Корупция за решеткой

Корупция в тюрьме

В последнее время в России активизировалась борьба с коррупцией. Конечно же, не осталась в стороне и Федеральная служба исполнения наказаний (ФСИН). Впрочем, как и по всей стране, в первую очередь летят головы мелких взяточников. Можно бесчисленно перечислять задержания с поличным различных «мелкотравчатых» офицеров ФСИН. Как максимум - арестованы несколько замначальников спецучреждений. Никто из «хозяев» не пострадал. Так же, как и ни разу не проходило задержание в центральном аппарате ФСИН России. Рассмотрим взяткоемкие «отрасли» пенитенциарной системы. Итак, где и как тюремщики «рубят бабло».

Проносы

Когда официально разговариваешь с сотрудниками ФСИН, диву даешься, как они на голубом глазу парят мозги всем, скорбно рассуждая, что весь «запрет» попадает в СИЗО и колонии через перебросы либо в передачках от родственников. Да, конечно, не без этого, случается и такое. Но это лишь малая толика того вала «запрета», который можно найти чуть ли не в любом спецучреждении. Столько мобил, наркоты и алкоголя в колонию, а уж тем паче в следственный изолятор, просто не перебросить.

Не секрет для любого человека «в теме», что 90% «запрета» попадает в неволю не без помощи сотрудников-тюремщиков. Есть те, кто действует на собственный страх и риск, не совладав с таким человеческим пороком, как алчность. Все-таки «тарифы» за решеткой очень выгодны для продавца запрещенных ништяков. Правда, подобных «несунов» обычно и задерживают, торжественно и с помпой. Они вне системы, а значит, и без «крыши». «Несуны» в системе четко делятся барышом с вышестоящими начальниками. На весь «запрет» в каждом регионе существуют четкие расценки. Бартер не пройдет.

Естественно, самые высокие цены на «запрет» в двух столицах. Между тем деньги в этой сфере вращаются огромные. Одни наркотики тянут на миллионы. Боюсь даже предположить, до какого верха идут «запретные» деньги. Однако бывший начальник ФСИН России Александр Реймер сейчас по факту в бегах, хоть официально это стараются не афишировать.

Так или иначе, именно сотрудники обеспечивают состоятельным зекам дурь на зоне, счастливое опьянение и беспроблемную сотовую связь, которая нередко используется в криминальных целях. Мошенники действуют прямо из-за решетки. С их звонками столкнулись уже чуть ли не все жители страны.

Как можно побороть такую систему? Самый простой способ - оснастить абсолютно все учреждения ФСИН видеонаблюдением, которое нужно вывести из пенитенциарной системы к надзорным органам.

Однако прокуратура, которая должна наблюдать за соблюдением законности в местах лишения свободы, занимается этим с большой неохотой и крайне пассивно. Так что и видео тут - далеко не панацея.

Помощь родственников

Почти во всех «красных» колониях (а таковых сейчас в системе ФСИН около 85%) действует главное и негласное правило - родственники осужденных должны помогать учреждению, кто чем может. Это, во-первых, деньги, ну, и во-вторых, и в-третьих, все остальное - стройматериалы, краска, сантехника, мебель, уголь и т.д. и т.п.

Конечно, это незаконно. Но сотрудник колонии, обычно это замначальника по воспитательной работе (язык у них хорошо подвешен, политруки все ж), душевно так говорит родственникам осужденного: «Ну, вы же хотите, чтобы он сидел без проблем? Ведь так? Ну, и что вам стоит помочь колонии? Мы же это не себе в карман кладем, это же все для самих осужденных, чтобы сидели по-человечески...»

Родственники все намеки понимают правильно. Действительно, во власти администрации превратить жизнь сидельца в ад. Все правила внутреннего распорядка весьма условны. На них можно смотреть сквозь пальцы, а можно и придираться по каждому пустяку. Тогда человек не будет вылезать из СИЗО. А это не только бытовой дискомфорт, но и быстрая потеря здоровья.

Благодаря помощи родственников колонии в последний десяток лет и правда преобразились. Сидеть стало комфортно. Санузлы на уровне, душевые лучше, чем в каком-либо семейном общежитии, везде плазменные экраны с дивидишками. Появились уже и компьютеры, некоторые даже с выходом в Интернет, что, естественно, незаконно.

Скажете, ну и что же здесь плохого? Да ничего, кроме того, что федеральный бюджет выделяет на благоустройство спецучреждений ежегодно колоссальные деньги. На местах их получают и после обналички (что есть преступление) кладут себе в карман, потому что благоустройство происходит на деньги родственников осужденных. В данном случае речь также идет о миллионах присвоенных рублей, но даже приблизительные цифры назвать сложно. Естественно, в самой системе описанная практика ни для кого не секрет. Раз центральный аппарат ФСИН России такое положение вещей устраивает, возникают к нему нехорошие вопросы: может, откат получаете?..

Продукты

Один замначальника регионального управления ФСИН рассказывал мне: - В одну из колоний завезли 4 тонны курятины. Первосортной. Вскоре пошли жалобы от спецконтингента и правозащитников на плохое питание в этой зоне. Стали разбираться. Оказалось, что начальник зоны загнал первосортную курятину в местные магазины, а вместо нее купил какую-то тушенку сомнительного происхождения. Я пытался через прокурорских добиться возбуждения уголовного дела. Меня вызвал начальник и говорит: «Ты в нашей системе человек новый, многое не знаешь и не понимаешь. На земле людям надо как-то кормиться. Разве на 30 тыщ начальник колонии может прожить? Не спеши осуждать, так вся система живет. Мы не виноваты, государство нас раком поставило с такими зарплатами. Так что не быкуй, привыкай».

Мой собеседник, попавший на тюремную интендантскую службу из другого силового органа, привыкать не захотел и вскоре подал рапорт. Зато сохранил впечатления. По его грубым прикидкам, в одном только региональном управлении только на махинациях с продуктами в год «набивается» около двух сотен миллионов рублей. Подчеркну - это только на продуктах.

...Как видим, коррупция в пенитенциарной системе цветет махровым цветом. При этом тюремщики, в отличие от «голубого воришки» Альхена со своей супругой Сашхен, описанных Ильфом и Петровым в «Двенадцати стульях», совершенно не стыдятся своего воровства и даже находят себе моральные оправдания в духе бессмертного - «не мы такие - жизнь такая».

Наверное, глубинная и системная коррупция характерна сейчас для любого госоргана, ведь на взяточничестве завязаны все. Им они повязаны не хуже, чем бандиты на крови. Бороться с коррупцией во ФСИН поэтому проблематично, хотя и надо. У кого найдется на это политическая воля? Не знаю. И не уверен, что вообще найдется.

Евгений Колесников

Мнение эксперта

Сергей Егоров, бывший сотрудник ФСИН России:

- Деньги в пенитенциарной системе крутятся огромные. Генералы и полковники строят себе многоэтажные особняки, в том числе и за границей. Коррупция настолько велика, что побороть ее почти невозможно, слишком многие высокие люди имеют свой процент в многоэтапной и сложной преступной схеме. Еще в 1990-е годы, когда вроде бы царил беспредел, такой мощной коррупции и близко не было. Сказывалось, что многие сотрудники были еще советской закалки, работали за идею. Сейчас во ФСИН идут целенаправленно за обогащением. Я разговариваю со студентами милицейских вузов и школ. Так вот, ребята в курсе, что во ФСИН можно быстро и сказочно разбогатеть. Они хотят в систему и даже не скрывают, зачем. Это страшно. Во всяком случае, для моего поколения. И это, конечно, уже не беда конкретной тюремной системы, а беда страны, общенационального масштаба.

По материалам газеты
"За решеткой" (№11 2013 г.)