Как первоход развел наседку

первоход и наседка Известно, что в следственных изоляторах к арестантам, которых раскручивает следствие, частенько подсаживают так называемых «наседок». Обычно это довольно расписные зечары, вид которых, что называется, внушает. Реже - действующие сотрудники милиции. Опытные сидельцы довольно легко распознают «наседок» - да к ним и редко их подсаживают. А вот новички порою ведутся. Что-нибудь поведают о своем деле, а следствие этими фактами воспользуется в своих целях. Один сиделец рассказал, как он в «тройнике» сидел с «наседкой»...

По прозвищу казак

...Я сел за вымогательство в составе ОПГ. Дело было довольно путаное, и следователи не могли никак собрать весь «пазл». Я еще был «чистым», без судимостей, а потому, видимо, следствие и обратило пристальное внимание на мою скромную персону.

Я сидел в камере с двумя уже немолодыми черноходами, которые загодя меня предупредили, что одного из них вскоре могут заменить на «наседку». «Наседку» - по мою душу. Так и произошло. В камеру как-то заехал зек по прозвищу Казах. Был он несколько узкоглаз. Довольно скоро я и мой товарищ почувствовали, что он начал действовать - потихоньку расспрашивать меня о деле. Прямых вопросов не задавал, так, больше наводящие. Честно говоря, если бы меня не предупредили, ни за что бы не догадался, что передо мною «наседка». Тем более что у Казаха и татуировки были весьма авторитетные... В оперчасть Казах ходи якобы на допросы. Или говорил, что к адвокату намылился... На самом деле «стучал» самым активным образом. Но какую лажу я ему нес!.. И малявы левые передавал, которые Казах якобы через своего адвоката на волю переправлял. В отсутствие «наседки» мы с авторитетным и опытным сидельцем придумывали разные истории про мое дело. Такие, чтоб следствие помучить.

Меня зауважали

И это вполне удалось. Рассказал я мимоходом про двух ментов, которые якобы тоже состояли в нашей банде. А они как раз нас весьма допекали. Довольный Казах ушел докладывать кому надо. С воли я узнал, что ментов тех сильно потрепала служба собственной безопасности. Но в итоге ни к чему прикопаться не смогли.

А по беспроводной связи тюремной мы вскоре узнали, что Казаха в оперчасти сильно отметелили после этого - за дезу. Больше его к нам не приводили, да и «наседку» новую не посылали. Догадались: я теперь калач тоже тертый. Кстати говоря, эта история быстро распространилась среди спецконтингента, и меня зауважали за то, что следователей развел. У меня даже появился вполне сносный и оптимистичный статус для начала тюремной карьеры - «стремящегося».

По материалам газеты
"За решеткой" (№3 2010 г.)