Лечение за решеткой

сизо Начальники следственных изоляторов возьмут под особый контроль здоровье сидельцев. Отныне главы казенных домов будут обязаны поднимать тревогу в течение суток в случае обнаружения врачами у арестованного опасной болезни.
В свою очередь Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН) начала разработку ряда проектов, призванных к лучшему изменить тюремную медицину. Врачи мест не столь отдаленных попали в зону особого внимания после ряда смертей в столичных СИЗО, вызвавших резонанс среди общественности. Тогда в тюрьме  умерли двое людей, обвинявшихся в экономических (или около экономических) преступлениях: Сергей Магницкий и Вера Трифонова.

Сейчас для нас уже практически не имеет значения тот факт, виновны они были или нет. Даже если правоохранители и действовали в рамках закона, в чем есть определенные сомнения, они действовали как варвары. Ведь если рассуждать по меркам цивилизованных стран, доведение человека до смерти в тюрьме - это и есть самое настоящее варварство. При этом вопросы у общественности возникли не только к тюремному ведомству. Ведь не тюремные власти требовали ареста людей, не представляющих серьезной опасности для общества. Было ясно, что арестованные не являлись бандитами, они не пойдут грабить, убивать и насиловать. Но почему-то следователи считали, что без заключения их под стражу справедливости добиться не получится. А судья, когда ей привезли в инвалидной коляске Веру Трифонову, без всяких сомнений продлила ей арест.

Хотя есть шанс, что случившиеся трагедии станут уроком для правоохранительных органов. Теперь они будут просто обязаны изменить подходы к решению таких проблем. Накануне Нового года вступил в силу закон, который по сути закрывает двери следственных изоляторов для тяжелобольных арестантов. В принципе, судьи и раньше должны были обращать особое внимание на здоровье арестанта, но, как показала практика, не всегда это делали. А между тем, законы разрешали освобождать от наказания тяжелобольных осужденных. По сути получался несправедливый пробел: с одним и тем же диагнозом человека можно было держать в СИЗО, но разрешено отпускать из зоны. По статистике ежегодно около 200 человек досрочно освобождаются из колоний по состоянию здоровья, а теперь подобная норма введена и для следственных изоляторов.

По словам первого заместителя председателя Комитета Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Владимира Груздева сегодня существует практика учета состояния здоровья обвиняемого при определении меры наказания, но возможности изменения наказания в сторону смягчения для тех, чье здоровье ухудшилось непосредственно в СИЗО, до сих пор не было и именно благодаря принятым поправкам, предложенным президентом, эту ситуацию, возможно, удастся исправить. Теперь в статью 110 Уголовно-процессуального кодекса внесен пункт, который предусматривает возможность отмены ареста при выявлении у подозреваемого или обвиняемого тяжелого заболевания, а также препятствующего его содержанию под стражей. В том случае, если информацию о плохом здоровье арестантованного первым получит начальник следственного изолятора,он обязан на следующий же день поднять тревогу и отправить соответствующие документы по инстанциям.

Кроме того, тюремное ведомство готовит существенные перемены в медицинском обслуживании мест не столь отдаленных. По сообщению директора ФСИН Александра Реймера, для устранения недостатков в вопросах медицинского обеспечения осужденных, подозреваемых и обвиняемых уже создана межведомственная рабочая группа под руководством Министерства юстиции. Данная группа изучает возможности разработки нового механизма медицинского обеспечения арестантов. Предусматривается и возможность оказания им врачебной помощи теми учреждениями здравоохранения, которые не входят в пенитенциарную систему, в том числе и частными, с использованием процедур аутсорсинга. Таким образом, если предложение пройдет, то тюрьма сможет нанимать врачей со стороны. По словам А.Реймера, предлагается создать единую централизованную систему медицинского обеспечения осужденных, подозреваемых и обвиняемых, которая напрямую будет подчиняться ФСИН и включать в себя многопрофильные лечебно-профилактические учреждения во всех регионах. Такой эксперимент уже внедрен в жизнь в Ленинградской и Тверской областях, где создаются медико-санитарные части, подчиняющиеся напрямую Москве. Причем в этот "тюремный медсанбат" войдут все медицинские подразделения следственных изоляторов и колоний. Так что врачи казенных домов выводятся из-под руководства начальников СИЗО и колоний.