Как сказать: «Нет!», чтобы услышать: «Да!»

В одном из своих эссе нобелевский лауреат Иосиф Бродский, объясняя евангельские слова Христа, учившего после удара по правой щеке добровольно подставить левую, выдвинул оригинальную концепцию. По его мнению, смысл этого поступка - обескуражить врага, шокировать его своим поведением и тем самым притупить первоначальную силу зла. С этим можно не соглашаться, но смысл любой акции протеста приблизительно в этом и состоит. Особенно если эта акция проводится за колючей проволокой...

Уроки революционера

Чаще всего осужденные, решившиеся на акцию протеста, выбирают голодовку, массовый отказ от выхода на работу, или, в крайнем случае, так называемое «вскрытие» - когда группа осужденных режет себе вены.

Трудно сказать, каков КПД этих акций. Хотя, по мнению опытных сидельцев, он довольно низок и нередко только ухудшает положение зеков. Кроме того, сильно ударяет по здоровью, а иногда и вовсе приводит к смерти.

К счиастью, в пестром ряду протестов есть и менее безопасные, но не менее эффективные акции.

Одной из таких является «итальянская забастовка». Ее суть заключается в предельно строгом исполнении своих обязанностей: «ни на шаг не отступая от них и ни на шаг не выходя за их пределы».

Этот метод появился в позапрошлом веке. Его впервые применили итальянские рабочие, а также полицейские и железнодорожники. Подобным образом они решили заявить о своем недовольстве работодателю. А после этого, засучив рукава, стали с механической точностью выполнять все должностные инструкции. И в результате добились всего, чего хотели: это было и эффективно, и безопасно как для самих забастовщиков, так и для других рабочих. Ведь не будут же наказывать сотрудника только за то, что он выполняет предписанное ему работодателем!

При этом с «итальянской забастовкой» бороться очень сложно, привлечь к ответственности инициаторов невозможно, так как формально они действуют в строгом соответствии с трудовым кодексом, должностными и служебными инструкциями.

Этот способ протеста был известен и в дореволюционной России. В 1907 году железнодорожники Петербургско-Варшавской железной дороги в ответ на чрезмерные придирки работодателя так тщательно выполняли правила движения и безопасности при производстве маневров, что поезда просто остановились.

Русский вариант «итальянской забастовки» даже получил свое название - «волынка». Рабочие не только соблюдали все инструкции, но довели их формальное выполнение до уровня «идиотизма».

Этот метод применял и будущий знаменитый революционер, а впоследствии советский военачальник Михаил Фрунзе. Отбывая срок за революционную деятельность во Владимирской тюрьме, он работал в столярной мастерской. Администрация пыталась прижать заключенных, нещадно их эксплуатировала и наказывала за любую провинность. И тогда арестанты стали «производить» стулья и другую мебель с таким усердием, соблюдая все нормы, что производство практически замерло. Понимая, что акция в случае продолжения приведет к полному параличу деятельности, администрация тюрьмы быстро пошла на уступки.

Долой гигиену!

Долгие годы ирландские националисты вели борьбу за то, чтобы английские власти предоставили их стране независимость. Эта борьба велась с переменным успехом: настойчивые британцы делали все, чтобы не допустить развала страны. Но ирландцы оказались не менее упрямыми: они совершали террористические акты (весь мир знает ИРА - ирландскую республиканскую армию, о жестокости которой ходят легенды), устраивали забастовки, акции самосожжения и массовые голодовки. Они добились определенного политического статуса, пока англичане, не обозлившись на не прекращающиеся теракты, его не отменили.

И тогда сторонники ИРА в 1978 году осуществили в тюрьмах «Болото», белфастской тюрьме «Крамлин Роуд», в тюрьме «Магилли- ган» в Дерри и в женской тюрьме «Арма» то, что вошло во все учебники, пропагандирующие акции протеста. Этот массовый протест, объявленный группой заключенных ирландцев, отбывающих наказание в английских тюрьмах, получил наименование «Грязный протест», или «Нет- мытью!». Они требовали выполнения следующих пунктов:

- права не носить тюремную униформу;

- права не делать тюремную работу;

- права на свободу связи с другими заключенными, а также на организацию образовательных и развлекательных мероприятий;

- права на один визит, одно письмо и одну посылку каждую неделю;

- полного права на помилование.

В один из дней заключенные начали выливать помои и нечистоты через окна. Надзиратели избили их, и тогда ирландцы попросту перестали убирать камеры, испражняясь прямо в помещении. Надзиратели поначалу посмеивались, полагая, что подобная блажь скоро прекратится. Но, как говорится, не на тех напали: ирландцы, что называется, «уперлись рогом», и камеры в течение недели заросли испражнениями почти от пола до потолка.

Понимая, что это может привести к эпидемиям, сотрудники тюрем попытались как-то вычистить эти авгиевы конюшни мятежников.

Они окатывали «протестантов» вначале ледяной, а потом горячей водой, пытались драить их щетками, смазывая причиненные раны сильно концентрированным дезинфицирующим раствором.

Упрямые зеки корчились от боли, но продолжали «грязную забастовку». При этом они спали на мокрых матрасах, укрываясь такими же одеялами, но продолжали гнуть свою линию. Надо полагать, тюрьмы, где ирландцы объявили войну чистоте и администрации, располагались в теплых краях, ведь нечто подобное в тюрьмах Сибири или Урала, случись такое зимой, закончилось бы массовой гибелью арестантов.

В конечном итоге большая часть ирландцев отменили протест, но несколько особо упертых бунтовщиков жили в таких условиях целых четыре года.

Бородатые, изможденные, регулярно избиваемые люди предпочитали жить в куче грязи по соседству с червями и насекомыми, лишь бы только добиться исполнения своих требований.

Этот протест рассматривался даже в европейской Комиссии по правам человека, и поначалу комиссия подтвердила правоту британских властей. Но после многолетнего протеста мятежников Комиссия все же потребовала от английских тюремщиков исполнения этих пунктов. Так что и дерьмо иногда может быть смертельно опасным оружием.

Зашитые рты

Не так давно в ряду необычных акций протеста появилось еще одно нововведение. Его авторами стали киргизские заключенные: чтобы заставить администрацию выполнить их требования, 400 заключенных зашили себе... рты.

Бунт недовольных начался в СИЗО-1 города Бишкека во время проверки камер. Вначале зеки прибегли к традиционному протесту: они жгли матрасы и вскрывали себе вены. Тогда в СИЗО прибыл спецназ, который тоже действовал по старинке: кулаками и дубинками они довольно быстро навели порядок. И тут авторитеты, которых испугала сохранность общака, дали команду: «Зашиться!». И все, кто живет по законам зоны, извлекли иголки с нитками и быстренько заштопали себе рты.

Правда, киргизские тюремщики - это вам не британские чистоплюи! Один из главных чиновников тюремного ведомства Киргизии, услыхав о том, что зеки «заштопали хавальники», был по-спартански лаконичен: «Пусть хоть все рты позашивают!» Именно эти слова он снова повторил во время интервью киргизскому информагентству.

Все, разумеется, этому совету не последовали. Возможно, на киргизских зонах плохо с иголками и нитками. А возможно, наоборот, хорошо с мозгами: недаром говорят - на каждый роток не накинешь платок!

По материалам газеты
"За решеткой" (№7 2013 г.)