Жили-были два громилы

путевка в жизнь     В этот раз представляется две версии неког­да весьма популярной блатной песни про двух громил со Пскова. Песенка незамысловата по содержанию, зато весьма - по исполнению. Конкретно по такому припеву - гоп-дери-бери-бумбия. Эксперты блатного фолькло­ра относят песню к классике жанра. Значит, надо ознакомиться с ней подробнее. Хотя, что скрывать, на ум не приходит больше никакого другого блатного произведения, где бы глав­ные герои, преступнички, были пред­ставлены такими дебилами и вообще малосимпатичными персонажами...
Важнейшее из искусств
     Почему песня с таким незамысловатым сюжетом и словами приобрела в свое время бешеную популярность? Благодаря важней­шему из искусств - кино.

     Первый советский звуковой фильм «Путевка в жизнь» был посвящен пере­воспитанию чекистами беспризорников. «Перековка» осуществлялась в специаль­ных колониях, которые сейчас назвали бы воспитательными. И вот в фильме популяр­нейший актер того времени Михаил Жаров (он играл роль уголовника Жигана) поет песню про двух псковских громил. В этом же фильме прозвучала и другая знаковая песня «Не люби вора» (другое название - «Щи горячие»). Исследователи полагают, что эти песни, использованные в кино, - подлинные блатные.
     Однако первое письменное упоминание песни «Нас со Пскова два громилы» относит­ся к 1933 году (у Дмитрия Лихачева). А фильм «Путевка в жизнь» вышел раньше (1931 г.). И все же фольклористы относят самый первый вариант песни к середине 1920-х.
     Существует и вторая версия песни - пе­ределка примерно 1940-50 гг. Называется она «Жили-были два громилы». В частности, присказка «дзынь-дзынь-дзынь», «дралаху-дралая» и т.д. скорее всего является «авто­рским изобретением» одесских блатарей в отличие от классического «гоп-дери-бери-бумбия». Наиболее известно исполнение этой песни Аркадием Северным. Кроме того, пел осовремененный вариант «Громил» и Юрий Визбор.
Стилизатор Высоцкий
     На просторах Интернета удалось найти еще сразу целых шесть вариантов «Громил»! Но они весьма похожи на оригинал, так что приводим здесь лишь два варианта знаменитой пес­ни. Что касается автора, то он неизвестен. Хотя есть предположение, что он все же из Одессы. С другой стороны, по стилистике и некой грубоватости песня не очень похожа на типичные одесские. Не хватает некоего одесского цимеса, что ли, колорита. Зато почему-то на эту песню как на ориентир смотрели многие барды. И не только Юрий Визбор, но и сам Владимир Высоцкий.
     Вот строчки в черновике песни Высоцкого «Про двух громилов, братьев Прова и Николая»: «Мы живем в большом селе Большие Вилы, Нас два брата, два громилы. Я оши­бочно срубил дубову рощу, Брату это даже проще». А рассматриваемая нами песня начинается так: «Нас со Пскова два громилы, Один я, другой - Гаврила». Весьма похоже, не правда ли? Эту похожесть подметили и писа­тели И. Ефимов и К. Клинков, авторы книги «В. Высоцкий и блатная песня».
Во втором варианте «симпатяг» оправдали!
     Что касается текста песни, ее истории, то она проста, как пять копеек. Двое недалеких громил «со Пскова» ведут очень примитив­ную животную жизнь: «...баб барали, водку жрали...». Преступный промысел у них тоже не блещет фантазией: Гаврила бьет в рыло, а другой в это время по карманам потерпевших шарится. Ну а потом - кутить! Само собой, повязали их «лягаши».
     А «прокурор на морду- чистый вор!» Да еще, как назло, судья попался строгий, вот же гад! И намотали громилам срок. Так заканчи­вается канонический вариант песни.
     А вот уже в более поздней песне «Жи­ли-были два громилы» защитничек назвал разбойников «ребятами-симпатягами». И их оправдали. Красота!
Евгений Зимородок
«Нас со Пскова два громилы»
Нас со Пскова два громилы,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Один я, другой – Гаврила,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
 Жили-были, поживали, гоп-дери-бери-бумбия,
Баб барали, водку жрали,
                                гоп-дери-бери-бумбия!
Раз заходим в ресторан,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Гаврила - в рыло, я - в карман,
                                гоп-дери-бери-бумбия.
Баки рыжие срубили, гоп-дери-бери-бумбия,
А потом на них кутили,
                                гоп-дери-бери-бумбия!
Но недолго мы гуляли,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Лягаши нас повязали, гоп-дери-бери-бумбия.
Хулиганку быстро шьют,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
И ведут в народный суд,
                                гоп-дери-бери-бумбия!
Нам судья попался строгий,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Мы ему с Гаврилой - в ноги,
                                гоп-дери-бери-бумбия.
Нас подняли чин по чину,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Дали в рыло, дали в спину,
                                гоп-дери-бери-бумбия!
А налево - прокурор, гоп-дери-бери-бумбия,
Он на морду - чистый вор,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Он ведет такую речь, гоп-дери-бери-бумбия,
«Лет на десять их упечь!»,
                                гоп-дери-бери-бумбия!
Вот защитничек встает,
                               гоп-дери-бери-бумбия,
И такую речь ведет, гоп-дери-бери-бумбия,
«Чтоб на душу грех не брать,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Я прошу их оправдать»,
                                гоп-дери-бери-бумбия!
Но не тут-то, братцы, было,
                                гоп-дери-бери-бумбия.
Намотали нам с Гаврилой,
                                гоп-дери-бери-бумбия,
Не ходить нам в ресторан,
                                гоп-дери-бери-бумбия.
Не шмонать чужой карман,
                                гоп-дери-бери-бумбия!
Жили –были два громилы!
Жили-были два громилы, дзынь-дзынь-дзынь,
Один я, другой - Гаврила, дзынь-дзынь-дзынь,
А если нравимся мы вам, дралаху-дралая,
Приходите в гости к нам - дзынь-дзара!
 
Мы вам фокусы устроим,
                                 дзынь-дзынь-дзынь.
Без ключа замок откроем,
                                 дзынь-дзынь-дзынь,
Хавиру начисто возьмем, дралаху-дралая,
А потом на ней кирнем - дзынь-дзара!
 
Не успели мы кирнуть, дзынь-дзынь-дзынь,
А лягавый тут как тут,
                                  дзынь-дзынь-дзынь,
Забирают в ГПУ, дралаху-дралая,
А потом ведут в тюрьму - дзынь-дара!
 
Девять месяцев проходит,
                                дзынь-дзынь-дзынь.
Следствие к концу подходит,
                                дзынь-дзынь-дзынь,
Собираются судить, дралаху-драя.
Лет на десять посадить - дзынь-дзара!
 
Вот заходим в светлый зал,
                                дзынь-дзынь-дзынь,
Судьи все давно уж там, дзынь-дзынь-дзынь.
Выступает прокурор, дралаху-дралая.
Он на морду - чистый вор - дзынь-дзара!
 
Сидит справа заседатель, дзынь-дзынь-дзынь.
Наш с Гаврилою приятель,
                                 дзынь-дзынь-дзынь,
А налево заседатель, дралаху-дралая,
Он карманов выгребатель - дзынь-дзара!
 
Впереди сидит судья, дзынь-дзынь-дзынь,
Рылом - чистая свинья, дзынь-дзынь-дзынь,
А когда мы дали в лапу, дралаху-дралая.
Стал для нас он родным папой - дзынь-дзара!
 
Тут защитничек встает,
                                дзынь-дзынь-дзынь,
И такую речь ведет, дзынь-дзынь-дзынь,
«Греха на душу не брать, дралаху-дралая,
Я прошу их оправдать - дзынь-дзара!
Они парни-симпатяги, дралаху-дралая,
И на морду работяги - дзынь-дзара!»
 
Не проходит тут и час, дзынь-дзынь-дзынь,
Оправдали судьи нас, дзынь-дзынь-дзынь,
Ксивы на руки вручают, дралаху-дралая,
И на волю отпускают - дзынь-дзара!
По материалам газеты
"За решеткой" (№11 2010 г.)
 

 Из фильма "Путевка в жизнь"

Степанченко, Кривошеев - Два громилы.