Кушать подано

кушать поданоИзвестно, что продукты за решеткой конкурируют даже с деньгами. Ими расплачиваются за услуги, откупаются от долгов, с их помощью завоевывают расположение и уважение. И каким же всесильным в глазах зеков выглядит тот, кто в этих условиях занимается продуктовым бизнесом...
Подполковник гнилой
К подбору заместителя начальника колонии по тылу (а именно этот человек решает все продуктовые вопросы) «хозяин» относится даже тщательнее, чем к выбору невесты. Ведь именно от него будет зависеть рацион осужденных, а соответственно, и общий настрой контингента. Кроме того, тыловик может на пару с начальником организовать небольшой приварок и самому себе - ведь сегодня на питание осужденных государство тратит в год 7 млрд. рублей, в среднем чуть более 25 рублей ежесуточно на каждого осужденного. А если в колонии сидят 1500-2000 человек, то получаются совсем немалые деньги.

Юрий Афанасьев, тыловик одной из колоний Ленинградской области, был как раз из таких. Невысокий, розовощекий, крайне энергичный сорокалетний мужчина начинал свою трудовую деятельность в качестве снабженца на одной из продуктовых баз Ленинграда. Там он поднаторел в умении проворачивать всякие дела, оформлять бумаги, в которых все гладко, и обзавелся кучей нужных знакомств. Поступив на службу в тюремное ведомство, Афанасьев поначалу крутился на разных хозяйственных должностях, где показал себя умелым и расторопным снабженцем. Спустя несколько лет его назначили на должность тыловика одной из зон. Здесь Юрий Васильевич развил бурную деятельность, основной «фишкой» которой была закупка разнообразного гнилья.

Не секрет, что на продуктовых базах нередко скапливаются продукты, которые или вот-вот должны списать в связи с истечением сроков годности, или уже списаны. Такой товар по нормальной цене продать невозможно, да и по сильно заниженной его никто не берет. И тут является палочка-выручалочка в лице Афанасьева, который скупает все на корню. Тыловик брал подпорченное мясо, рыбу, прогорклое масло, муку, подмокший сахар, подгнившие овощи.

Зеки, знающие о неистребимом интересе Афанасьева к таким темам, иначе, как подполковник Гнилой, его и не называли. Но ничего поделать было невозможно: «хозяин» подчиненным был доволен, ведь они ежемесячно клали себе в карман немалые деньги, а все жалобы осужденных разбивались о заключения санитарных и пищевых комиссий, которые признавали качество еды вполне сносным. На сэкономленных на зековских желудках деньгах Афанасьев построил себе хороший загородный дом, купил жене бизнес, выучил детей. Уверенность в том, что «зеки все съедят», однажды привела жадного тыловика на грань провала. Как-то он закупил партию гнилой рыбы, и многие сидельцы отравились некачественной едой. Пострадали даже несколько офицеров, которые, находясь на дежурстве, ели из общего котла.

Возмущение было готово перерасти в бунт, и начальство быстренько сплавило Афанасьева на пенсию. Так что мастер продуктовых афер вышел из положения, не только не пострадав, но даже с небольшим плюсом: подполковник получил очередное звание и стал полковником Гнилым.

Как выразился по этому поводу один старых зеков: «Да пусть хоть генерала получит, только уберите его от хавчика подальше».

От котла до ларька

Помимо казенных харчей, которыми кормят в лагерной столовой, продукты можно купить в магазине или ларьке. Разумеется, если имеются деньги.

В большинстве случаев этими торговыми точками владеет кто-то из родственников лагерного руководства. Бизнес этот достаточно выгодный, поскольку конкуренция нулевая, а торговые наценки запредельные. В тех же «Бутырках» любые продукты стоят дороже, чем в городе, раза в два, а то и в три. Где-нибудь в провинции, конечно, такой фокус не пройдет, там по этим ценам никто ничего не купит.

Лагерная торговля хороша для коммерсантов еще и тем, что тебя никто не проверит - чтобы пройти в зону налоговой или санитарной комиссии, вначале нужно получить разрешение на проход на территорию режимного объекта. А какому начальнику хочется, чтобы его родственника на чем-то прихватили? Вот и работают магазины с ларьками, как Бог на душу положит - свои цены, свой ассортимент, свои порядки. Все равно никакой управы на них нет. Поэтому приходится зекам бороться с особо зарвавшимися владельцами своими силами.

На одной из уральских зон в лагерном магазине заправляла суровая и властная дама Галина Беляева, эдакая Марфа Посадница лагерного царства. Торговала, как хотела, и по ценам, каким хотела. Осужденные были очень недовольны заведенными ею порядками, и как-то Гриша Гаев, опытный аферист, разругался с владелицей и пообещал ей устроить неприятности.

Беляева только посмеялась - дескать, на сыпь соли на хвост! Но Гриша слово сдержал. Выйдя на волю, он вместе с корешами угонял машины с товаром они регистрировали «липовую» фирму, которая якобы занимается перевозками, находили клиента, загружались его товаром, а по дороге грузовик исчезал.

Так были обмануты несколько фирм, торгующих электроникой, текстилем, бытовой техникой. В очередной раз банда, в которой подвизался Гриша, угнала трейлер с сигаретами. И Гриша, помня о данном слове, через подставных лиц продал небольшую партию краденых сигарет пресловутой Марфе. А через несколько дней в лагерь примчался областной ОМОН, магазин Беляевой распотрошили, владелицу кинули в «воронок» и увезли в город на допрос. Оказывается, опера, озлобленные бесплодными поисками наглых аферистов, получили достоверную информацию о том, что в одном из лагерных магазинов торгуют ворованными сигаретами.

Марфу Посадницу несколько месяцев таскали по ментовке, пока Гришу и подельников не задержали. Но полученный урок запомнился хабалистой владелице магазина до конца жизни.

Путь курьера

Также серьезным подспорьем для многих зеков являются продуктовые передачи, получаемые от родственников. Так как многие из них не могут регулярно ездить в зону, они привлекают к этому делу местных жителей - так называемых курьеров.

Курьеры - это зачастую бывшие зеки, которые зарекомендовали себя с положительной стороны. Родственники осужденных присылают им деньги и список того, что необходимо купить. Курьеры ездят по магазинам, затариваются и везут продукты в зону. За одну поездку к одному человеку курьер берет тысячу рублей. За один раз привозит продукты двум-трем осужденным, приезжает в среднем два раза в неделю.

У курьера, как правило, есть личный автомобиль - это его основное оружие производства. Кроме того, когда приезжает кто-то из родственников осужденных, курьер его встречает, помогает доставить сумки, везет на вокзал обратно. Для контингента зон, расположенных за пределами городов (а таких большинство), иметь такого курьера - большая удача.

Так что порядочные курьеры (их еще называют «порядочный контакт») пользуются большим спросом. Они зарабатывают до тысячи долларов в месяц, что для провинции - неплохие деньги.

Для курьера главное - не спалиться на чужой передаче. Бывает, что родственники, разжалобленные мужем или сыном, пытаются передать в зону нечто запрещенное - водку, наркотики, оружие. И подсовывают «запрещенку» курьеру, уверяя, что в передаче ничего крамольного нет. И если курьер лоханется, а в зоне его с этим повяжут, то он не только потеряет работу, но и может получить срок.

Поэтому большинство из них предпочитают брать деньги и самостоятельно закупать все, что нужно. Пусть это деньги небольшие, зато верные.<Как говорится, лучше малый бизнес, чем большой срок.

По материалам газеты
"За решеткой" (№7 2011 г.)
(Все имена и фамилии изменены)