Братва наша меньшая

кошка за решеткой

Человек и домашние животные неразделимы с древних времён. Эту тягу друг к другу не способна остановить ни колючая проволока, ни крепкая решётка. А потому и в тюрьме, и на зоне домашние животные - лучшие друзья что зеков, что их охранников. В последнее время в неволе стали появляться и весьма экзотически животные.

Мурка - это не Маруся Климова!

В советское время что заключённым, что осуждённым иметь домашних животных не полагается. Поэтому ими становились зверушки, не совсем для этой роли привычные.
Во-первых, самое узнаваемое и неприкосновенное животное, точнее, даже, насекомое, для зеков - это паук. Он по причудливым арестантским понятиям - хозяин в тюрьме, а сами зеки - гости. Поэтому паук может в тюрьме плести паутину хоть на полкамеры, смахивать её не будут. Разве можно против хозяина идти?..

Во-вторых, многие зеки прикармливают мышей или крыс. Животные эти неглупые, потому и арестанта-хозяина узнают и неопределённую нежность к нему проявляют. А что дороже этого для человека в неволе?.. Наконец, раз уж нельзя иметь кошку, таракана то никто не запретит! В коробочке спичечной. Говорят, даже таракан - существо смышленое и к человеку на самом деле расположенное.

Сейчас на российских зонах кошек полным-полно. Есть сыновья, точнее, дочери полка, то бишь - отряда, а есть и закреплённые за конкретным арестантом. Само собой разумеется, что подавляющее большинство кошек обзываются Мурками.

Впрочем, и в советские время в зонах кошек тайком держали. Одна такая до чего умная была, что ныкалась куда-нибудь при появлении в бараке людей в милицейской форме. А потом появлялась снова. Видима считала себя «правильной» зечкой. Впрочем, в особенно «голодных» колониях конца 1980-х - 1990-х годов мурку вполне могли и съесть. Хотя это всё же крайность. И её зеки не приветствуют. Кот - животное в зоне уважаемое. Не зря среди осуждённых популярна татуировка КОТ - коренной обитатель тюрьмы.

Сейчас в Киевском питомнике для бездомных животных работает бывший зек Александр, отсидевший за свою жизнь 18 лет. Именно в тюрьме он искренно полюбил животных. Вот его рассказ о месте животных в тюремной иерархии: «Животные на воле - это одно, а в колонии - совсем другое. Там к ним особое отношение: кто в зоне будет любить тебя так бескорыстно, как кошка? Им платят тем же. Лагерный кот - это порода! С ним поделятся последним куском, он проникается таким доверием к человеку, что теряет чувство самосохранения. Не уйдёт с дороги, даже если на него будет надвигаться колонна заключённых. Знает, его не затопчут.

В тюрьмах Англии и Германии специально заводят животных, чтобы, привязываясь к нам, заключённые отходили душой. Но у нас вдруг стали запрещать кошек в зоне, а кто на запрет не реагировал - наказывать. Всё это началось после такого случая: приехав в один из лагерей с проверкой, какой-то начальник наткнулся на кота, подошедшие потереться о ноги гостя. У нас стали отбирать котов, в мешок их - и за забор, а то и в топку! Ходили слухи, что однажды двое заключённых затолкали в топку… самого начальника режима, который проявил инициативу и бросил мешок с животными в огонь. А до этого заставлял камнями сбивать из-под крыши гнёзда ласточек с птенцами. Птицы, видите ли, ему мешали! Вот двое заключённых и подкараулили его на промзоне. Потом их, конечно, наказали в соответствие с законом».

Рассказал Александр и такой трогательный случай: «У моего знакомого так получилось: он вышел на свободу, а его питомец остался в зоне. Вернулся за котом, а охрана его не пускает. Попросил животное отдать, а его прогоняют. Тогда ребята взобрались на крышу цеха, откуда можно было поговорить, видя друг друга поверх шести заборов с колючей проволокой и предзонниками между ними - а это метров 20-25, подняли на руках кота. Мой друг позвал его, и котяра рванул к нему через эти шесть заборов! На колючей проволоке порвал себе лапу – по снегу за ним кровавый след потянулся. Кто это видел - плакали!»

Попугаи ботают по фене

В настоящее время почти во всех зонах есть аквариумы. Причём, как я заметил, содержаться они ещё лучше, чем в специализированных магазинах. А почему нет? Времени у зеков - навалом, вот и ухаживают на совесть.

А вот к собакам арестанты относятся настороженно. Оно и понятно. Собачки-то их тоже недолюбливают. Такая генетика. Были случаи, когда «вертухаевских» овчарок на северных зонах убивали и съедали. Правда, в основном не по злобе. Просто считается у арестантского люда, что собачье мясо лечит туберкулёз.

Хотя убивали собачек и из принципа. Как-то один зек порешил на территории зоны не служебную собаку, объяснив свой поступок так: «Собака ментовская скотина».

Что касается коробочек, то сейчас в них у зеков в основном не тараканы, а черепахи. Последний писк моды. Да и мышей или крыс уже держать не обычных, а декоративных. Белых. Прогресс. Рассказывают, что сейчас уже встречаются в колонии и змеи. Вот до крокодилов дело не дошло, врать не будем.

Зато в одной из зон Ленинградской области, где я побывал, жил павлин! Даже два, самец и самка, так что их поголовье со временем неизбежно увеличится. На улице стоял крепкий мороз, а павлины помещались в деревянном домике с проведённым туда отоплением (есть печка и теплобатареи). За ними - тщательнейший уход. Четверо осуждённых были официально закреплены за павлинами. Павлин, как и всякий самец в природе,- яркий, с широчайшим и красивейшим хвостом, а самка, естественно, посерее. Зовут их Кеша и Мальвина. Спрашивают начальника оперчасти данной колонии: как же павлины попали за решётку? Тот ответил уклончиво и с хитрецой: «Да вот захотели как-то зеки павлинов… А мы, администрация, что? Хотите, пожалуйста -вот вам и павлины!»

Впрочем, конечно, более распространённая птица за решёткой - попугай. Интересно, что попадаются весьма большие и даже говорящие! По фене ругаются только на «чёрных» зонах. Кроме них, всегда есть птицы и попроще - голуби, воробьи, вороны. Зеки их прикармливают, и те страшно рады, думая, что тюрьма - настоящий рай. Зимой тем более.

Зоофилы предпочитают коз

Правда, нельзя обойти при рассказе на тему о животных за решёткой и секс с ними. Некоторые совсем уж оголодавшие зеки действительно используют животных, скажем так, не по назначению. Знаменитый писатель Сергей Довлатов, который срочную службу в Советской армии «мотал» в качестве вертухая в одной из далёких зон, в воспоминаниях рассказывал, что многие зеки занимались сексом с козами. Дело это было просто-таки обыденное. И вообще - именно коз чаще всего используют для «этого» дела. Объясняется всё это просто: козы менее всего сопротивляются насильникам-зоофилам.

Помимо коз, при колониях и изоляторах, содержится много и другой живности: куры, гуси, свиньи, кролики. Попадаются и гордые индюки.

Как правило, за подобными неблагородными животными ухаживают лагерные «петухи». Поэтому остальные зеки очень забавляются, когда «петух», скажем, с ведром пшена заходит в курятник, и его тут же с радостным кудахтаньем обступают куры.

Если курица исправно несёт яйца, то жизни её некоторое время ничто не угрожает. Хотя рано или поздно итог один - в суп. То же самое и со свиньями. Хотя видел я и исключения.

В хозяйстве одного из изоляторов живёт колоссального размера свин - килограммов двести! Вех проходящих он радостно охрюкивает. Начальник оперчасти СИЗО рассказал, что его давно пора уже зарезать, пока такой нежный, но рука ни у кого не поднимается. Свина зовут ни каким-нибудь Хрюном или Пятачком, а Костей: все с ним уважительно разговаривают. Сотрудники изолятора говорят: «Константин - с греческого значит «постоянный», так что пусть живёт как можно дольше».

Как правило, животные так никогда и не выходят из тюрьмы, даже вслед за освобождающимся хозяином. Они передаются по наследству. Так что именно зверушки, как в песне, и есть самые настоящие «бессменные арестанты».

А ещё - действительно бескорыстно любят своих хозяев в чёрных робах. Им всё равно, кто они: душегубы, воры разбойники. Любить человека - такое у них предназначение.

Евгений Колесников
По материалам газеты
"За решеткой" (№5 2013 г.)