Песня про советский концлагерь

"слон"     Соловецкие лагеря особого назначе­ния (СЛОН) основаны весной 1923 года на Соловецких островах в строениях быв­шего монастыря, переданных в 1922 году ГПУ. До 1929 года были единственными концлагерями в СССР. Осенью 1931 года их заключенные составили первый десант строителей Беломорканала. В 1936 году переименованы в СТОН (Соловецкая тюрьма особого назначения). В 1939 году упразднены.
Так оно и было
     Песня, как известно, об ужасах Соловков. Там действительно когда-то царил ужас. Эксперты жанра сходятся во мнении, что песня фактически документальна. В ней перечисляется всего лишь несколько способом пыток арестантов.Особо упоминается Секир-гора (другое название среди соловчан - Секирка). Это холм на Соловецком острове высотой около 85 метров, на вершине которого располагался бывший монастырский скит, переделанный в 1928 году в штрафной изолятор для арестан­тов (прослужил он в этом качестве до 1939 года). На вершину Секирки вели 300 ступеней (по другим данным - 365 ступеней). Любопыт­ная деталь персонал ШИЗО подбирался ил уголовников, которых не выпускали за пре­делы скита. Это предопределило жестокость. Секирка прославилась зверскими расправами над сидельцами, которые творили сами же зеки-надзиратели…

     Одной из любимых забав вертухаев было связать арестанта и спустить с 300-ступончатой лестницы. Внизу от человека оставался только мешок, набитый переломанными костями. Другие пытки были ничуть не гуманнее: морение голодом, холодом, выставление на «комарики» (человека связанным ставили на пень, и его заедали до смерти комары), жестокие избиения, групповые изнасилова­ния зечек и т.д.
     В 1929 году на Запад в Коминтерн попало письмо бывших соловчан об ужасах лагеря, и чекисты были вынуждены послать для соловкирасследования спецкомиссию Шанина. Сведения о пытках подтвердились. Ряд помощников лагерной администрации из числе бывших чекистов был расстрелян, кое-кто из начальства сам загремел на нары. Так что власть все-таки реагировала на беспредел, чего, кстати, не скажешь о сегодняшних временах.
Поэзия поощрялась официально
     Песня приписывается соловецкому поэту Борису Емельянову (впрочем, достоверно об этом сказать асе же нельзя), автору песни «Море Белое - водная ширь» (эту уникальную, трагическую песню мы тоже приводим - она еще лучше раскроет мир Соловков тех страшных лет). Что касается «Секир-горы», то песня очень напоминает традиционные песни русских рабочих XIX - начала XX века о тяготах фабричного труда.
     После отправки зеков из Соловков на Беломорканал Емельянов, что называется,        по-накатанному сложил там новый вариант этой песни – «Станция Медвежия гора».
     На Соловках, между прочим, даже офици­ально поощрялась поэзия. Поэзия Соловков, в отличие от поздних лагерей, бытовала еще довольно легально: в 1925-1930 годах в лаге­ре силами заключенных выпускался журнал «Соловецкие острова» (первоначальное название – «СЛОН»), который свободно распространялся в СССР в розницу и по подписке (по воспоминаниям Лихачева, он выходил с 1926 по 1932 год, но последние номера вышли после длительного перерыва). Редактором был Борис Глубоковский, бывший актер театра Таирова. В песне есть типичные для российского уличного фольклора слова – «Эх, зачем меня мать родила?» Но здесь эго не бахвальство беспризорников, а истинные муки зека, который весьма сожалеет, что родился на свет, потому что такие пытки вынести просто невозможно.

На том краю стоит Секир-гора

Эх, Москва, Москва, Москва, Москва!
Сколько ты нам горя принесла…
Все судимости открыла,
Соловчаками наградила,
Эх, зачем нас мама родила!
 
А сколько там творилося чудес,
Об этом знает только темный лес.
На пеньки нас становили,
Раздевали, дрыном били,
Истязал начальник нас, подлец.
 
В том краю стоит Секир-гора,
Сколько в ней зарыто тела!
Ветер по полю гуляет,
Мать родная не узнает,
Где сынок исчезнул навсегда.
 
Секирная гора (Борис Емельянов)
На седьмой версте стоит Секирная гора.
Там творились страшные дела.
В муравейник нас сажали,
Шкуру заживо снимали,
Ах зачем нас мама родила?
 
Много-много видела Секирная гора,
Под горой под этой зарыты мертвые тела.
Буря по лесу гуляет
И никто, никто не знает
Ах, зачем нас мама родила?
 
Станция Медвежия гора
Ах, Москва, Москва,
Сколько ты нам горя принесла!
Все мы пели, веселились –
На канале очутились:
Станция Медвежия Гора.
 
Колем, пилим и строгаем,
Всех легавых проклинаем.
Недалеко видно Соловки…
 
На пенек нас становили,
Раздевали и лупили –
Это называлось лагеря!
 
Ветер по морю гуляет
Мама родная не знает,
Где сынок зарыт на Соловках…
 
Ах, Москва, Москва,
Сколько ты нам горя принесла!
Все мы пели веселились –
На канале очутились:
Станция Медвежия гора.
 
     Медвежия гора – железнодорожная станция и поселок на берегу Повенецкого залива Онежского озера. Здесь разместился одноименный лагерь и Управление строительством Беломорканала. Ныне – город Медвежьегорск в Карелии, а в 1930-е годы это была территория Ленинградской области. Лагерь « Медвежья гора» существовал и после завершения канала. Соловецких островов, разумеется, зрительно с Медвежьей горы не видно – они за сотни километров, на другом конце канала.
 
Белое море – водная ширь (Борис Емельянов)
Море Белое – водная ширь,
Соловецкий былой монастырь.
И со всех концов русской земли
Нас любовно сюда привезли.
 
Припев:
Всех, кто наградил нас Соловками,
Просим приезжайте сюда сами,
Посидите здесь годочков три иль пять –
Будете с восторгом вспоминать.
 
Соблюдая кодекс трудовой,
Охраняет нас милый конвой.
А зимой стерегут от беды
Целых полгода крепкие льды.
 
Припев:
Хороши по весне комары,
Чуден вид от Секирной горы.
И от разных ударных работ
Здоровеет веселый народ.
 
Припев:
Привезли нам надежд полный куль
Бокий, Фельдман, Филиппов и Вуль.
А назад повезет Катанян
Только грустный напев соловчан.
 
Припев:
Так живем мы, не зная тоски,
Благовонной покушав трески.
И, вернувшись в родительский дом,
С умилением тихо споем.
 Припев:
 
По материалам газеты
"За решеткой" (№2 2010г.)