были ли такие, нет. Хотя, скорее всего, судебные архивы таят подобную информацию. Отметим только, что расстрел несовершеннолетнего в СССР все же был совершен, причем при «демократе» Хрущеве.

Накануне своего 15-летия Аркадии Нейланд 27 января 1964 года в квартире на Сестрорецкой улице в Ленинграде убил топором молодую женщину и ее трехлетнего ребенка ради копеечной выгоды. Поймали его через три дня уже в Сухуми. Хрущев требовал крови, но как было обойти советское законодательство?

А вот как. 17 февраля 1964 года было принято постановление Президиума Верховного Совета СССР о том, что в отношении несовершеннолетних допускается применение смертной казни. А затем собрали всех судей Ленинграда и провели письменный опрос: следует ли придать этому постановлению обратную силу. Судьи ответили «да». 23 марта Нейланда приговорили к расстрелу, а 11 августа привели приговор в исполнение.

Наш экскурс в историю взаимоотношения юных преступников и Уголовного кодекса ни в коем случае не намек на толстые обстоятельства. Это размышление и информация к нему. Ясно, что проблема назрела. Многочисленные «условки» вызывают у подростков чувство безнаказанности. Зачастую это чувство заканчивается большой кровью.

Константин Калинин
По материалам газеты
"За решеткой" (№7 2014 г.)