Малолетние захватчики

тюрьма У подростков обычно рулит не самый умный, а самый сильный. Еще и понятия у них перепутаны. Так что если у них в камере старший и решает что-нибудь замутить, то остальные подчиняются. Да не просчитывают последствия трудные отроки! Интеллекта, жизненного опыта и образования у них не хватает.
В один обычный день старший в камере решил бежать. Он разработал «гениальный» план и поделился им с соседями. Пацаны от четырнадцати до шестнадцати тоже хотели свободы и секса. Главарь все это им обещал, причем женщину быстрее, чем волю.

Семеро малолеток принялись точить о бетонные стены черенки металлических ложек. Работа была трудной и нудной. Ее нужно делать тихо, чтобы дежурный с галеры не засек. Но чего только не сотворишь ради великой цели!

На следующий день «хату» позвали на прогулку. Инструкции в тюрьме не всегда выполняют, в том числе и из-за нехватки сотрудников. Камеры открывала одна охранница, дежурившая на этаже. Еще один сотрудник стоял на нижней галере. Но до него наши герои не дошли.

Они спокойно вышли из камеры, поравнялись с охранницей и приставили к ее груди и горлу кучу самодельных заточек. Затем, выкрикивая требования, юноши в робах (несовершеннолетние подследственные не носят вольные вещи) двинулись к выходу.

До прогулочных двориков их пропустили. Дальше сотрудники сказали, что у них нет ключа и нужно звонить дежурному, чтобы он открыл дверь, ведущую в штаб и на свободу.

Захватчики ждали. От скуки и взыгравшего либидо заложницу постоянно щупали. Сквозь тонкую робу брюк стали заметны стояки и свежая сперма. Наконец нужную дверь открыли. «Ужасные террористы» протиснулись на улицу. До свободы оставалось совсем рукой подать: пройти административное здание - и все. А там можно потребовать автомобиль и оторваться от возможной погони.

В штаб ребята протискивались уже расслабленные и успокоенные. Сотрудницу контролировали двое самых здоровых и рослых малых. И тут из-за угла к ним шагнул Кинг-Конг - такое прозвище носил один прапорщик. Двухметровый детина даже никого из них бить не стал. Он просто вывернул двоим пацанам руки с заточками, заслонил собой заложницу и велел сложить оружие. Кидаться на атлета никто не посмел. Потом этот же прапорщик в отдельном кабинете дал всем придуркам ремня. Им повезло, что начальник ждал повышения и не стал докладывать о ЧП наверх. Потому уголовное дело на захватчиков заводить не стали.

Язык доводит не только до Киева

Еще одна история случилась тоже с малолетками, но кончилась она не так хорошо. Единого стандарта у «кормушек» нет. В каждой тюрьме они разные. В одних «кормушки» маленькие, только шлемка помещается. В других можно самому через них пролезть, если разрешат, конечно. Но обычно окошечко в двери среднее.И снова, как и в прошлый раз, на галере дежурила женщина с длинными волосами. Она строго соблюдала инструкции и, когда открывала «кормушки», например, для раздатчиков пищи, то не стояла рядом. Хотя малолетки и не казались ей опасными: почти дети - что они могут сделать?

И вот однажды один такой «почти ребенок», когда в коридоре не было посторонних, попросил взять у него заявление к врачу. Мол, когда дежурный делал обход, ничего не болело, а сейчас вдруг заболело. Охранница наклонилась, чтобы посмотреть, кто там в «хате» так жалобно блеет. И тут из «кормушки» высунулась мускулистая рука акселерата и схватила женщину за волосы. В следующую секунду голову сотрудницы затащили в камеру. Она еле туда пролезла, но зато фиксация была надежная.

Для верности и собственной безопасности охраннице вставили в уши два заточенных карандаша, пообещав, что если она рыпнется, то ей проткнут барабанные перепонки.

Дальше начался кошмар. Сотрудницу начали сношать в рот. Юноши надеялись на то, что управятся быстро, а опозоренная баба никому ничего не расскажет, чтобы места и репутации не лишиться.

Может, все бы так и произошло, но дежуривший внизу сержант решил пообщаться с коллегой. Зайти на чужую галеру нельзя, можно только подняться и поговорить сквозь решетку. Через нее же видно все, что происходит на чужом этаже.

Сержанта озадачила поза коллеги. Вертухай нажал тревожную кнопку. На звук сирены прибежали все, кому положено, и испугали малолетних захватчиков. Те поняли, что спалились и придется отвечать. В общем, женщине повредили одно ухо. Малолетки думали, что она умерла. Парни рассчитывали ее изнасилование скрыть: лучше за «мокруху» ответить - им все равно больше десятки не дадут, чем по позорной статье чалиться.

Но сотрудница выжила и дала показания. Захватчиков били в тюрьме до поноса почти каждый день. Говорят, их даже «опустили» мстительные вертухаи, но запретили всем об этом говорить.

Последняя история совсем короткая и с нормальным концом. В Северо-Западном следственном изоляторе малолетки решили взять в заложники воспитательницу. Ложки точить не стали. Для начала они сели и помечтали о том, как они будут иметь лейтенатшу, когда она окажется в их власти. Фантазия у молокососов разыгралась. Каждый из них вспоминал рассказы старших дворовых товарищей и выдавал свою версию извращений. Минет, анал, традиционный секс, между грудей, в изгиб локтя и под колено. Это не полный перечень из сказанного в тот вечер.

А на следующий день... эту тему больше не вспоминали. Ну, помечтали, с кем не бывает. Через сутки всех начали дергать. Оказалось, в «хате» был стукач с прекрасной памятью. Он подробно написал, кто и что говорил.

Всю камеру били. Воспитательница плакала, но не от жалости к истязаемым. Она жалела себя и причитала - как они могли до такого додуматься! До кучи болтунам поставили на личные дела синие полосы ("Склонен к побегу") и раскидали по разным камерам.

Это несколько неудачных попыток захвата заложников. Но и по ним понятно - служба у вертухаев опасная, потому что очень часто им приходится иметь дело с глупыми или отчаявшимися зеками.

Андрей Бутырин
По материалам газеты
"За решеткой" (№11 2010 г.)