Парень в кепке

парень  в кепке     Во времена НЭПа уголовники сочинили «мурку» - наоборот!  Это своеобразный вариант «Мурки»: повесть о предательстве любимой, предательстве идеологи­ческом. При этом гибнет в конце не «мурка», связанная с ЧК, а «честный парень», урка. Наиболее раннее упо­минание о песне «Парень в кепке и зуб золотой» относится к концу 40-х годов, но скорее всего, как считают историки блатного фольклора, ро­дилась эта песня в начале 30-х или даже в период НЭПа.
«Романтическая песня СССР»
     Что касается возраста этой песни. Когда мы писали про знаменитую песню блатных всех времен и народов - «Мурку», то до­статочно убедительно доказали, что песня эта была написана, исходя из некоторых деталей содержания, в начале 20-х годов прошлого века.

     Например, следуя по тексту, за прибыв­шей «из Амура» в Одессу бандой тут же начинает присматривать «Губчека».
     Что же это такое? ГубЧК - это структурная единица ВЧК, полное название которой -Всероссийская Чрезвычайная Комиссия по борьбе с контрреволюцией и саботажем. Создана она была по инициативе В. И. Ленина еще в 1917 году. Просуществовала ВЧК без малого пять лет, до 6 февраля 1922 года, когда она была реорганизована в ГПУ (Государственное Политическое управление).
     Соответственно, песня «Мурка» была на­писана до февраля 1922 года. Вот и в песне «Парень в кепке» присутствует та же самая «губчека». Означает ли это, что песня «Па­рень в кепке» тоже была написана до 1922 года? Совсем не факт. Уж больно эта песня не скрывает параллелей с «Муркой», идет ее, своего рода, сиквелом. Поэтому такие строгие фактические привязки могут и ни о чем и не говорить.
     Скорее же всего песня все эта была напи­сана в 30-е годы, время ностальгии преступ­ного элемента Страны Советов по сытным и безнаказанным временам НЭПа. Естественно, что, как и у любой популярной властной песни, у «Парня в кепке» есть множество вариан­тов - наиболее известны же семь из них, а мы приводим в нашем сегодняшнем материале всего лишь два.
     В некоторых версиях девица-чекистка зовется Катюшей, в некоторых Лелькой - весьма популярное женское имя у приблатненных («Какая Леля? - с Пятницкой?» - говорил бандит Промокашка из популярного телесериала «Место встречи изменить нельзя»). Есть песня «Парень в кепке» и во вполне светских сборни­ках типа «Романтические песни СССР».
От Макаревича до Бабкиной
     Конечно, незабываемо песню «Парень в кепке и зуб золотой» исполнял ныне покойный Аркадий Северный, один из лучших советских шансонье.
     Но и современные исполнители песен в жанре шансона имеют слабость к этому произведению: поет ее Виктор Петлюра, Вячеслав Асанов и «Братина», «Шанхай», «Американка», Андрей Макаревич, Максим Леонидов, Геннадий Гладков, Александр Волокитин, Алексей Козлов, Евгений Евдокимов, Виктор Гагин, Сергей Рыжов, Леша Тульский, Валерий Коротин, Борис Львович, Надежда Бабкина, Константин Беляев, Юрий Настюк и группа «Арго», Элеонора Филина, группа «Ленинград».
     Видите, какие совершенно разные испол­нители поют эту песню! Тут и Андрей Макаревич и Надежда Бабкина и казачий ансамбль «Братина».
Мильтоны и урки
     Что касается стилистики песни, то и тут она похожа на легендарную «Мурку». К примеру, в ней есть словечко – «мильтоны». Мы уже стали о нем забывать во многом благодаря сериалу «Менты». А ведь еще  в доперестроечные 80-е годы милиционеров у нас чаще называли не ментами, а именно мильтонами.
     Теперь поговорим немного о морали. Точ­нее, о тех понятиях, которыми руководствовались в своих действиях «бродяги», «коренные обитатели тюрем».
     Многие психологи, имеющие дело с про­фессиональными уголовниками, отмечают, что осужденные часто и весьма охотно припи­сывают себе бурные романы с прокуроршами, судьями женского пола, надзирательницами.
     И не только приписывают. Достаточно вспомнить пылкую любовь, вспыхнувшую между бандитом Мадуевым-Червонцем и про­куроршей Воронцовой, когда та пошла даже на явное нарушение закона, снабдив своего возлюбленного револьвером «наган» из сейфа с вещдоками. Что ни говори, но с точки зрения уголовников, в таких романах что-то  есть для них почетное, героическое - развести на любовь женщину в погонах.
     Тут же вроде как не совсем тот случай. Не знал бедный парень, что его красавица работает в Губчека. Но основной принцип жанра соблюден - именно сыщики и другие силовики более других граждан общаются с преступным элементом. Тут недалеко и до романов
     Как мы уже говорили, они и на самом деле случаются. Но в песне «Парень в кепке» по законам патетического блатного жанра влюб­ленная «мусорша» еще была вынуждена и расстрелять своего ненаглядного. Стоит ли говорить о том, что она попала не куда-нибудь, а прямехонько в его зуб золотой? Конечно же, в действительности вряд ли кто-нибудь из ее коллег заставил бы опера, а уж, тем более, женщину, заниматься расстрельной работой... Но таковы законы жанра камерной музыки. И от этого никуда не уйдешь.
   В блатном понимании этот случай говорит о беспринципности правоохранительных органов.
   А может, он говорит об их профессиона­лизме, который оказывается выше любых личных чувств?..
Евгений Зимородок
«Парень в кепке и зуб золотой»
Есть в скверу ресторанчик отличный,
Скучно-грустно там Лельке одной,
К ней подсел паренек симпатичный,
В кепке набок и зуб золотой.
 
«Разрешите мне, милая дама,
Одинокий нарушить покой», -
Так сказал и придвинулся парень
В кепке набок и зуб золотой.
 
Долго девушка с парнем дружила,
Завела наша Лелька дружна,
А сама от него утаила,
Что служила она в Губчека.
 
Так встречались они понемногу.
Но на банк был налет боевой –
Из нагана поранили в ногу
Парня в кепке и зуб золотой.
 
Тут мильтоны его повязали:
«Отвечай, с кем пошел на разбой!»
Долго били его и пытали –
Он упрямо качал головой.
 
И взбешенный начальник кичмана
Пишет Лельке приказ боевой:
«Сей же час расстрелять уркагана
В кепке набок и зуб золотой !»
 
Наша Лелька лишилась покоя,
Вспоминая тот маленький сквер,
Но своей пролетарской рукою
Она молча взяла револьвер
 
Входит в камеру пьяной походкой,
Жмет курок непослушной рукой...
Грянул выстрел – и грохнулся парень
В кепке набок и зуб золотой.
 
Лелька вышла, дрожали коленки,
А за ней вынес парня конвой;
Только кепка валялась у стенки,
Пулей выбило зуб золотой.
 
Есть в скверу ресторанчик отличный,
Скучно-грустно здесь Лельке одной.
Не придет паренек симпатичный
В кепке набок и зуб золотой.
 
«Парень в кепке и зуб золотой»
(второй вариант)
 
Есть один ресторанчик портовый,
Лельке скучно и грустно одной.
Вдруг зашел туда парень фартовый –
Парень в кепке и зуб золотой.
 
Лелька ножку за ножку забросила
(Дескать, знаю я мир ваш блатной!),
Как мальчишку, опростоволосила
Парня в кепке и зуб золотой.
 
Даже урки не помнили смелые
Никогда в жизни сцены такой:
Как лобзал Лельке рученьки белые
Парень в кепке и зуб золотой.
 
Раз на дело пошли пустяковое,
Миллион таких дел за спиной;
Но попался башка бестолковая –
Парень в кепке и зуб золотой.
 
Его сердце томилось разлукою
С той, кого он считал дорогой;
Но не знал, что обманут был сукою
Парень в кепке и зуб золотой.
 
Лельку вызвал начальник угрозыска
И дал Лельке приказ боевой:
Кончить парня в тринадцатой камере
Парня в кепке и зуб золотой.
Лелька в камеру входит решительно,
Пистолетик держа за спиной;
Умирал, матерясь выразительно,
Парень в кепке и зуб золотой.
 
Есть один ресторанчик портовый,
Лельке скучно и грустно одной.
Не зайдет туда парень фартовый –
Парень е кепке и зуб золотой.
По материалам газеты
"За решеткой" (№5 2010г.)