Когда плавятся мозги

колючка Лето. Жара под тридцать. В зоне ЧП. Это сложно описать, но попробую, чтобы потом ничего не забыть. Вчера прибыл этап. Сейчас насильно наголо никого не стригут, но девять заключенных решили воспользоваться бесплатными услугами парикмахера и оболванились под Котовского. Все они провели в следственном изоляторе несколько месяцев или лет. Солнца почти не видели. На короткой прогулке светило в прогулочные дворики не заглядывает - мешают высокие стены двориков и СИЗО. В карантине колонии есть нормальный локальный участок. Арестанты дорвались до свежего воздуха и стали загорать. Как водится, русские ни в чем не знают меры.

Нашествие мутантов

Сегодня с утра вновь прибывших осужденных отправили на медосмотр. В медпункт нужно идти через плац. Карантин дошел благополучно. Но как только доктор увидел некоторых зеков, он вызвал дежурного. ДПНК тоже увидел зеков и не смог принять самостоятельного решения. Он велел им всем идти в «стакан», а сам побежал докладывать начальнику колонии.

Девять заключенных вышли на плац и спросили у проходящего «петуха», где «стакан». «Стакан» располагался возле дежурной части. Это клетка такая, куда сажают нарушителей режима и тех, с кем нужно разобраться. Сажают ненадолго, пока не примут решения.

«Петуху» терять было нечего, и он решил пошутить. Увидев, что вышка поста секции дисциплины и порядка временно пустует, он указал странным новичкам на нее как на «стакан». Девять мужчин еле поместились на высокой вышке, но все равно выпирали в разные стороны.

Вся зона прикалывалась над такой картиной. Дополнительным поводом для смеха стало то, что у всех девятерых были сильно распухшие головы. Кто больше был на солнце одной стороной, распухла одна сторона. У других раздуло всю башку, как у киношных космических мутантов. Вот почему ДПНК и врач подумали, что карантинщики жестоко избиты или заразны.

Дежурный доложил начальнику. Тот толком ничего не понял и решил лично взглянуть на то ли избитых, то ли тяжело больных уродцев. «Хозяин» пришел к «стакану» и никого не обнаружил. Зато мимо пробежал председатель СДП. Он обязан докладывать обо всех нарушениях сотрудникам колонии.

Эсдэпэшник, увидев на своей вышке такой паноптикум, порядком струхнул и растерялся. Потому он не сразу нашел слова, чтобы описать увиденное. Начальник лично проследовал к вышке в центре плаца и начал ржать, как припадочный. После полковник достал мобильник и принялся снимать на видео удивительное зрелище.

Оказывается, за свою практику он с таким явлением уже сталкивался. В смысле, когда от солнца у этапников головы распухают. Но чтобы девять мутантов с тесной вышки торчали и сохраняли серьезный вид, это он видел впервые.

Отсмеявшись, начальник построжел и отправил всех по местам. Распухших - в карантин. Эсдэпэшника - на вышку. Дежурного - в дежурку. Зевак - за решетку локальных участков, к чертям собачьим. Матом «хозяин» крыть не стал. Зеки нынче не те, но есть вероятность нарваться на арестанта на понятиях. Да и зачем народ провоцировать.

Спортсмены и самозванцы

В общем, сутра колония развлеклась. Но солнце припекло сильно и всем стало не до смеха. Заключенные разделись до трусов и принялись загорать. Из умывальника через форточку вытянули шланг и все желающие, кто поблатнее, принялись обливаться холодной водой. Спортсмены при этом снимали трусы. Рецидивисты смотрели на их крепкие задницы голодными глазами, но от комментариев воздерживались, иначе можно горя хапнуть. Боксеры и борцы не станут обращаться к «смотрящим», а расправятся на месте, да еще и обоснуют, что правы были. У вчерашних бандитов закалка еще та. Сколько «стрелок» на свободе позади, где рамсить приходилось на грани смерти.

Сотрудники тоже стараются не обращать внимания на нарушение формы одежды. Осужденные и так злые, лучше не задевать. Только один молодой опер, проходя мимо, попробовал сделать замечание. В ответ он услышал много остроумного и язвительного в свой адрес. Другой оперативник зачем-то принес в нашу локалку щенка и типа подарил его на время «смотрящему». Кошек у осужденных навалом, а вот собак ни у кого нет. Проявляя любовь к Бобику, его загладили до проплешин на шерсти. Через час этот же опер пришел и забрал собаку. Объяснив, что про нее уже успели настучать начальнику.

Порядочных арестантов позвали в комнату ВР (воспитательной работы). Это все блатным неймется. Они, как коммунисты когда-то, обожают устраивать собрания и выступать на них - вовлекать массы в движуху.

В который раз пришла малява от воров. В ней снова говорится, кто из законников самозванец, а кто по-настоящему коронован. Странная логика у написавшего послание. Неужели он думает, что осужденные запомнят десятки погремух, среди которых нет ни одной русской. Для нас все эти Резо и Бесо, звучат одинаково. И какая разница, кто там из них самозванец. Кавказцев послушать, они все воры. Раз стремятся, пусть будут. Все равно их никто не почитает.

Сортир страха

Как все достало. После сходняка остаюсь в телевизионке. Фанаты включают телик. Есть мужчины, для которых все равно, что показывают. Они будут сидеть и часами пялиться в экран. Долго не выдерживаю. Народ дружно закуривает и начинает говорить о своем. Групп говорунов несколько, гомон стоит такой, что «ящик» не слышно.

Выхожу в локальный участок. Небольшой заасфальтированный клочок земли облеплен сидящими на корточках, курящими и говорящими зеками. Пройти к решетке или туалету можно с трудом. Во-первых, места нет, во-вторых, все свободное пространство густо заплевано. На ум приходит перефразированное выражение про то, что не жизнь такая, а мы такие. В-третьих, по узким извилистым заплеванным тропинкам как-то умудряются гулять осужденные. Да еще и парами - двадцать метров к туалету, двадцать к решетке.

При этом надо протискиваться между сидящими, курящими, харкающими. Поневоле пришлось вернуться в спальную секцию. Окна открыты, но духота и влажность все равно достают. К «аромату» барака добавляют вони запрещенные самодельные электроплитки. Два кирпича соединяют вместе, пропиливают в них канавки под голые спирали, подсоединяют провода. И вот - плитка готова.

Арестантов понять можно. Годами есть вареную пищу надоедает. Ладно, если жарят тушенку с посылки. Заключенные могут жарить все, что достанут. Например, ту же перловую кашу из столовой. И даже без масла, лишь бы выпарить из нее жижу и получить нечто подгорелое.

Что же за напасть такая - свежего воздуха нигде не вдохнуть! У нас-то еще ничего. А вот в соседней угловой спальной секции единственное окно выходит прямо на туалет - выгребную яму, над которой сооружен дощатый каркас без дверей и электрического освещения.

Сам я не курю, но всегда держу под рукой спички. В темноте в туалете не пройти - кругом экскременты. Неужели сложно в большую дырку задницей попадать?!

Впрочем, некоторые мужчины боятся присаживаться над дырками, особенно когда давно не приезжала ассенизаторская машина. Тогда содержимое выгребной ямы находится прямо под ногами, и по этому содержимому бегают туда-сюда большие крысы. Они там живут и питаются. Бывает, сидишь, опорожняешься. Услышишь шорох под собой, опустишь вниз глаза - и волосы на стриженой голове встают дыбом. Стоит в толчке огромная крысинда на задних лапах и нюхает твои гениталии. Это пострашнее, чем минометный обстрел на войне. Находятся осужденные, которые ловят маленьких крысят и пробуют их приручить. Остряки на этот счет шутят, что ловцы за крысятами лично в яму ныряли.

Я когда на воле, поражаю всех умением подолгу задерживать дыхание под водой. На пляже народ думает, что я спортсмен-ныряльщик. На самом же деле такое умение приходит после посещения лагерных туалетов. Чтобы не блевануть, заходя туда, нужно заранее набрать в легкие воздух и не дышать. После оправки надо потом постоять минут пятнадцать возле барака, чтобы одежда проветрилась.

Игорь Залепухин
По материалам газеты
"За решеткой" (№7 2010 г.)