Арестантская жемчужина востока

Узбекистан - зиндан Пенитенциарные заведения, расположенные в южных регионах бывшего СССР, значительно отличаются от таких же спецучреждений, находящихся на территории нынешней России. На юге имеется своя специфика, тесно связанная с особенностями климата, историческими традициями и менталитетом местного населения. Даже в советские времена, когда существовала жесткая тенденция к унификации, среднеазиатские тюрьмы СССР имели свой особый колорит. Особенно характерен в этом смысле Ташкентский централ с его весьма богатой историей.

Первый корпус ташкентской тюрьмы был построен в 1891 году, двадцать пять лет спустя после завоевания Российской империей Средней Азии. За это время Ташкент - невзрачный городишко, ставший столицей российского Туркестана - изменился до неузнаваемости. На 1 марта 1891 года вТашкенте проживали 12 880 человек в русской части города и 120 580 человек туземного населения в азиатской его части.

Весь город утопал в зелени. Вместо узких улиц в центре проложили широкие мощеные проспекты, на месте глиняных мазанок построили изящные каменные здания - вокзал, церкви и соборы, особняки, гимназии, магазины, кафе, театры, рестораны, казармы. Не хватало только тюрьмы, но и за этим дело не стало.

По ходатайству генерал губернатора тюремный замок на Наманганской улице возвели за рекордно короткие сроки - всего за четыре месяца Любопытно, что это была первая тюрьма в Средней Азии, построенная из камня (точнее из кирпича). Ранее все подобные сооружения в тех краях были глинобитными. Камень по-узбекски называется «таш», поэтому новый замок местные жители сразу же прозвали «Таш-тюрьма».

Новая тюрьма коренным образом отличалась от восточных зинданов. В ней царила европейская чистота, порядок, каждый арестант имел спальное место, чистую одежду и неплохое (по местным понятиям) питание. Стены замка облицевали белой штукатуркой, а окна сделали маленькими, чтобы в сильную жару узники чувствовали себя комфортно. Все двести арестантов, находящихся в замке, не бездельничали, а занимались трудом в производственных мастерских. Там можно было получить профессию слесаря, токаря, кузнеца, портного, сапожника, бочара и даже выучиться на телеграфиста.

Ташкентская тюрьма имела свой павильон на ежегодной Туркестанской выставке сельского хозяйства и промышленности. Наряду, например, с павильоном кожевенных заводов Тезикова, конфетной фабрики Янческого, табачной фабрики Первушина. И это неспроста, так как ассортимент изделий, изготовленных руками заключенных, был велик - самовары, ведра, утюги, топоры, косы, вилы, лопаты, плуги, бочки и еще много чего. Не случайно ташкентская тюрьма считалась лучшей в Средней Азии, где к арестантам относились гуманно и перевоспитывали трудом.

Кровавые годы

Все изменилось после Октябрьской революции 1917 года. В Средней Азии развернулась кровопролитная гражданская война, в ходе которой между собой ожесточенно сражались белые, красные и местные басмачи.

Летом 1918 года в Ташкенте действовала подпольная «Туркестанская военная организация», в которую входило много боевых офицеров. Возглавляли ее полковник П.Г. Корнилов (родной брат известного вождя Белого движения), полковник И.М. Зайцев, бывший шеф корпуса жандармов, генерал Джунковский и полковник Блаватский (родственник известной прорицательницы).

Чекистам удалось арестовать руководителей подполья и примерно полсотни рядовых членов организации и заключить их в тюрьму. Всем арестованным грозил расстрел.уголовники конца 19 века

Но 7 января 1919 года в Ташкенте вспыхнуло белое восстание. Небольшой офицерский отряд напал на тюрьму, разоружил охрану и освободил арестованных. После боя повстанцы ушли из города и образовали ташкентский офицерский партизанский отряд, численностью более ста человек, сражавшийся в Фергане, а затем под Бухарой.

Как известно, гражданская война и борьба с басмачами в Средней Азии продолжалась долго и закончилась только в конце 30-х годов. Основной контингент заключенных в это время составляли захваченные в плен басмачи и их родственники. Позже к ним прибавились «враги народа», арестованные во время репрессий, а затем и шпионы, настоящие и мнимые.

Маэстро, деньги на бочку!

Любопытно, что в их числе оказался известный маг и прорицатель Вольф Мессинг. В самом начале войны он был эвакуирован из Москвы в Ташкент. Но в эвакуации Мессинг устроился неплохо - гастроли продолжались, география их расширялась, артист получал огромные гонорары. Но передать часть денег на нужды фронта, как это делали большинство тогдашних «звезд», Мессинг не спешил. За что и был наказан.

Во время очередного выступления в гримерку к артисту вломились бравые молодые люди в кожаных пальто и увезли его в ташкентскую тюрьму. Видимо, в качестве шутки прорицателя поместили в одиночную камеру под номером 13. На первом допросе Мессингу предъявили обвинение в шпионаже в пользу нацистской Германии. Ошарашенный Мессинг бил себя в грудь, рыдал, рвал на себе волосы, но следователи только хохотали над арестантом. Через месяц, вдоволь поиздевавшись над магом, чекисты прямо заявили, что известный гипнотизер «забыл» пожертвовать на нужды Красной Армии приличную сумму. Перепуганный Мессинг намек понял и решил отдать все, что имел. Но его заставили подписать документ о пожертвовании всего лишь одного миллиона рублей. Затем перед Мессингом извинились за допущенную ошибку, освободили и предложили продолжить эстрадную деятельность.

Уголовники и диссиденты

После окончания Великой Отечественной войны в ташкентской тюрьме обитали в основном уголовники, но изредка попадались и политические арестанты.

7 мая 1969 года в Ташкенте был арестован диссидент Григоренко. Это был довольно необычный персонаж. Петр Григоренко закончил Военно-инженерную академию им. Куйбышева и Академию Генерального штаба. Участвовал в боях на Халхин-Голе и в Великой Отечественной войне. Был награжден орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны и шестью медалями. После войны работал в Академии им. Фрунзе, в 1959 году получил звание генерал-майора.

Однако вскоре у генерала обнаружились странности в поведении. Он стал резко выступать против КПСС, советской власти и примкнул к правозащитникам. Объектом своей правозащитной деятельности Григоренко почему-то выбрал... крымских татар. Генерала уволили из армии, положили в психбольницу и признали невменяемым. Но это его не остановило.

В мае 1969 года в Узбекистане собирались судить пятерых крымских татар. Григоренко прибыл на судебный процесс в качестве наблюдателя, но его прямо в аэропорту повязали сотрудники КГБ и определили в местное СИЗО. Затем судебным процесс состоялся уже над самим Григоренко.

В начале 70-х годов в СИЗО УЯ 64/ИЗ-1 содержался знаменитый Датико Цихелашвили, известный в криминальных кругах как Дато Ташкентский. Авторитетный вор в законе, грузин по национальности, он начинал свою криминальную карьеру в Узбекистане. Дато Ташкентский имел хорошие связи в Москве, Сибири, на Дальнем Востоке. Он был лично знаком с Япончиком (Вячеславом Иваньковым), пользовался его полным доверием и даже ездил к нему в США в 90-х годах. Вообще в советское время в Узбекистане насчитывалось немало авторитетных воров в законе, но после распада СССР практически все они перебрались в Россию.

В независимом Узбекистане

Ташкентский централ всегда славился своими жестокими нравами. Но после того как Узбекистан стал независимым государством, порядки в узбекских тюрьмах еще более ужесточились. По некоторым сведениям, сейчас в Ташкентском СИЗО содержится около 18 000 человек, и эта тюрьма смело может претендовать на звание самой густонаселенной тюрьмы мира!

В камерах, рассчитанных на шесть человек, ютятся от 15 до 20 арестантов, в рассчитанных на десять человек - от 30 до 50 заключенных. Для того чтобы содержать такую массу людей, постоянно строятся новые корпуса.

В Ташкентском централе корпуса издавна называют «аулами». Первый «аул» - «Фергана-Монастырь», в нем большинство заключенных - женщины, или «монашки». Второй «аул» называется «Бухара-Шатаранга», третий «аул» - «Янгийул-Малолетка», и так далее.

Существует отдельный корпус, где содержатся осужденные, приговоренные к смертной казни. Эта высшая мера наказания довольно широко применяется в современном Узбекистане. Расстрельные приговоры приводятся в исполнение прямо на территории тюрьмы. В отличие от советских времен, сегодня каждый корпус изолирован от других, окружен высоким забором и представляет собой как бы отдельную тюрьму в миниатюре. Да и сам централ разросся и превратился в целый тюремный городок. Вот такая она, Таш-тюрьма.

По материалам газеты
"За решеткой" (№7 2010 г.)