Интервью с приговорённым к пожизненному заключению

тюрьма«Приговорен к высшей мере наказания - пожизненному заключению». Суровый, но одновременно с тем для многих убийц недостаточно адекватный всему содеянному вердикт. Действующее лицо этой истории - Артем Котов, который получил высшую для нынешней России меру наказания. В условиях, когда на смертную казнь наложен мораторий, «пожизненников» отправляют в специально предназначенные для этого контингента колонии. С Котовым автор этих строк общался в Сызранском следственном изоляторе, где преступник ждал отправки по этапу.

Девушка задушена шнурком

Родившийся в 1980 году Артем Котов до поры до времени был простым самарским парнем. Жил с родителями-работягами в квартире на Заводском шоссе, в меру хулиганил, уделял посильное внимание учебе, по большому счету ни он, ни его младший брат Петр ничем не отличались от своих сверстников. Далее мы предоставим возможность Артему самому рассказать, как в 17-летнем возрасте, если ему верить, началась и как потом стремительно складывалась его карьера карманника. В этом деле он достиг несомненных «высот». Пока же, несколько нарушив хронологию, поведаем об относительно недавних событиях, ставших апогеем криминальной деятельности Котова и приведших его в камеру для «пыжиков».

Сидя в одиночке и ожидая отправки в спецколонию, Артем мысленно возвращается к тем дням. Он утверждает, что не все в приговоре соответствует действительности и признает далеко не все фигурировавшие на суде эпизоды. Итак, обратимся к официальным данным.

Теплым летним днем безработный Артем Котов с приятелем своего младшего брата, 16-летним в ту пору Владимиром Дмитриевым, попили пива. После чего отправились на прогулку по родному району Безымянка. Бродили, заигрывали с девчонками. Одних подружек проводили до дома, с другими посидели на остановке. А с одной новой знкомой - Олей - забрели на улицу Литвинова. По ходу дела Артем озвучивал предложение отправиться куда-нибудь попить пивка.

Как потом показывал Дмитриев, слово за слово - у Артема с Ольгой начался спор, плавно переросший в ссору. Нетрезвый Артем в безлюдном месте повалил девушку на землю и принялся душить извлеченным из своих спортивных брюк шнурком. Расправиться с дамой оказалось для него делом несложным.

Котов снял с уже мертвой Ольги золотые украшения (впоследствии он сдал их в ломбард по поддельным документам), вдвоем с Дмитриевым они сбегали за лопатой и закопали труп на территории насосно-фильтровальной станции.

Криминальный азарт

Через месяц Артем Котов и Владимир Дмитриев повстречали вечером в стельку пьяного мужчину, который попросил парней довести его до дома. По пути он купил водки и пригласил провожатых в свою квартиру «опрокинуть по стопарю». Выпили, закусили, тут хозяин и уснул. Тогда криминальный тандем набил сумки более-менее ценными носильными вещами и аппаратурой на общую сумму около 12 тысяч рублей и удалился.

Очередной кровавый эпизод датирован сентябрем того же года. В тот день Артем позвонил брату Петру и велел ему прибыть к назначенному времени на трамвайную остановку. Тормознул «копейку», подсадил в условленном месте брата, и авто двинулось в район затонов реки Самары, что близ местной ТЭЦ.

Сейчас можно много говорить о том, планировал или нет Артем разбой и убийство, но случилось то, что случилось.

Согласно показаниям Петра, они немного покатались, и по пути между Артемом и водителем по фамилии Васильев произошел спор. Возле реки Петр закурил и направился к воде. А когда вернулся, увидел уже труп убитого братом владельца авто. Артем впоследствии говорил, что задушил водителя без помощи посторонних предметов, одними руками. Согласно же приговору, он орудовал заранее приготовленной удавкой. Далее Артем оттащил труп к камышам, снял с водителя часы, цепочку, забрал его газовый пистолет «Вальтер» и документы. После чего братья отправились на этой же машине в обратный путь.

«Пожизненник»

Примерно с неделю Артем раскатывал по городу на «копейке» убитого. На ночь оставлял ее у своего дома. Но со временем укрепился в мысли расстаться с ней. Вместе с Петром и Владимиром он приехал к тем же затонам, облил машину бензином и поджег.

Ноябрьским вечером Артем подговорил малолеток Петра и Владимира осуществить дерзкий налет. План был прост: тормознуть авто, заехать в безлюдное место, нейтрализовать водителя, а впоследствии разобрать машину на запчасти и продать.

На одном из перекрестков троица остановила «шестерку» под управлением некоего Андреева. Друзья попросили отвезти их к общаге, расположенной неподалеку. Там Дмитриев накинул на шею водителя удавку. Поначалу она попала на подбородок, но Артем ее ловко подправил к шее. Бандиты втроем навалились на жертву и принялись душить. По ходу расправы Артем доставал неисправный газовый револьвер и направлял его на Андреева, приказывая при этом положить руки на руль и не двигаться. Андреев пытался оказать сопротивление, но силы были неравны. Через несколько минут несчастный потерял сознание.

Артем сел за руль, и преступники поехали избавляться от водителя, который на тот момент, возможно, еще был жив. В одном из дворов братья вышли из машины. Тут невесть откуда появились милиционеры и попросили их предъявить документы. Один правоохранитель заметил в авто бездыханное тело (Андреев скорее всего скончался по дороге). Дмитриев понял, что дело плохо, и бросился бежать. Милиционеры палили в воздух, но преступник скрылся. На братьев надели наручники тут же, а Владимира задержали через двое суток. Составленное вскоре описание телесных повреждений Андреева заняло треть страницы машинописного текста.

Дальше все было обыденно - приговор и суд. Артем Котов получил пожизненный срок в колонии особого режима с конфискацией имущества. Его несовершеннолетний брат Петр и Владимир Дмитриев получили по 10 лет воспитательной колонии. Кроме того, суд постановил взыскать с Артема Котова в пользу родственников жертв в общей сложности 130 тысяч рублей.

На процессе обвиняемые говорили, что признательные показания были даны под давлением оперативников, в том числе и физическим. Но суд признал данные на предварительном следствии признательные показания соответствующими действительности. А факты избиения со стороны милиционеров подтверждения не нашли...

Из беседы с Артемом Котовым:

- Артем, ты планируешь после отбытия 25-летнего срока, как это оговорено в законе, писать прошение об условно-досрочном освобождении?
- Я в любом случае воспользуюсь этой возможностью. А вообще 25 лет - это большой срок, не каждый его вытянет, загадывать тут сложно.
- Как ты считаешь, справедлив твой приговор?
- Нет. Я не все признаю. Тот же Васильев был вооружен. Я остановил машину, чтобы доехать до реки Самары и посмотреть, есть ли там рыбаки, - я на рыбалку собирался. Нам пришлось поплутать, и он из-за этого здорово увеличил цену. Когда я заявил, что отдам только оговоренную сумму - 50 рублей, он вытащил газовый «Вальтер». Я перепугался... Раньше немного занимался борьбой. Взял его на захват... Короче, в результате получилось, что я его задушил. Я не хотел его убивать. Потом я не прав, конечно, был - сел в его машину и уехал. Труп я не закапывал, а просто вытащил из машины. Мне хотелось быстрее уехать как можно дальше от того места.

«Обыкновенный разбой…»

- Как был убит Андреев?
- Собрались мы как-то с братом Петром и его другом. Они хотели подзаработать, да и у меня трудная денежная ситуация была. Решили отобрать машину, чтобы ее по запчастям раскидать. Когда остановились, я вышел из машины. Цель была - усыпить водителя и завладеть машиной. Короче, обыкновенный разбой. Душили его брат с Дмитриевым, хотя я все равно являюсь соучастником. Я потрогал пульс, человек был еще жив. Отогнали машину, вышли осмотреть место, хотели на лавочку посадить водителя, а тут и милиция подъехала. Я частично признал вину, ведь я не предотвратил преступление, но цели убивать не было. Машину забрать хотел - не оправдываюсь, но убивать, повторяю, никто никого не собирался.
- Расскажи об убийстве Ольги.
- С ней вообще странно получилось. Я и Дмитриев познакомились на Металлурге с девчонками, пообщались. Мы пошли своей дорогой, они своей. Спустя полчаса мы встречаем одну из них. Решили вместе погулять. Я к тому моменту был навеселе, подумал и говорю: «Ребята, извините, без меня». Меня дома ждала моя девчонка, а также ребята, которые приехали в гости. Пришел домой, и, так как был поддатый, сразу спать лег. Утром пришел Дмитриев и рассказал, что девушка убита. Я на суде заявлял, что был в другом месте, просил проверить мое алиби... Знаете, наказание я, конечно, должен был понести, но не такое суровое.

«Они все время молчат…»

- Тебе жертвы снятся?
- Бывает.
- Мертвыми или живыми?
- Живыми. Но они все время молчат. Придут, даже вопросов не задают, посмотрят и уходят. В основном снится Васильев. Бывает, несколько дней подряд такие сны вижу. А бывает - подолгу их нет. События снов разворачиваются на природе, рядом с какой-то речкой. Этот человек стоит, улыбается...
- Задержание для тебя стало неожиданностью?
- Полной неожиданностью. Во-первых, я испугался. Даже толком не смог сопротивление оказать. На меня спокойно наручники надели. Страх сразу сковал все, я был будто парализован. Одна только мысль: «Что теперь будет?», на ней я и зациклился в первое время.
А что ты делал после первого убийства ?
- Сначала ушел в запой. Потом как-то оттаял, старался не думать об этом.
- Ты обсуждал с братом первое убийство водителя?
- Мы сразу договорились эту тему не поднимать. Брат тогда переживал еще больше меня.
- Говорят, что убийц тянет на похороны жертв...
- Все зависит от человека и от ситуации. Со мной такого не было.
- Как считаешь, у тебя психика сильно изменилась за последнее время?
- Она меняется постепенно. Я получил серию таких ударов... Смотрите сами: меня арестовывают, дальше - дают пожизненный срок, одиночная камера, и это все - для первохода. С каждым днем все тяжелее и тяжелее.
- Ты в армии до тюрьмы успел отслужить?
- Меня дали отсрочку по здоровью.

«Первую кражу я совершил легко…»

- Какими гражданскими профессиями владеешь?
- Токарь СЧПУ и электрогазосварщик. Хотел устроиться на авиационный завод, но потом начались «веселые» времена, на заводах начались сокращения, моих родителей уволили...

Так получилось, что году в 1998 я стал карманником, «щипачом». Такой «деятельностью» я успешно занимался несколько лет, все проходило относительно гладко, и потому ни один из этих эпизодов не фигурирует в моем деле. Преступления, за которые меня приговорили, я совершил позднее.
- Сколько краж ты совершил?
- Не одну сотню... Я работал в одиночку. Мне вполне на жизнь хватало. В основном это происходило на трамвайных маршрутах - «тройка», «десятка», «семнадцатый». На тот же Кировский рынок «работать» не ходил. Денег там больше, но больше и риск спалиться. Да там и тяжело одному, просто нереально. На рынке надо «работать» по трое, по четверо.
- Как ты выбирал объекты для краж?
- Во-первых, присматривал в транспорте подвыпивших людей, в первую очередь - мужчин. Предпочтительно - с накладными карманами. (Есть профи, которые вышибают из внутренних карманов, но мне до этого очень далеко.) Еще смотришь, чтобы человек был взволнован, растерян, задумчив, обращаешь внимание, как и чем он расплачивается. Кошельки я всегда сразу сбрасывал. Еще есть неписаное правило карманника - на дело всегда надо ходить трезвым, это же как работа.

Первую кражу я совершил легко. Кошелек почти сам в руку упал. Дело было летом на автозаправке. Человек заправлял машину, из кармана торчал лопатник. Я мужчину толкаю, задеваю рукой карман, кошелек выпадает, я извиняюсь и иду дальше. Человек уехал, я подошел и взял кошелек. Денег там было - на два дня шикарной разгульной жизни.

Потом меня звали другие люди работать вместе, но я сторонился, одному всегда лучше.
- Тебя ни разу не ловили за руку?
- Бывало, что ловили. Но я никогда не отпирался. Иной раз просто вернешь кошелек и извинишься, в шутку все переведешь, мол, деньги нужны, на еду не хватает. Случалось, все на «ха-ха» переводилось, да еще мне и денег на дорогу давали. А когда и подраться приходилось, но таких случаев - с десяток. Сразу крики: «Милиция! Держи вора!» Я отбивался и бросался бежать.
Какой твой самый большой «улов»?
- Тысяч тридцать было в одном кошельке у мужчины... Мужики вообще более безалаберные, а дамы к таким вещам более чувствительны.
- Куда тратил деньги?
- У меня же семья - родители, брат. Надо было одевать, обувать.
- Родные интересовались, чем занимаешься?
- Я говорил, что грузчиком подработал, но они, конечно, не верили, что грузчик может столько получать. Жил я тогда у знакомой девчонки. Ей тоже ничего не говорил.
- Ты ей делал дорогие подарки?
- Конечно. Она напрямую не спрашивала, чем я занимаюсь, но, наверное, догадывалась. Она работала продавцом. Да и сейчас, скорее всего, работает. Жили мы в ее квартире, я вносил небольшой вклад в обстановку. Вместе мы были недолго.
На суд она приходила, а после пропала. Но я понимаю ее, приговор-то какой...
- Тебе часто в тюрьме приходилось при помощи кулаков доказывать свою правоту?
- В это немногие поверят, но ни разу. Не было почвы для серьезных конфликтов. А мелкие проблемы всегда решались мирным путем.
- Меры дисциплинарного воздействия во время отсидки к тебе применялись?
- Нет, я даже в штрафной изолятор ни разу не попадал.

«Свобода дорого стоит…»

- В семье есть судимые?
- Нет.
- Кто твои родители?
- Отец на авиационном заводе рабочим был, мама маляром работала. Оба они сейчас на инвалидности. Отцу 46 лет, матери - 42.
- Как они восприняли приговор?
- Плакали.
- Сейчас к тебе кто-то приезжает?
- Только мать, буквально на днях была.
- Банальный вопрос: а если все вернуть назад?
- Пошел бы по другому пути. Конечно, это более сложно, но оно лучше... Все-таки свобода дорого стоит.
- Совершая преступления, ты допускал, что все закончится тюрьмой?
- Я допускал, что могут посадить лет на десять. Был внутренне готов к этому.
- Чем ты увлекался?
- Историю люблю. Древний Рим, Египет. В основном в Интернете информацию получал. Меня с компьютером подружка научила общаться.
- По-твоему, смертная казнь сдерживает рост преступности?
- Нет. Рост преступности зависит от общего положения в стране. Некоторые совершают преступления не из-за денег, у них романтика на первом месте, сам процесс. Эти люди есть и всегда будут. Но основная масса преступлений совершается дилетантами из-за нужды. Они в основном и попадаются, из-за них и официальный рост преступлений.

Я вот еще о чем хочу сказать. Хорошо, что в свое время был серьезно пересмотрен Уголовно-процессуальный кодекс. А то мы к чему двигались? Пол-России сидело, в том числе и за сущую мелочь, а пол-России их охраняло.

- Если бы ты был перед выбором: смертная казнь или пожизненное заключение...
- Если бы меня сейчас об этом спросили, то я бы выбрал расстрел. Лучше зажмуриться один раз - и все кончено, чем мучиться по меньшей мере четверть века.
- Если ты все-таки когда-то окажешься на свободе, то какой будет эта жизнь?
- В деревню уеду. Буду охотой заниматься. Насчет семьи - это как получится, ведь мне уже лет-то много будет...

Евгений Семенов
По материалам газеты
"За решеткой" (№12 2010 г.)

Мда.... Тяжело читать такие

Мда.... Тяжело читать такие интервью. С доной стороны хочется верить что не так всё было плохо и опасно, с другой пожизненно просто так не дают. Раньше боялись расстрела, и меньше совершали тяжёлые преступления, сейчас знают что не убьют, и стало больше серийников. Пожизненное не так страшно, как смерть.