Ехала девчонка из Кургана...

Ехала девчонка из Кургана, А.Дюмин     Почему людям нравится шансон, тюремные песни? Ответить на этот вопрос довольно просто. Шедевры «камерной» музыки питают живи­тельной влагой некоторые тонкие струны, которые имеются в душе каждого человека. Многие блат­ные песни вводят слушателя в мир весьма раскованных чувств и не­обузданных страстей, что приносит им дополнительную популярность. Именно так случилось с песней «Ехала девчонка из Кургана», кото­рая стала настоящим хитом, класси­ческой уголовной балладой.
Баллада о неволе
     Популярной эта песня стала в начале 80-х годов и прочно вошла в репертуар как дворовых любителей, так и профессиональных исполнителей «блатняка». Тому способствовало несколько причин. Во-первых, текст песни представлял собой довольно удачную смесь блатной лирики, в сюжете которой присутствовал молодой герой, находившийся за решеткой, страстная женщина, любовь, кровь, коварные враги, недоступное голубое небо свободы и, наконец, трагичес­кий финал.

   Во-вторых, несложный музыкальный ри­сунок мелодии позволял, освоив несколько простых аккордов, исполнять песню под обычную шестиструнную гитару. Что очень удобно было делать в парке на скамейке, в тесном подъезде, в купе поезда, в кубрике спального корпуса зоны, наконец.
   Существовал и еще один серьезный мо­мент, способствовавший популярности балла­ды. Заключался он в следующем. Уголовно-во­ровские песни довольно широки по тематике. Можно сказать, что в них присутствует все. Искрящийся юмор и глубокая тоска вперемеш­ку с весельем, философские размышления о смысле жизни, страсть к переменам, жажда риска и ощущение судьбы, которую не объ­едешь, не обойдешь.
   С другой стороны, в воровских песнях мало поется о таком чувстве, как любовь к женщине. На память приходит только хрестоматийная «Мурка» - вот, пожалуй, и все. Причины такого скудного репертуара, в общем, понятны. Лю­бовь к женщине размягчает суровую мужскую душу, а в условиях зоны это недопустимо. Чрезмерная сентиментальность в лагерях не приветствуется.
   А песня «Ехала девчонка из Кургана...» весьма проникновенно рассказывала как раз о трагической любви молодых зека и зечки. Что являлось серьезной новацией.
   Герой российского шансона и блатных пе­сен часто являлся к слушателю в разных масках. То вора-рецидивиста, то матерого убийцы, засиженного урки и репрессированного ин­теллигента, просто человека перекати-поле. Но практически никогда - в образе молодого влюбленного ромео. И вот это произошло в песне «Ехала девчонка из Кургана...>. Причем сюжет баллады развивался уже на новом ис­торическом и музыкальном материале.
Автор неизвестен
   Не вызывает сомнений, что автор песни положил в ее основу свои собственные наблюдения, эмоции и переживания. К сожалению, создатель популярного криминального шля­гера так и остался неизвестен широкой публике. И это довольно странно. Бывает сложно установить автора блатной песни, написанной в далекие 20-е или 30-е годы. Сколько воды с тех пор утекло. Но здесь-то речь идет о более поздних временах, современниками которых являлись многие из нас! Вот, например, сле­дующий куплет:

А наутро прапорщик проснулся,
Увидал девчонку, ухмыльнулся,
Руку протянул, обнять пытался.
Вдруг удар, и прапор зашатался.
 
   Отсюда следует, что песня была написана в середине 70-х годов, так как прапорщики в Советской армии и внутренних войсках появились только в 1972 году. Четко описан модернизированный «Столыпин» - желез­нодорожный вагон, в котором перевозили заключенных. «В тройнике, за дымчатою сет­кой...» - такие вагоны тоже появились только в конце 60-х годов.
   Представлена четкая экспозиция будущей драмы. Вагон идет по центральной ветке, то есть Транссибирской магистрали, и везет арестантов на Дальний Восток. Именно туда едет девчонка из Кургана, совершившая какое-то преступление. Скорее всего, это злостное хулиганство или нанесение телесных повреждений. Либо кража в средних размерах. Именно за такие преступления женщинам давали «пятерик» по советскому УК. Впрочем, «пятерик» мог быть получен и по совокупности преступлений. Мотать срок ей предстоит в колонии строгого режима, расположенной в Магаданской области. Впрочем, слово «Ма­гадан» вполне могло быть поставлено в текст просто для рифмы.
   Достаточно рельефно в песне выступает личность главного героя. Понятно, что это молодой человек, в котором прожитые годы еще не убили романтическое ощущение жизни. Он молод, но уже хорошо знаком с тюремной жиз­нью, о чем свидетельствует богатая лагерная лексика и понимание реалий жизни, текущей «по ту сторону шлюза». Возможно, он попал за решетку еще несовершеннолетним, чалился в воспитательной колонии, затем «поднялся» на взрослую зону. На свободе гулял недолго и вновь угодил за решетку.
   Будущее парня печально, у него «в конце этапа "вышка"...», то есть смертный приго­вор. Преступление, которое он совершил, судя по всему убийство, ибо остальными «подрасстрельными» статьями советского УК являлись измена Родине и хищение социалистической собственности в особо крупных размерах. Молодой уголовник вряд ли мог совершить такие «делюги». А вот разбойное нападение с убийством инкассаторов - впол­не возможно.
   Собственно говоря, парня и везут из СИЗО в одну из «исполнительных» тюрем, чтобы расстрелять. Такое часто случалось в 70-80-е годы, когда смертных приговоров выносилось довольно много, а расстрельные блоки и команды имелись далеко не во всех областных тюрьмах. Между приговоренным к расстрелу парнем и девицей из Кургана воз­никает страстный роман, заканчивающийся любовным соитием
   Не вызывает сомнений, что такие вещи часто происходили на этапах с молчаливо­го содействия охраны (не все же вертухаи звери). Но в данном случае конвойный пра­порщик оказался законченным подлецом и подонком, за что и заплатил жизнью. При всей избыточной трагичности подобная история вполне могла случиться в реальной жизни.
   В 90-х годах некоторые коллекционеры шансона и журналисты попытались устано­вить автора песни «Ехала девчонка из Курга­на...». Проводились опросы через средства массовой информации, в криминальной среде, среди исполнителей шансона. К сожалению, ничего определенного устано­вить не удалось. Скорее всего, талантливый создатель песни погиб в лагерях. Ведь если бы он дожил до перестройки, то обязательно появился бы на публике и предъявил свои авторские права.
В стиле шансон
   Необычность и яркость событий, о кото­рых рассказывается в балладе, явно привела автора к некой картинности, изобразитель­ности текста, последовательно передающего все этапы развития сюжета. Музыкальное сопровождение при этом часто не уклады­вается в рамки куплетной и трехчастной формы, а строится свободно, следуя за текстом.
   Однако в целом песня представляет из себя высокий художественный образец из
всех существующих в жанре шансона. «Еха­ла девчонка из Кургана...» часто звучит на различных сценах, в ресторанах, просто на дружеских посиделках. Например, россий­ские телезрители могли наблюдать, как ее исполняли певец М. Гулько и поэт Ю. Алешковский, собравшиеся за домашним столом в далекой Америке.
   Из современных исполнителей песню часто включает в свой репертуар певец Александр Дюмин.
«Ехала девчонка из Кургана…»
Шел «столыпин» по центральной ветке.
В тройнике, за дымчатою сеткой,
Ехала девчонка из Кургана,
«Пятерик» везла до Магадана.
 
(Последние две строчки каждого куплета повторяются два раза.)
 
По соседству ехал с ней парнишка,
У него в конце этапа «вышка».
Ксиву ей послал и ждал ответа –
Песня жизни для него испета.
 
Та девчонка парню отвечала:
«Я такой любви еще не знала,
Говори конвою - я согласна,
Я к твоей судьбе не безучастна».
 
Четвертак с сиреневою силой
Двери отворил к девчонке милой.
Это было грех назвать развратом –
Слезы и любовь под автоматом.
 
А наутро прапорщик проснулся.
Увидал девчонку, ухмыльнулся,
Руку протянул, обнять пытался.
Вдруг удар, и прапор зашатался.
 
«Сука, не прощу тебе позору», -
Нервно теребя ремень рукою.
Выстрелил в нее он из нагана.
Не видать ей больше Магадана.
 
Но в одном лишь прапор просчитался –
Рядом с ним вдруг смертник оказался.
Лезвие «опаски» все решило,
Алой кровью пол тотчас залило.
 
В пересылке рапорт зачитали:
«Зечку при побеге расстреляли,
Прапорщик погиб героем битвы,
В тройнике у смертника на бритве».

По материалам газеты
"За решеткой" (№4 2010 г.)