Это страшное слово свобода

свободаНекоторых зеков вертухаям приходиться силой гнать из колонии.
Последнее время в прессе ведутся разговоры о грядущей амнистии, которая будет чуть ли не самой большой после знаменитой бериевской. Помните, «холодное лето 1953 года»? Впрочем, уже после развала СССР проводились амнистии по поводу и без повода. Что они дали? Каков их эффект? Попробуем в этом разобраться.
Мое проклятое прошлое
Про те амнистии я могу рассказать на собственном примере, так как находился в местах лишения свободы с 1990 года, никогда не отбывая при этом наказание за особо тяжкое преступление. Ни разу на попал я под скачуху.Это только в прессе писали, что демократы проводили масштабные амнистии. На деле из колонии с полутора тысячным спецконтингентом указом президента освобождались человека три. Да и сидели они за такие преступления, за которые сажать-то не следовало. Просто новая власть вечно запаздывала с принятием новых кодексов или поправок.

Взять хоть случай со старой статьей 93-1 УК РСФСР (кража госсобственности в особо крупных размерах). Эта статья предусматривала лишение свободы от восьми до пятнадцати лет или высшую меру наказания. Чтобы угодить под статью, требовалось украсть свыше 10 тысяч рублей. Это тогда была значительная сумма. И так до 1986 года. Потом открылись кооперативы, коммерческие магазины У меня 1988 году в таком магазине куртка-пропитка была куплена за 10000, кроссовки и спортивный костюм «Найк» - каждый по 4500 рублей. Самое печальное, что статья 93-1 действовала до 1993 года, когда люди зарплату получали больше, чем нужно было украсть, чтобы угодить за решетку минимум на восемь лет.

В СССР была продумана система отделения рецидивистов от первоходов. Даже болев того, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления и получивших большие сроки, отделяли от осужденных за нетяжкие преступления. Для этого существовали общий, усиленный, строгий и особый режимы. Малолетки после совершеннолетия поднимались только на общий. Чтобы попасть на строгий, надо было много раз осудиться по однородной статье.

Неизвестно по каким соображениям в 1994 году усиленный режим ликвидировали и переименовали в общий. Но народ в таких колониях остался сидеть осужденный за убийства, бандитизм, разбои. Малолеток после совершеннолетия и аварийщиков стали отправлять в бывшие усиленные зоны. Начался беспредел в отношении неопытных арестантов. Плюс новички быстро втягивались в криминальный мир, чтобы выжить.

Попал я на строгач в провинциальную зону. До этого сидел в провинциальном СИЗО с ранее судимыми. Почти все арестанты отбывали наказание за мелочь. Клянусь, у меня были соседи по нарам, осужденные минимум на пять лет за попытку украсть в универсаме палку колбасы и копченую курицу. Были укравшие двух гусей. Сидели за мешок картошки или капусты. У ментов даже термин появился «сделать план по раскрываемости па полях». То есть провести облаву в поле и поймать тех, кто набрал мешок корнеплодов. Если он ранее судим, значит, пойман за особо опасное преступление.

Осужденные неоднократно подавали жалобы в Верховный суд России, указывая на то, что за одно и то же преступление нельзя наказывать человека дважды. Если я отбыл срок и вновь попался, судите меня за новое преступление, а не за то, что раньше сидел. Из Верховного суда неизменно отвечали, что наказывают не за прошлую судимость, а за плохую характеристику подсудимого. Плохая характеристика может влиять на суровость приговора. Вследствие такой политики властей люди, укравшие из-за того, что не могли найти работы в нищем селе, превращались в опасных рецидивистов. Они этапировались на строгий режим, где их соседями оказывались настоящие преступники из ОПГ. Там неопытных крадунов или ломали, или те пополняли ряды банд, постигали воровскую науку, и освободившись, уже не воровали колбасу, а убивали прохожих и совершали налеты на квартиры.

Хорошо сидим...

Зона закаляет характер. В2003 году власть одумалась. Небольшие кражи стали административными. В кодекс внесли поправки, многих освободили, другим - скинули срок или перевели на более легкий режим.

Меня, как и многих других, со строгого этапировали на общий режим. Знакомого вора в законе отправили на поселение, снова перемешав рецидивистов и первоходов.

В данный момент правительство проснулось и хочет обратить этот процесс вспять. Даже строгий режим расселяют по разным зонам - для судимых первый раз и тех, кто судился неоднократно. Но у нас несудимым считается человек, погасивший прошлую судимость. Вот, к примеру, я. Отсидел двенадцать лет, три раза осуждался, был признан опасным рецидивистом. Прошло немного времени после освобождения. Судимости сняты, я юридически чист. Случись новый суд, попаду на общий или поселение.

Такое сейчас происходит повсеместно. Еще один минус в отношении простого народа - то, что УК демократов как отстаивал интересы только богатых, так продолжает отстаивать. При коммунистах в случае кражи частной собственности не учитывался размер украденного. На суровость приговора влияло только то, было ли проникновение в жилище со взломом или без взлома. Сейчас: если ты украл у бедняка - это небольшой штраф, если размер украденного большой - тюремное заключение. Даже если ты вынес у бедняка всю квартиру, а у богатея украл только дорогую запонку. Где справедливость?

То, что преступников расплодилось огромное количество, виноваты реформы, проводимые в неволе. Раньше осужденный имел право на первую передачу или посылку из дома, лишь отбыв половину срока. Все в колонии носили робы, подчинялись внутреннему распорядку. Сейчас в передачах есть ограничение: тридцать килограммов в месяц, но и они не соблюдаются. Сколько хочешь, столько и получаешь. Многие преступники, особенно бандиты, не боятся попасть в тюрьму. Там они будут сытно питаться деликатесами, продолжат заниматься спортом. Словом, проведут время как в доме отдыха или лучше.

«И пусть канает...»

Короче, власть своими послаблениями сделала так, что преступники не боятся попасть за решетку. Тем более этого не боятся безработные бомжи и опустившиеся типы. Они в неволю, наоборот, стремятся. Правозащитники и журналисты закошмарили сотрудников пенитенциарной системы. Те боятся косо посмотреть на наглых зеков.

Теперь про амнистии. Коммунисты не боялись объявлять большие скачухи. В стране не было безработицы. Система милицейского контроля была налажена четко. Кто из освободившихся хотел, тот сразу устраивался и получал нормальную зарплату. Сейчас по амнистии выпускают только тех, кто совершил незначительное нарушение. Их и сажать не стоило. Да и то, чтобы попасть под указ, надо не иметь на момент осуждения условного приговора, отсидеть полсрока, положительно характеризоваться и не иметь нарушений режима.

Сам видел смешную ситуацию. Из всей зоны троих счастливчиков вызвали на вахту, и дежурный сунул им указ, согласно которого они освобождались по амнистии. Одному из троицы оставался до конца срока месяц, двоим - недели. Согласно закона, если ты откинулся по скачухе и вновь попал, под новую скачуху не попадаешь. Троица счастливчиков начала отказываться от такого счастья. У одного из них на промзоне был заказан вольный костюм в швейке. У двоих должны были прийти посылки и переводы от родных. Троице счастливчиков пригрозили ШИЗО, избиением и выгнали на нежеланную свободу.

Из-за амнистии наши законодатели порядком оскандалились и создали мировой прецедент, когда закон имеет обратную силу в сторону ухудшения положения арестанта. Это я про скачуху в начале 2000-х годов. Сначала объявили, что под освобождение попадают участники войны, в том числе чеченской, хотя ее никогда не называли войной. Также попадают инвалиды, больные туберкулезом и награжденные правительственными наградами. Из-под следствия и из зон освободили несколько боевиков, террористов, банкиров, чиновников, устроителей финансовых пирамид. Потом вышли поправки к амнистии. По ним отменили все, что приняли раньше, и освобождали только тех, кто совершил наилегчайшие преступления. Через пару лет уголовный и процессуальный кодекс изменили и такие незначительные преступления перешли из уголовных в разряд административных. Люди ранее получавшие большие сроки лишения свободы, стали приговариваться к небольшому штрафу.

Теперь о еще одном плюсе коммунистов и минусе демократов. Раньше, когда ты освобождался, тебя вызывали в спецчастъ и интересовались, куда ты поедешь. Спецчасть покупала тебе билет до нужной станции. В конце концов вокзальные милиционеры могли любого посадить в поезд по требованию. Теперь после освобождения дают деньги на проезд на руки. Но выдают их по старому законодательству, для проезда в общих вагонах пассажирского поезда.

Беда только в том, что на многих направлениях общих вагонов не осталось. Снова мой пример. Не так давно я освобождался в Республике Коми. Поезд до Вологды, где надо делать пересадку, ходит через день Если попадаешь в нечетное число, то ночуй где хочешь. С вокзала выгонят менты.

В штабе учреждения мне выдали шестьсот пятнадцать рублей. О чем есть запись в справке об освобождении. По мнению властей, за эти деньги я должен доехать до Питера и питаться в дороге. Хорошо, мне родные перевод прислали. Решив экономить, я брал самые дешевые из существующих билетов. За двое суток съел только пирожок и шоколадку. Но все равно потратил около трех тысяч рублей. Вот потому-то сейчас многие сразу после освобождения совершают умышленные преступления. Все равно терять нечего - зона не страшна, а на свободе даже до родного города не добраться. К милиционерам на вокзале тоже бесполезно обращаться. РЖД - частная собственность. Менты не могут посадить никого в поезд без билета.

Но если зек и доберется до места жительства, каковы его шансы найти работу? Почти нулевые. Потому, прежде чем вводить амнистии, домашние аресты и делать громкие заявления о борьбы с преступностью, надо посмотреть на то немногое, что власть сделала зекам во благо, но потом отменила.

Одно время предпринимателей частично освобождали от налогов, если они давали работу заключенным. Такая практика существует и на Западе. Во всех колониях открылись производства, осужденные налаживали связи с предпринимателями. Потом устраивались к ним после отсидки. Налоговые послабления прикрыли работы в зонах не стало, хотя почти каждый владелец фирмы уклоняется от налогов.

Чтобы быть справедливым, отмечу, что и при коммунистах в уголовной и судебной системе было много маразма. Вспомнить хоть статью 154 УК РСФСР (спекуляция). У меня в 1990 году в «Крестах» был сокамерник, который привез из загранки три пары джинсов одинакового размера и фасона. Напрасно он доказывал, что у него и его друзей один размер. Завели дело и посадили в тюрьму. Годом позже я встретил в этом же изоляторе арестанта, которого держали в тюрьме три года, постоянно откладывая суд. Его вина заключалась в том, что он продал свой магнитофон с рук. В то же время на свободе вовсю работали кооперативы. Которые как раз и занимались прямой спекуляцией. Статью же 154 отменили только в 1992 году.

Кавалеры 62-й статьи

А что творилось при Горбачеве, с его борьбой за трезвость! На следствии и суде первым делом выяснялось, в каком состоянии ты совершил преступление. Если нетрезвый, или ранее был замечем в пьянстве, попадал в вытрезвители, то тебе вешали статью 62 УК (применение принудительных мер медицинского характера к алкоголикам и наркоманам). При ее наличии за другие преступления в суде давали максимальный срок. Досрочно освободиться было невозможно. Самое смешное, что если осужденный в колонии попадался в употреблении спиртного, то ему тоже присуждали шестьдесят вторую. В любом случае, при этой статье нужно было пройти в неволе лечение от алкоголизма, даже если ты был под следствием несколько лет и попал в колонию, где водки нет. Каждый попавший под следствие проходил судебную экспертизу, не алкаш ли он.

Вот как эта экспертиза проходила в «Крестах». Меня и других арестантов привели в комнату. Там сидели три бабищи в белых халатах. Одна попросила мужчину показать грудь. Мужчина показал. Бабища в белом халате сказала, что грудь красная. Значит, мужчина алкаш. Ему поставили 62-ю. Напрасно он говорил, что он гипертоник. Подошла моя очередь. В то время, да и сейчас, я занимался спортом. Имею атлетическое сложение Не пью даже пиво. Все конвоиры приходили в прогулочный дворик посмотреть, как мы спаррингуемся с чемпионом ВДВ по рукопашному бою.

Так вот, бабища в белом халате посмотрела на мои руки. Сказала, что вены расширены, значит, я алкаш. Она уже начала записывать в дело статью 62, но возмутились даже конвоиры. Сержанты сказали, что я спортсмен. Если бы они не вмешались, на суде я получил бы максимальный срок - вместо двух лет условно семь лет лагерей. Вот такое правосудие.

Еще маразматичнее была статья за тунеядство. Если не работаешь, отправляйся в зону. За отсутствие прописки в паспорте человек отправлялся в лагеря.

Впрочем, сейчас положение ненамного лучше. Если не имеешь постоянной регистрации, подлежишь штрафам. Милиционеры тебя задержат и начнут прессовать. Поэтому, что перед тем как принимать какие-то законы, властям надо думать и советоваться со специалистами-практиками. А не пороть горячку и маразм, выставляя себя на посмешище миру.

Эту статью можно продолжать до бесконечности. Но и сказанное наглядно демонстрирует наши закидоны. Правовая система серьезно больна. Страдает же от этого вся нация.

По материалам газеты
"За решеткой" (№3 2010 г.)